Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белоруссия политическая: полгода плохая погода


Бывший кандидат в президенты Белоруссии Андрей Санников в суде, 27 апреля 2011 г

Бывший кандидат в президенты Белоруссии Андрей Санников в суде, 27 апреля 2011 г

Полгода тому назад, 19 декабря 2010 года, Центризбирком Белоруссии огласил результаты выборов президента страны. С безоговорочным отрывом от девятерых преследователей в четвертый раз подряд на высший государственный пост взошел Александр Лукашенко. Сразу же после закрытия избирательных участков десятки тысяч людей попыталась оспорить сомнительные, с их точки зрения, цифры, заполнив центральные улицы белорусской столицы. Итог мирной акции известен: сотни избитых и задержанных, десятки арестованных за "организацию массовых беспорядков".

В результате совместной спецоперации МВД и КГБ Белоруссии более 700 участников акции против фальсификации итогов президентских выборов были задержаны и впоследствии приговорены к разным срокам административных арестов. В ночь на 20-е декабря из десяти кандидатов в президенты на свободе остались лишь двое – Александр Лукашенко и ученый-экономист Виктор Терещенко, позиционировавший себя как независимый претендент на высший пост.

Лидер кампании "Говори правду" Владимир Некляев вместе со своими сторонниками был нейтрализован спецслужбами еще до начала митинга; Андрея Санникова, Николая Статкевича, Дмитрия Усса, Ярослава Романчука, Григория Костусева, Алексея Михалевича и Виталия Рымашевского задержали непосредственно во время акции или же, по старой чекистской традиции, увели на рассвете.

Ярослав Романчук после скандального заявления для государственных СМИ, зачитанного со шпаргалки, утром следующего дня был "реабилитирован", в разряд подозреваемых перевели Григория Костусева и Дмитрия Усса, всем же остальным было предъявлено обвинение в организации массовых беспорядков. Максимальная санкция по соответствующей статье Уголовного кодекса – до 15 лет лишения свободы. Своей участи политиков оставили ждать в изоляторе Комитета госбезопасности, два месяца не допуская к ним не только родных, но даже адвокатов.

Массовых беспорядков 19 декабря ни на площади Независимости, ни на Октябрьской площади, ни на центральном проспекте не было, и этот уголовный состав должен быть пересмотрен
Правозащитник Елена Тонкачева до сих пор уверена, что столь жесткая реакция властей на мирный протест не имеет ничего общего с правосудием:

– Это очевидный правовой нонсенс. Это исключительно политический расклад, связанный с попыткой переформатирования некого политического пространства и лидеров общественного мнения на этом политическом поле. С этой точки зрения нужно четко понимать и делать акцент на следующем: массовых беспорядков 19 декабря ни на площади Независимости, ни на Октябрьской площади, ни на центральном проспекте не было, и этот уголовный состав должен быть пересмотрен, – уверена Елена Тонкачева.

Всего по "делу 19 декабря" обвинения были предъявлены более, чем полусотне человек, почти все они получили реальные тюремные сроки или же наказание с отсрочкой приговора. По-максимуму судебная система оценила роль в оппозиционной акции Николая Статкевича: одного из лидеров социал-демократического движения Белоруссии приговорили к 6 годам колонии усиленного режима. Неизвестный доселе Дмитрий Усс получил 5,5 лет тюрьмы. Как утверждают аналитики, как раз за то, что не "сдал" Статкевича, с которым бизнесмен совместно вел избирательную кампанию. Руководитель гражданской кампании "Европейская Беларусь" Андрей Санников осужден на 5 лет колонии усиленного режима. Владимир Некляев и Виталий Рымашевский получили условные сроки с отсрочкой приговора, Григорий Костусев остается в статусе подозреваемого, а Алексей Михалевич, находясь под подпиской о невыезде, умудрился сбежать в Чехию.
Осужденный на два года ограничения свободы условно Сергей Возняк, доверенное лицо Владимира Некляева, полагает, что в самих приговорах ярко прослеживается политический заказ на конкретных политиков:

– Понятно, что эти решения суда не имеют никакого отношения с правосудием, и в правовом государстве ничего подобного не может быть в принципе. Ведь все кандидаты в президенты, их доверенные лица, все делали одно и то же: звали людей на мирный митинг. Однако кто-то решил, что группу Санникова и Статкевича надо очень жестко наказать по статье "массовые беспорядки", где пять и более лет, группы Некляева и Рымашевского наказать, но более или менее мягко – за "грубое нарушение общественно порядка". А команды Костусева и Романчука решили вообще не наказывать, хотя они тоже звали людей на площадь. В правовом государстве быть такого не может: либо никто не виноват, либо все виноваты. Понятно, что это просто политические решения. А если это увязать с заявлениями Лукашенко, что выпустим и т.д., – конечно, выпустят. Потому что экономическая ситуация однозначно об этом говорит, и акции солидарности внутри страны и за ее пределами тоже об этом говорят. Никуда он не денется: будут люди помилованы, выпущены, а впоследствии все будут реабилитированы, независимо от того, кто по какой статье пошел и какие сроки получил, – уверен Сергей Возняк.

17 июня во время более чем пятичасовой пресс-конференции президент Белоруссии Александр Лукашенко затронул и тему политзаключенных. Он заявил, что готов рассматривать вопрос об освобождении осужденных по делу о массовых беспорядках в день президентских выборов. Однако не из гуманных побуждений:
Понятно, что эти решения суда не имеют никакого отношения с правосудием, и в правовом государстве ничего подобного не может быть в принципе

– У нас же, по-моему, всего два или три человека – Санников, Усс и Статкевич – осуждены. И вот все кричат: "Вы освободите!". Мы не кровожадные. Мы никого в тюрьме в нагрузку государству не держим. Не только этих так называемых политических заключенных. Все их лицо увидели. Вы не думайте, что Лукашенко их держит в связи с тем, что они ему конкуренты. Слушайте, ну конкуреция-то уже прошла. Нарушили закон – ответили. Придет время – завтра, послезавтра, еще когда-то, да не будем мы их в этой тюрьме держать. Слишком это дорого для них. И слишком это большая честь для них, осквернять там тюрьмы. Там достойные люди в тюрьме сидят. И они еще там, – заявил Александр Лукашенко.

Эксперты уверены, что говорить о политзаключенных Лукашенко будет вынужден все чаще. После президентских выборов почти две сотни высших должностных лиц, судей, прокуроров, силовиков оказались в "черных списках" США и Евросоюза. Возглавляет список сам Лукашенко. Контакты с теми, кто имел непосредственное отношение к репрессиям, Запад отрицает в принципе. На повестке дня – экономические санкции. Этого белорусское руководство опасается куда больше, чем невозможность попасть за океан или в Европу. Страна, переживающая острый финансовый кризис, как никогда зависит от внешних заимствований. В результате может начаться торг арестованными. К тому же, зреют протестные настроения в самой Белоруссии. За последнее время состоялись несколько акций, стоивших нервов высшему руководству.

Экс-кандидат в президенты, условно осужденный Виталий Рымашевский считает, что попытки официального Минска изолироваться от мира ни к чему не приведут:

– Раньше, возможно, сложно было людям объяснить, чем именно ущербна наша политическая система, к чему она ведет, зачем нам необходимы свободные выборы. Но сейчас пришло время говорить людям правду и объяснять, что нынешний экономический кризис напрямую связан с политикой, с нашей ущербной политической системой. Никакие кредиты, никакая антикризисная программа не будет работать в Республике Белоруссия, пока не будут выполнены политические условия. А основное политическое требование – это свободные выборы, это свобода средств массовой информации и свобода деятельности общественных организаций и политических партий.

За прошедшие полгода Белоруссия пережила немало потрясений, главным из которых, несомненно, стала террористическая атака в Минском метрополитене 11 апреля. В результате взрыва мощного самодельного устройства 15 человек погибли, более 200 получили ранения. Буквально через несколько дней власти заявили о поимке террориста-"слесаря" и его пособников, им же приписаны и взрывы прошлых лет. Однако многие до сих пор ставят под сомнение успех предприятия: уж слишком натянутой кажется случайность чрезвычайного происшествия – на фоне громких политических процессов, бушующего кризиса и недовольства народных масс. Говорит юрист Сергей Балыкин:

– Что касается самого этого взрыва, то, честно говоря, у меня возникают два вопроса. Во-первых, неужели у нас настолько талантливые слесари, способные изобрести взрывчатку, доселе невиданную спецслужбами – не только белорусскими, но и других государств? И, во-вторых, неужели белорусские спецслужбы настолько беспомощны, что они не смогли раскрыть взрывы в Витебске, взрыв 3 июля в Минске и действительно были вынуждены ожидать таких трагических событий, чтобы совершенно "случайно" поймать террориста, который признался во всех взрывах. Когда я увижу вынесенный судом приговор, при том, что этот приговор будет вынесен по результатам открытого, действительно состязательного судебного процесса, прошедшего без всяких процессуальных нарушений, тогда я поверю версии белорусской власти. А пока я буду сомневаться и, как велит мне закон, как велит мне Конституция, поскольку никто не может быть виновным иначе как по приговору суда, всякие сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого, – сказал Сергей Балыкин.

Во время пресс-конференции Александр Лукашенко весьма оригинальным образом выразил свое отношение к белорусскому народу: "Хотя я зол на людей, которые создали эту панику и ажиотаж, хватали соль и спички, тем не менее, народ не выбирают", – заявил он и уточнил, что главная проблема – в Минске. Но Минск – не вся страна, и с Минском Лукашенко пообещал справиться в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG