Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия может лишиться всемирного наследия


Дмитрий Медведев и французские бизнесмены на петербургском форуме

Дмитрий Медведев и французские бизнесмены на петербургском форуме

В Петербурге завершается 15-й Международный экономический форум, который за 3 дня его работы посетили многие известные российские и зарубежные политические деятели, экономисты и бизнесмены. Было подписано немало деловых контрактов, но не все ожидания от форума оправдались.

Планировалось подписание соглашения на поставку российского газа в Китай между "Газпромом" и китайской Национальной нефтегазовой корпорацией. Однако стороны не смогли договориться о цене на топливо. Этот проект, предполагающий строительство трубопровода через природоохранные зоны России, давно вызывает недовольство экологов. Они уверены, что контракт в самое ближайшее время все равно будет подписан, и в результате пострадает уникальная природа Алтая.

Еще в сентябре 2010 года Россия и Китай подписали юридически обязывающий документ по основным условиям поставок газа. Согласно этому документу, "Газпром" готов начать строительство газопровода "Алтай" в середине 2011 года, а поставки по нему - в конце 2015 года. Однако стороны не могут подписать тридцатилетний контракт о поставках газа в Китай из-за разногласий в цене. Однако это не единственная проблема данного соглашения. Экологи считают, что реализация этого проекта приведет к разрушению уникальной природы на Алтае.

- Могут быть серьезные разрушения уникальных природных комплексов – это плато Укок, включенное в список объектов Всемирного природного наследия ЮНЕСКО, Золотые горы Алтая, - руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис России" Михаил Крейндлин.

Опасения экологов вызывает также соглашение, подписание которого намечено на последний день международного экономического форума. Россия и Франция готовы подписать контракт о строительстве пяти горнолыжных курортов на Северном Кавказе. Французы готовы инвестировать в этот проект 1 миллиард 200 миллионов евро. Однако эти курорты частично будут располагаться на территории природных заповедников.

- Это четыре государственных природных заповедника – Кавказский, Тебердинский, Кабардино-Балкарский и Северо-Осетинский, - говорит Михаил Крейндлин. - При этом кавказские заповедники, включая плато Лагонаки, - это тоже объекты Всемирного природного наследия. К сожалению, других вариантов до сих пор не рассматривалось. Мы не против принципиального энергетического сотрудничества с Китаем или развития туризма на Кавказе. Мы против того, чтобы проект реализовывался именно на этих условиях. Потому что это, во-первых, нарушение и российского, и международного законодательства, а именно – конвенции об охране Всемирного культурного природного наследия ЮНЕСКО. Это, безусловно, приведет к разрушению уникальных природных комплексов. При этом мы абсолютно уверены, что реализовывать эти проекты можно вне заповедных территорий.

19 июня в Париже начнется очередная сессия комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО, на которой будут обсуждаться проекты строительства трубопровода на Алтае и курортов в природоохранных зонах Кавказа. Возможно, это стало одной из причин того, что Китай и Россия не подписали соглашение на форуме. Если бы это случилось, то комитет всемирного наследия ЮНЕСКО мог бы включить объекты "Золотые горы Алтая" и "Западный Кавказ" в список "Всемирное наследие под угрозой". Это бы означало, что Россия как член организации не выполняет своих обязательств и, более того, сознательно идет на нарушении конвенции об охране Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

- Для того чтобы легитимизировать эти проекты, минприроды России пытается изменить закон об особо охраняемых природных территориях, чтобы разрешить там изъятие земель заповедников, строительство в национальных парках, перевод заповедников в категорию национальных парков, - продолжает Михаил Крейндлин. - Против этого очень сильно возражают неправительственные организации, специалисты. Пока проект удалось затормозить, более того, на последнем заседании Госсовета президент Медведев говорил, что в таком виде этот законопроект лучше не принимать. Но понятно, что лоббирование продолжается, и есть шанс, что его в каком-то виде примут. Могу сказать сразу, что, по крайней мере, в отношении объектов Всемирного наследия это ничем не поможет, потому что изменить международную конвенцию даже нашим чиновникам при всех их возможностях не под силу. Не представляю себе ни одного серьезного инвестора, который "подпишется" под тем, чтобы на его деньги уничтожался объект мирового наследия. Тем более что, например, экологическая и социальная политика Европейского банка реконструкции и развития такова, что такие проекты не могут поддерживаться этой структурой, а все крупные инвесторы ориентируются на эти крупные финансовые институты.

По мнению экономистов, любой крупный инфраструктурный проект связан с экологическими рисками, вопрос только в том, насколько компания может ими управлять. Директор центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов считает, что экологические риски обычно не отпугивают западных инвесторов:

- Есть противоречие между природоохранным вектором и, соответственно, инфраструктурным. Вопрос как раз именно в том, насколько удастся договориться о каких-то решениях, связанных с обеспечением охраны. Когда реализовывался проект "Сахалин-2", там происходили очень серьезные компенсационные выплаты, в том числе и на развитие и распределение системы. То же самое, судя по всему, будет реализовано и в отношениях с китайским партнером, и в направлении развития курортов Северного Кавказа. Очевидно, что создавать туристические кластеры там будет необходимо, потому что республики являются дотационными, и собственных точек для роста у них пока что нет, а кластер может улучшить ситуацию и обеспечить рабочие места. Всем известно, безработица в Северо-Кавказском округе достаточно высокая. Что касается экологической составляющей, здесь необходимо прежде всего договариваться с экологическими организациями. Если будет построена эффективная программа восстановления, в частности, лесного фонда - по такому же принципу, как работали ВР или Shell в развивающихся странах, то такие проекты вполне жизнеспособны. Если эти соглашения не будут достигнуты, то придется искать альтернативные возможности и запускать дополнительные проекты экологической поддержки. Все будет зависеть от того, насколько компаниям удастся компенсировать урон, который неизбежен при любом строительстве.

Ситуация с этими проектами напоминает строительство трассы Москва-Санкт-Петербург через Химкинский лес с привлечением иностранного капитала. Раньше Химкинский лес принадлежал к защитным лесам первой категории, однако из-за проекта платной автомагистрали был лишен этого статуса. Экологи опасаются, что в угоду планам по строительству трубопровода и курортов на Северном Кавказе такая же участь может постичь объекты всемирного наследия ЮНЕСКО на Алтае и на Кавказе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG