Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
«Везет» Петербургу со всяческими, как принято выражаться в Интернет-сообществе, «никами». И если «бандитский Петербург» – скорее «погоняло» 1990-х, а «культурная столица» воспринимается как эвфемизм 2000-х, то «столица толерантности» – понятие, возникшее относительно недавно и намекающее на представленные в городе 37 религиозных конфессий и действующую городскую программу «Толерантность». Возможно, поэтому именно у нас прошла недавно III Межрегиональная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы совершенствования государственно-конфессиональных отношений в Санкт-Петербурге и регионах Российской Федерации (по итогам решений Президиума Государственного Совета Российской Федерации от 11.02.2011, г. Уфа» (прошу прощения за столь длинное наименование, но хочется быть максимально точной).

За этим достаточно нейтральным названием скрывается многое. Например, то, что государство все теснее и теснее стремится работать с религиозными организациями. Во всех регионах создаются специальные советы при главах субъектов федераций, куда в обязательном порядке входят представители всех основных конфессий и самые яркие посланцы религий, так сказать, «неосновных», но действующих в данной местности. Если кто-то возразит мне, что такие советы ничего не решают, одновременно будет и прав, и неправ. Все зависит от региона и его руководителя, а также от представителя религиозной организации, его жизненной позиции и вовлеченности в общественную жизнь.

На конференции часто поднимался вопрос о преподавании в школах нового курса основ религий. Об этом говорили и представителями всех церквей, и ученые-разработчики курса, и ответственные чиновники. Представители регионов рассказывали, как эксперимент проходит у них, при этом выяснилось много интересного и показательного. Например, в таком исторически православном регионе, как Вологодская область, по словам советника губернатора Надежды Дойниковой, в ходе эксперимента половина школьников выбрали для изучения светскую этику, 16 процентов – курс по истории мировых религий, а основы православной культуры – лишь 25 процентов. Уполномоченный президента Карачаево-Черкессии по связям с религиозными организациями Евгений Кратов сообщил, что курс истории мировых религий выбрали 74,6 процентов учащихся, 19 процентов отдали предпочтение основам светской этики и только 7 процентов назвали в качестве изучаемого предмета основы православия или ислама. Особенно эти цифры показательны, если знать, что с 1999 года в республике в качестве эксперимента вне рамок школьной программы изучались основы православия и ислама. Оказывается, вначале имамы и батюшки с большой радостью приступали к преподаванию этого предмета. Но через полгода те же имамы признали, что светское учебное заведение – не то место, где надо изучать ислам, что в обычной школе чрезвычайно сложно преподавать религиозный курс так, как его обычно дают в специализированном учебном заведении. Конечно, сейчас школьные предметы должны вести специально подготовленные учителя (с ними, кстати, тоже трудностей хватает), а духовенство они, по меткому выражению выступающего, используют «в качестве учебного пособия».

Настоятель Санкт-Петербургского дацана Буда Бадмаев особо отметил, что, обращая внимание на учеников, не следует забывать и о взрослых – родителей этих детей. «Дети не живут в школе. Но, к сожалению, на взрослом, родительском уровне, в некоторых семьях говорится совершенно не то, чему учат в школе. Нетерпимость к другим, в большинстве случаев, формируется в семье».

А протоиерей Александр Будников, председатель Миссионерского отдела Санкт-Петербургской епархии Русской Православной церкви, настоятель храма Илии Пророка на Пороховых, посетовал на то, что порой слышит от представителей различных уровней власти, что «церковь у нас отделена от государства, а государство – светское». Но светскость, по мнению протоиерея, абсолютно не означает «атеистичность».

Оказывается, на февральском заседании Государственного совета в Уфе в ходе обсуждений о том, что может объединить людей разных религий и национальностей, что может послужить основой для сплоченности, участники во главе с президентом пришли к выводу, что нет другого выхода, кроме как начать формировать единую общность - «российская нация». По словам директора Департамента межнациональных отношений Министерства регионального развития Александра Журавского, выросло уже два поколения школьников, которые не знают и вряд ли когда-то слышали такие выражения, как «единая многонациональная общность – советский народ» и «дружба народов». Инерция идеологической советской промывки мозгов заканчивается. «Понятие «российская нация» не разделяет людей по национальностям или другим признакам, наоборот: мы должны объединиться вокруг понимания того, что все мы – одна страна, одна нация», – отметил Журавский. В связи с чем вспомнилась графа в паспортах иностранцев nationality, которую у нас часто, особенно в 1990-е годы, переводили как «национальность», в то время как это – «гражданство», то есть принадлежность к единой общности, которая и формирует большую нацию, американскую ли, немецкую ли, либо какую-то другую. Вот теперь – и российскую.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG