Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Похищен очередной житель Ингушетии. Условия содержания в тюрьмах Грузии. Попытка военного переворота в Южной Осетии.Борьба с кавказским терроризмом в Европе. "Фактор Буданова". В ожидании встречи по Карабаху. Церковный бунт в Абхазии. Межрелигиозные конфликты в Дагестане. Будет ли уволен тренер азербайджанской сборной по футболу?




Александр Касаткин: Вот уже год на территории трёх районов Ингушетии действует режим контртеррористической операции. В настоящее время обстановка в республике относительно стабильная и никаких видимых причины для сохранения такого режима нет. К тому же режим КТО не является препятствием для неизвестных групп, занимающихся похищением людей. Рассказывает глава назрановского офиса Правозащитного центра «Мемориал» Тимур Акиев.

Тимур Акиев: Вот уже год на территории трёх районов Ингушетии действует режим контртеррористической операции. В настоящее время обстановка в республики относительно стабильная и никаких видимых причины для сохранения такого режима нет. К тому же режим КТО не является препятствием для действия неизвестных групп занимающихся похищением людей.
По данным ПЦ «Мемориал» за шесть месяцев текущего года в республике было похищено четыре человека, один из которых впоследствии был найден убитым, одного освободили предположительно за выкуп, местонахождение двух других неизвестно до сих пор.
Последний случай похищения произошёл в мае. Это произошло 14 -го числа на федеральной трассе «Кавказ», недалеко от кафе «Тушоли». Вот уже месяц родственники не могут установить местонахождение жителя с. Донгарон Руслана Пошева.
Несколько дней у родственников не было никакой информации о том, как пропал Руслан. Около полудня он выехал из города Карабулак, а затем связь с ним прервалась.
16 мая на дороге между населёнными пунктами Гази-Юрт и Экажево обнаружили машину Пошева со следами борьбы в салоне автомобиля. А ещё через некоторое время родственникам удалось найти очевидцев похищения, которые видели как забирали Руслана. Свидетели опознали машину Пошева, а так же его самого по фотографии и по одежде, которая была на нём в тот день
В день похищения Руслана в доме Пошевых сотрудники УФСБ РФ по РИ провели обыск. Силовики заявили родственникам, что у них есть информация о том, что Руслан примкнул к участникам незаконных вооружённых формирований. После обыска был составлен акт о проведении оперативно-розыскного мероприятия. Из дома были изъяты все телефонные сим-карты, мобильные телефоны, банковская карта, а также боевые патроны к табельному оружию Руслана (он работал в службе судебных приставов). В то же время, в управлении ФСБ отрицают свою причастность к задержанию Пошева.
31 мая, после проведения необходимой процедуры проверки всех обстоятельств исчезновения Пошева, следственным комитетом по Республике Ингушетия было возбуждено уголовное дело по факту его похищения.
Родственники похищенного неоднократно были на приёме в республиканском Совете безопасности. С матерью Пошева встречался глава республики Евкуров. Все официальные лица заверили родных в том, что предпринимают максимум усилий к установлению его местонахождения. По состоянию на 16 июня никакой новой информации о его судьбе у следствия не появилась.
В конце мая текущего года прокурор республики Юрий Турыгин встретился с представителями международной правозащитной организации Amnesty International
На этой встречи говорили и о проблеме похищения людей. По данным ингушской прокуратуры в период с 2008 года на начала мая 2011 года в Ингушетии зафиксировано 20 насильственных исчезновений граждан, в 19 случаях возбуждены уголовные дела. По словам прокурора на территории республики работала Комплексная программа по борьбе с похищениями людей и розыску без вести пропавших лиц на 2007-2010 годы. По инициативе прокурора республики данная программа была принята вновь в текущем году. Об эффективности действия этой программы ничего не сообщается.

Александр Касаткин: Во вторник 14 июня омбудсмен Грузии Гиорги Тугуши представил в парламенте доклад по правам человека за 2010 год. Основную часть выступления он посвятил ситуации в тюрьмах и местах временного заключения. Рассказывает Олеся Вартанян.

Олеся Вартанян: Во второй по величине тюрьме в Ксани есть своеобразный обряд «посвящения». Всех новичков в первый же день прогоняют через «коридор» охранников. Каждого из 3300 заключенных учат «хорошим манерам», избивая дубинками.
Об этом сегодня парламентариям рассказал Народный защитник Гиорги Тугуши. Его выступление длилось чуть меньше часа, и около половины этого времени он посвятил условиям содержания в тюрьмах и местах временного заключения.
В самом начале выступления Тугуши привел точные цифры всех визитов своих сотрудников в 19 тюрем Грузии. Общее число посещений – около 700, удалось опросить около 1200 человек. Благодаря этой скрупулезности, ни у кого не осталось сомнений в том, что результаты исследования, проведенного аппаратом Народного защитника, не нуждаются в проверке.
«Самой главной проблемой в тюремной системе остается переполненность мест заключения», - сказал Тугуши. Но эта ситуация не исключительная компетенция ведомства, отвечающего за работу тюрем. Парламентарии, принимающие соответствующие законы и поддерживающие практику «нулевой толерантности», не в меньшей степени ответственны за происходящее. Это Народный защитник ясно дал понять депутатам:

Григории Тугуши: К концу 2010 года лимит для заключенных в тюрьмах был почти полностью исчерпан. В случае роста численности заключенных, вызванного жесткой политикой уголовного наказания и неэффективностью системы заместительного освобождения, все тюрьмы, возможно, очень скоро столкнутся с проблемой переполненности».

Олеся Вартанян: По словам омбудсмена, несмотря на строительство новых, более комфортных тюрем, сотрудники пенитенциарного ведомства продолжают охотно прибегать к советским методам воздействия на заключенных.
В частности, в одной из глданских тюрем карцер по-прежнему используется для наказания. Небольшое помещение забивают людьми так плотно, что они могут только стоять. Некоторым приходится проводить на ногах всю ночь, рассказал Гиорги Тугуши.
Самая высокая смертность в тюрьмах пришлась на прошлый год. 142 смерти, в основном, от туберкулеза. Тугуши считает, что многие из погибших были бы спасены, если бы тюремное руководство согласилось на их своевременный перевод в лечебное отделение. Вместо того чтобы наказать сотрудников, виновных в гибели людей, министерство пыталось скрыть факты смерти заключенных:

Гиорги Тугуши: За отчетный период зарегистрировано несколько случаев, когда умирающего заключенного переводили из тюрьмы в гражданскую больницу для того, чтобы факт его смерти был зафиксирован вне тюремной системы. Вместо того чтобы бороться с причинами смертности, министерство заботится о том, чтобы избавиться от умирающего заключенного.

Олеся Вартанян: В своем выступлении Тугуши также затронул и другие проблемы: переселение беженцев, нарушения в судопроизводстве, свобода слова в стране.
Несмотря на то, что сегодняшний доклад Народного защитника был посвящен прошлогоднему периоду, в конце выступления Георгий Тугуши коснулся и событий 26 мая. Он в очередной раз заявил, что во время разгона митинга была применена непропорциональная сила, и призвал парламент взять под контроль расследование фактов превышения полномочий отдельными работниками спецназа.
Доклад в целом был положительно принят как оппозицией, так и партией власти. Оппозиция поставила вопрос об ответственности конкретных министров, но инициатива провалилась. Парламент примет постановление об отчете Народного защитника на пленарном заседании в пятницу.

Александр Касаткин: В среду 15 июня группа сотрудников силовых структур самопровозглашенной республики Южная Осетия ворвалась в парламент и попыталась силовым способом вынудить депутатов внести поправки в Конституцию, которые позволили бы действующему президенту Эдуарду Кокойты остаться на третий срок. Рассказывает Марк Крутов.

Марк Крутов: Как сообщил спикер парламента Южной Осетии Станислав Кочиев, утром 15 июня, когда пленарное заседание подходило к концу, "группа граждан, представляющих общественность и силовые структуры Южной Осетии, попросили дать им возможность обратиться к депутатам". В зал заседаний было разрешено войти лишь двум представителям группы, однако в здание ворвались более десяти человек. В их числе были заместитель министра обороны Ибрагим Гассеев и начальник госохраны Геннадий Кокоев. Они потребовали немедленного внесения изменений в конституцию. Им было отказано со ссылкой на регламент работы парламента. После этого силовики с помощью своих сторонников на улице блокировали здание, стали вызывать в кабинеты депутатов и собирать с них подписи под требованием немедленно рассмотреть вопрос о третьем сроке президента. По словам Станислава Кочиева, в результате такого давления главы трех парламентских комитетов написали заявления о сложении с себя полномочий. Разблокировать здание парламента удалось лишь через несколько часов.
Как сообщают информационные агентства, действиями силовиков руководил заместитель министра обороны Гассеев. Именно он некоторое время назад создал инициативную группу по проведению референдума. На голосование предлагалось вынести два вопроса. Первый – "Согласны ли вы, что государственными языками Республики Южная Осетия должны быть русский и осетинский языки?". Второй – "Согласны ли вы, что одно и то же лицо может занимать пост президента три срока подряд?". Необходимое число подписей в поддержку референдума было собрано и передано в центральную избирательную комиссию. Та, в свою очередь, направила документы в Верховный суд. 14 июня он вынес решение: вопрос о третьем сроке противоречит конституции и на референдум вынесен быть не может, изменить основной закон может только парламент. Именно поэтому, как рассказал журналистам представитель инициативной группы Игорь Алборов, туда и направились Ибрагим Гассеев со своими сторонниками.
Сам президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, полномочия которого истекают в ноябре этого года, от произошедшего открестился. 16 июня он в очередной раз подчеркнул, что не при каких условиях не будет баллотироваться на третий срок. Сразу после этого генеральный прокурор самопровозглашенной республики Таймураз Хугаев заявил, что группа военных во главе с заместителем министра обороны может быть привлечена к уголовной ответственности за инцидент в парламенте. Впрочем, эксперты считают, что за произошедшим стоит именно Эдуард Кокойты, а также российские власти.
Вот что сказал в интервью Радио Свобода координатор рабочей группы центра изучения Кавказа и Центральной Азии Института востоковедения Российской академии наук Александр Скаков:

Александр Скаков: То, что случилось в Южной Осетии, можно трактовать как попытку государственного переворота. Безусловно, Москва, как и народ Южной Осетии, заинтересована в сохранении стабильности республики. Люди, что называется, перестарались. Во главе этой группы стояли люди из руководства. Совершенно понятно, что такие люди без команды сверху, а именно – от верховного главнокомандующего, президента – на такие шаги не пошли бы. Тем не менее, президент открестился от этой группы и получилось, что эти люди подставили сами себя, вышли за рамки конституционного поля. Я думаю, что на этом их карьере в военном ведомстве будет положен конец..

Марк Крутов: О том, что Москва заинтересована в стабильности политической жизни Южной Осетии, или хотя бы видимости этой стабильности, говорит и тот факт, что о событиях в Цхинвали не рассказал ни один федеральный телеканал. Тем не менее, ситуация накануне предстоящих в ноябре президентских выборов складывается сложная – очевидной замены Эдуарду Кокойты, возглавляющему самопровозглашенную республику с 2001-го года, просто нет. Кто может оказаться в списке кандидатов?

Александр Скаков: Выборы уже скоро, до сих пор еще нет более-менее четкого списка кандидатов, нет реальных оценок их рейтинга. Часть из них можно отнести к потенциальным преемникам Кокойты: генпрокурор Таймураз Хугаев, который является родственником Кокойты, член парламента республики Вадим Цховребов - эти люди близки к окружениию действующего президента. Есть и другие люди, которые, хотя и входят в партию власти, но, тем не менее, отстранены от окружения Эдуарда Кокойты – например, посол Южной Осетии в России Дмитрий Медоев. Есть и другие – в частности, некоторые силовики. Сейчас непонятно, кто из них будет баллотироваться вообще. Пока наибольший шанс, мне кажется, все-таки у Медоева, он является наиболее оптимальной фигурой.

Александр Касаткин: Сами власти Южной Осетии оценивают произошедший 15 июня захват парламента как "небольшой инцидент". По словам пресс-секретаря законодательного органа Инны Габараевой, "состоялся достаточно серьезный разговор, который не перерос в конфликтную ситуацию". Сейчас парламент "работает в привычном режиме", а обстановка в Цхинвали "спокойная и стабильная". Что касается второго вопроса, который Ибрагим Гассеев и его сторонники хотели вынести на референдум - вопроса о придании русскому языку в республике статуса государственного, - то голосование по нему все-таки состоится. Его, как сообщают официальные лица в самопровозглашенной республике, инициирует сам Эдуард Кокойты.
Наш корреспондент Мурат Гукемухов побеседовал с вице-спикером югоосетинского парламента Юрием Дзицойты, который в знак протеста заявил о своей отставке.

Мурат Гукемухов: Юрий Альбертович, скажите, пожалуйста, что все-таки случилось? Ваша оценка вчерашних событий.

Юрий Дзиццойты: Была создана инициативная группа по проведению референдума. На референдуме предполагалось узнать мнение народа относительно третьего срока для ныне действующего президента. Суд первой инстанции отказал инициативной группе в этой просьбе и порекомендовал им обратиться в парламент, поскольку изменения в Конституцию по статье 48 вносятся именно по решению парламента. По средам у нас обычно бывают сессии. Мы пригласили этих людей и договорились, что дадим им слово в конце, когда повестка дня будет исчерпана. По их же оценкам собралось где-то человек 200. Стольких мы не могли принять. Приглашены были два - три, максимум, пять человек. Но пришло слишком много людей. Молодые люди нетерпеливые. Они решили, что именно сейчас и только сейчас будут выступать. С этого все и началось. Они блокировали парламент, сказали, что никого не выпустят до тех пор, пока не будут стоять подписи под обращением от имени депутатов к парламенту. Я им пытался объяснять, что это уголовно наказуемое деяние. Говорили долго. Я отказался ставить свою подпись. Но они, я знаю, говорили с каждым депутатом в отдельности в разных кабинетах.

Мурат Гукемухов: Простите, то есть всех разводили по кабинетам и отдельно с ними разговаривали?

Юрий Дзиццойты: С кем-то говорили во дворе, с кем-то - в коридоре, с кем-то - в кабинете. Меня блокировали в зале заседания.

Мурат Гукемухов: Угрожали?

Юрий Дзиццойты: Ну, было такое дело. Это были представители силовых структур, поэтому, в случае невыполнения их требований, они обещали взять в руки оружие. Правда, тех, кто это утверждал, было меньшинство. Среди них были люди, которые очень трезво оценивали ситуацию, и они агрессивно настроенных людей моментально выдворили из зала. В общем, эта тема не получила развития.

Мурат Гукемухов: Есть какая-то реакция парламента?

Юрий Дзиццойты: Я написал заявление, вот вам реакция. И еще три человека, насколько мне известно, тоже написали. Фракция коммунистов выступила со своим заявлением.

Мурат Гукемухов: Юрий Альбертович, очень много депутатов не присутствовало на этой сессии. Как вы считаете, может, они знали, что предстоит такая неприятность, что будет захват парламента?

Юрий Дзиццойты: Я подозреваю, что некоторые, действительно, знали и потому не пришли. Вообще, это не позиция – уйти, просочиться куда-то сквозь песок и сделать так, чтобы тебя не было видно.

Мурат Гукемухов: Юрий Альбертович, скажите, как в Осетии отнеслись к этому? Все-таки это были не школьные учителя - люди, захватившие парламент, - это были военные. Какая реакция в обществе? Испугались? Как это повлияет на выборы? Повлияло ли это на отношение населения к президенту?

Юрий Дзиццойты: Мне звонят по телефону и из разговоров я знаю о том, что это было неприятно всем - от президента до рядовых граждан. Кстати, когда все «рассосалось», наш председатель связался с президентом, который в это время отсутствовал. Он, видимо, по своим каналам дал соответствующие указания, и к нам зашли лидеры этой инициативной группы - они официально попросили у нас прощения. Потом приехал глава администрации президента. Мы с ним пообщались, и он официально, от имени президента, принес нам свои извинения. Я, например, удовлетворен.

Мурат Гукемухов: Тем не менее в отставку вы подали. Почему?

Юрий Дзиццойты: Я подал в отставку, потому что был беспредел. Я одновременно с четырьмя молодыми людьми общался, каждый из них говорил свое. Позиция одного из них была такова: мы вас выбирали, и вы должны делать так, как мы скажем. Я им сказал, что это не позиция. И если вопрос ставится таким образом, я сейчас же выйду и напишу заявление об уходе, потому что я в таких условиях работать не могу. Что значит, "мы тебя выбирали, и ты должен делать так, как мы скажем"?!

Мурат Гукемухов: Как вы считаете, они "подставили" президента?

Юрий Дзиццойты: Я думаю, что да. Знаете, они ему оказали медвежью услугу. На самом деле вопрос, который они подняли, о продлении срока президенту, мог быть рассмотрен в парламенте. И наша конституция, и законы позволяют вносить соответствующие изменения в Конституцию. Мы им пытались объяснять, как это нужно делать в рамках закона. Если бы все делалось в рамках закона, то не было бы никаких разговоров. А поскольку все это происходит накануне выборов, они - в цейтноте, и кто-то им, видимо, подсказал, что нужно торопиться.

Мурат Гукемухов: Скажите, кто они все-таки? Это просто группа военных? Что это за люди, и какая у них мотивация, по-вашему?

Юрий Дзиццойты: Это инициативная группа, которая официально зарегистрирована при Минюсте. К моему сожалению, туда входят, в основном, военные, представители МВД, в общем - силовики. Закон Южной Осетии об обороне запрещает им заниматься политикой, тем более предвыборными делами, и организовывать какие-то инициативные группы. Я не знаю их поименно, я знаю только нескольких из них. Я считаю, что они не должны заниматься политикой.

Мурат Гукемухов: Юрий Альбертович, не кажется ли вам, что этой акцией они фактически пресекли всякую возможность третьего срока?

Юрий Дзиццойты: Я думаю, что да. Я думаю, что сейчас серьезно уже никто ставить вопрос об этом не будет. То, что они вытворяли там, закрыв все входы-выходы и устроив ор: «пока вы не поставите подписи, никто отсюда не выйдет»… Эта акция, в общем, скорее была направлена на срыв той цели, которую они озвучили.

Александр Касаткин: 7 июня во Франции во время операции по задержанию подозреваемых в причастности к террористической деятельности на Северном Кавказе погиб беженец из Чечни Аслан Дашлакаев. Рассказывает Магомед Ториев.

Магомед Ториев: 7 июня в Ницце около 6 часов утра сотрудники специального подразделения французской полиции по борьбе с терроризмом, выломав дверь, ворвались в квартиру, где проживали 8 беженцев из Чечни. Двое молодых чеченцев, увидев направленное на них оружие, решили бежать и выпрыгнули с 3 этажа. Один из них, Аслан Дашлакаев погиб, другой был доставлен в больницу в тяжелом состоянии. После допроса в полиции пятерых задержанных отпустили, одного оставили под стражей.
12 июня в Ницце состоялся митинг против действий полиции в отношении беженцев из Чечни с требованием справедливого расследования гибели Аслана Дашлакаева. Полиция Франции и ранее проводила подобного рода операции и действовала не менее жестко, но беженцы не протестовали, поскольку предыдущие задержания имели под собой хоть какое-то основание.
В прошлом году в Лемансе была арестована группа выходцев с Северного Кавказа. В этом случае у полиции были основания подозревать арестованных в терроризме. Один из беженцев вернулся в Россию и был арестован как террорист, российские власти передали информацию о его связях во Франции, что и послужило поводом к аресту группы молодых людей. Все подозреваемые за исключением одного были отпущены на свободу. Местная диаспора не выступила с осуждением действий властей, поскольку задержанные исповедовали радикальный ислам.
Подобные задержания северокавказских «террористов» по всей Европе стали уже традицией. Информационные ленты пестрят сообщениями под громкими заголовками: «Чеченские террористы арестованы в Бельгии», «Дагестанский джамаат «Шариат» ликвидирован в Чехии» и т.д. Но как показывает практика, ни одно из антитеррористических дел так и не дошло до суда.
Многие из беженцев видят в этом «руку» Москвы. Но очень похоже, что за редким исключением, большинство подобных акции - это инициатива местных властей. Долгое время европейские страны принимали у себя всех беженцев, не особо интересуясь причинами бегства из России в каждом конкретном случае: достаточно было предоставить информацию о проживании на территории Чеченской республики. События последних 4 лет на Северном Кавказе изменили отношение Запада к вооруженному подполью. Провозглашение «Имарата Кавказ» с заявленной целью построения исламского государства на юге России, были автоматически приравнены Западом к идеям Аль-Каиды.
Теракты в метро и аэропортах России, регулярные запросы российских властей на выдачу тех или иных беженцев по подозрению в терроризме, держат в напряжении все спецслужбы европейских стран. Малейшего подозрения в терроризме или в религиозном экстремизме бывает достаточно для проведения жестких полицейских операций.
Аслан Дашлакаев - первая жертва этой «антитеррористической» истерии. Он жил во Франции с 2008 года и никогда не скрывался, а в последнее время регулярно ходил в администрацию города, оформляя бумаги на новую квартиру, куда был намерен переехать после свадьбы назначенной на ближайшие выходные. Его реакцию на вторжение полицейских объясняет то, что он, по словам его друзей задерживался в России и подвергался пыткам.
На митинг в Ницце вышли не только вайнахи, не меньше было и французов. У них, живущих бок о бок с мигрантами из Чечни, вызывает протест непонятная жесткость полиции. В интернете раздаются провокационные призывы начать жечь машины, как это случилось после гибели 2 арабских подростков. Но диаспора намерена, добиваться справедливого расследования законными способами.

Александр Касаткин: Гибель бывшего полковника российской армии Юрия Буданова вновь напомнила обществу о чеченской войне. Насколько было оправдано массированное применение армии в Чечне? И какова цена усмирения мятежной республики? О «факторе Буданова» в российской политике на Кавказе - политолог Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов: Юрий Буданов не был ни известным политиком, ни общественным деятелем. Однако в последние десять лет его имя по степени цитируемости в СМИ было одним из самых упоминаемых. При этом разброс мнений и оценок этой личности был чрезвычайно широк. Если принять во внимание те события, в которые в 1990-е-начале 2000-х годов был вовлечен Юрий Буданов, такой повышенный интерес российского общества к нему нетрудно объяснить. Он был не просто рядовым участником военных действий. И даже не одним из известных командиров танкового полка. В 2003 году он был осужден по обвинению в убийстве чеченской девушки, лишен воинского звания и наград.
Для кого-то все это время Буданов был символом военных преступлений государства в Чечне, а для кого-то символом российской армии, защитником Отечества. Между тем оба эти образа не давали понимания человеческой и политической трагедии современной России. Не будучи профессиональным юристом, не хотелось бы строить версии по поводу того, кому было выгодно его убивать. Может статься, что эта смерть могла быть одинаково выгодно людям, имеющим диаметрально противоположные интересы в «кавказской игре». Для политического аналитика важно понять, какие социально значимые проблемы уход Буданова «высветил».
Июньский инцидент снова во всю мощь показал, что жизнь по праву до сих пор остается недостижимой мечтой для Российского государства и общества. Сейчас не хотелось бы выступать в роли адвоката бывшего полковника (кстати говоря, воинское звание при жизни ему никто не вернул, так как реабилитации не было). Однако нельзя не заметить, что его действия в экстремальных условиях стали возможны из-за того, что государство, пославшее его на войну, не удосужилось определить правовые рамки использования армии для решения внутриполитических проблем. Режим КТО в Чечне был введен в сентябре 1999 года. А правовое содержание этого самого режима появилось «задним числом» только в марте 2006 года в нескольких статьях федерального закона «О противодействии терроризму». Там же были 2 статьи относительно использования армии для борьбы с терроризмом внутри страны и за ее пределами. В Указе же 1999 года вообще ничего не говорилось про танки, пушки, самолеты и установки «Град». Получается, что 6 с половиной лет рядовые и сержанты, полковники и майоры действовали в правовом вакууме. То же государство не смогло провести четкую грань между минными обывателями и боевиками. Ни с точки зрения практики, ни с точки зрения идеологии. А отвечать за этот с позволения сказать бардак отправился Буданов. Но уж если государство решило сделать ответственным именно его, то зачем, спрашивается, проводы с воинскими почестями? Или армия в России уже стала частным похоронным ведомством?
Между тем, дело Буданова и в 2003 году, и сегодня работало не на консолидацию и примирение расколотого общества, а на углубление трещин в нем. Спору нет, выявление виновных в бессудных казнях, расстрелах и похищениях людей в Чечне (впрочем, и в других республиках) необходимо. И оно, наверное, было бы принято всем российским обществом, если бы не некоторые «но». Не тот режим преференций, который получила Чечня при отце и сыне Кадыровых. Не бразильский футбол за казенный счет, и не трудоустройство вчерашних сепаратистов опять же за счет российского налогоплательщика. Вместо покаяния за ошибки прошлого и примирение после фактической гражданской войны, власть избрала политическую целесообразность, как меру всех вещей. В результате, подорвано доверие и к армии, как к важнейшему государственному институту, и к необходимости адресного подхода к Чечне (что отнюдь не равнозначно преференциям республиканской бюрократии). И на этом фоне создается основа для укрепления мифа о «загубленном витязе» и «рыцаре без страха и упрека», коим бывший полковник не был. Но то, что он (равно, как и другие персонажи, причастные к делу) ушли в мир иной посредством самосуда и с помощью киллера стало еще одним вызовом для государства. Получается, что оно не сохраняет свою монополию на суд и наказание.
В итоге мы видим растерянность. И сохранение хорошей мины при плохой игре. В комментариях чиновников и людей, близких к власти чувствовалась даже какая-то почти детская радость от того, что уход Буданова не сопровождался массовыми выступлениями националистов и погромами. В их глазах читалось: «Пронесло». Возможно, от каких-то инцидентов «здесь и сейчас» действительно пронесло. Но проблема этнического раскола между российскими гражданами никуда не исчезла. И в этом процессе у одной из сторон появился свой «мученик» (как раньше появлялись «мученики» в результате «точечных ликвидаций»). И до тех пор, пока государство в России не станет внятным, адекватным, понятным самому себе и собственным гражданам, так и будем жить ощущением очередного «проноса».

Александр Касаткин: Очередной раунд переговоров по мирному урегулированию карабахского конфликта между президентами Армении и Азербайджана состоится 25 июня в Казани. Предыдущая встреча президентов Армении, Азербайджана и России в трехстороннем формате состоялась в Сочи 5 марта 2011 года. О своих ожиданиях и оценках перспектив развития миротворческого процесса событий тем временем говорят руководители Армении. Репортаж Элины Чилингарян.

Эллина Чилингарян: Прорыв в переговорах по карабахскому урегулированию без участия НКР невозможен, сказал президент НКР Бако Саакян в ходе встречи с сопредседателями Минской группы ОБСЕ Робертом Брадтке, Игорем Поповым и Бернаром Фасье.
Президент Саакян, вновь коснувшись темы вывода снайперов с границы, подчеркнул, что это станет одним из важных компонентов реализации мер по укреплению взаимного доверия и положительно повлияет на переговорный процесс.
Карабахского вопроса в своем интервью телекомпании CNN коснулся также премьер-министр Армении Тигран Саркисян. Он выразил уверенность, что власти Армении обладают достаточной политической волей, чтобы двигаться вперед к решению карабахского конфликта, хотя они и понимают, что это нелегко. Отвечая на вопрос, возможно ли, что на предстоящей встрече президентов Армении, Азербайджана и России, которая должна состояться 25 июня в Казани, будет зафиксирован прогресс, премьер ответил:

Тигран Саркисян: Однако мы надеемся, что Азербайджан также продемонстрирует политическую волю.

Эллина Чилингарян: Министр иностранных дел Армении выразил схожее с мнением президента НКР мнение насчет урегулирования карабахского конфликта. По словам министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандяна, «без согласия Карабаха по основным принципам невозможно будет перейти ко второму этапу урегулирования».

Эдвард Налбандян: Прежде всего отмечу, что я полностью согласен с заявлением президента Бако Саакяна – без согласия Карабаха по основным принципам невозможно будет перейти ко второму этапу урегулирования. А второй этап подразумевает разработку и подготовку договора по урегулированию конфликта, и в этих переговорах Карабах однозначно должен принимать участие.

Эллина Чилингарян: Главу МИД Армении также спросили, чего он ожидает от предстоящей 25 июня в Казани трехсторонней встречи президентов России, Армении и Азербайджана, на что он ответил, что если положительная тенденция трехсторонней встречи в Москве сохранится также и в Казани, то можно будет зафиксировать прогресс.
Однако участник карабахской войны, недавно освобожденный из заключения член оппозиционного Армянского национального конгресса (АНК) Сасун Микаелян не считает, что в ходе предстоящей 25 июня в Казани встречи Саргсян-Алиев-Медведев будет подписан какой-либо документ, поскольку стороны еще не пришли к согласию.
Микаелян убежден, что даже если в Казани во внутреннем порядке будет решен какой-то вопрос, то это будет держаться в секрете от общественности. Что же касается возврата освобожденных территорий в рамках урегулирования, то Сасун Микаелян заявил, что в годы карабахской войны он участвовал практически во всех боях и выступает против сдачи даже пяди земли.

Сасун Микаелян: Даже если [армянская сторона] сдаст освобожденные территории, статус Карабаху сегодня предоставлен не будет. Если мы пойдем на вариант, по которому референдум в Карабахе будет проведен позже, то повторится ситуация с Нахиджеваном, мы потеряем и Карабах. Естественно, я выступаю против сдачи земель, потому что своими руками похоронил 500 братьев… они такой Армении не хотели.

Александр Касаткин: Молодые клирики Священной митрополии Абхазии восстали против захвата Русской Православной Церковью абхазских храмов. Московская патриархия забрать храмы и монастыри готова, а вот налаживать полноценную церковную жизнь для местных православных явно не собирается. Рассказывает Демис Поландов.

Дэмис Поландов: Вообще, история с приглашением из России игумена Ефрема (Виноградова) настоятелем Новоафонского монастыря, с которой началось церковное противостояние в Абхазии, до странности хорошо описывается языком экономической журналистики, а не религиозной. Вот каким видится план РПЦ в отношении Абхазии одному из молодых клириков, иеродиакону Давиду (Сарсания):

Давид Сарсания: Русская Православная Церковь не может канонически вмешаться в церковную жизнь Абхазии, то есть поставить епископа. Отец Виссарион предполагает использовать святые места Абхазии для паломничества из России. Но для этого необходимы материальные средства. По моему мнению, отец Виссарион привлек некие благотворительные фонды, которые пообещали ему начать строительство паломнических центров или же привести в порядок то, что уже передано отцу Виссариону. Кстати, весной этого года правительство Абхазии передало отцу Виссариону туристическую базу «Киараз» в городе Новый Афон. В связи с чем у меня возникает также подозрение, что неспроста отец Ефрем (Виноградов), которому был передан посох настоятеля, был прислан в Новый Афон и должен был, в свою очередь, организовать духовную жизнь в монастыре. А вместе с этим должен был развиваться и приводиться в порядок туристический или паломнический объект, который в летнем сезоне или в последующие годы должен был бы принимать у себя тысячи паломников из России».

Дэмис Поландов: Отец Виссарион (Аплиаа), возглавляющий сегодня неканоническую Абхазскую Православную Церковь, пытался ответить на претензии молодых клириков на пресс-конференциях, однако на главную – отсутствие у абхазской церкви епископа – ему сказать было нечего. РПЦ не только не может рукоположить епископа, но и ясно показала, что сделает все, чтобы и другие православные церкви этого не делали. Иначе, как объяснить обрушившееся недавно на молодых клириков, архимандрита Дорофея и иеромонаха Андрея, суровое наказание в виде запрещения в священнослужении? Даже Грузинская Церковь так и не запретила рукоположенных ею абхазских священников – того же отца Виссариона.
Возникает ощущение, что главной задачей, которую сегодня поставила Московская патриархия, является максимальная маргинализация молодых священников. Лишь вытолкнув их из канонического поля, например, в объятия греческого «Синода противостоящих», так называемых старостильников, Русская церковь может одержать победу. Впрочем, молодые священники явно не собираются следовать примеру югоосетинских верующих, по крайней мере, не получив ответа на просьбу решить абхазский церковный вопрос от всех православных церквей. Говорит отец Давид Сарсания:

Давид Сарсания: Запрещение от Русской Православной Церкви в служении отца Андрея и отца Дорофея можно воспринимать как официальный ответ на обращение тысячи с лишним участников Церковно-Народного собрания к Русской Православной Церкви с просьбой об участии в урегулировании церковной проблемы в Абхазии. Если Русская Православная Церковь будет блокировать возможность организации комиссии по вопросу церковных проблем в Абхазии, то, конечно, для нас это будет очень важным сигналом. Но я надеюсь, что поместные православные церкви найдут в себе силы помочь абхазскому народу найти каноническое разрешение своих церковных проблем».

Дэмис Поландов: В то время как РПЦ посылает игуменов в Абхазию и запрещает местных священников в священнослужении, позиция Грузинской Православной Церкви удивительно осторожная. Опираясь на каноны, грузинский Патриарх мог бы запретить в служении всех священников на территории Абхазии, в том числе и рукоположенных Русской Церковью. Впрочем, тогда абхазские верующие получили бы сильнейший аргумент для экстренного обращения к православному мировому сообществу. Сегодня же грузинский Патриарх может смело заявить, что абхазское духовенство к нему, законному иерарху, не обращалось. Поэтому отец Давид полагает, что абхазской пастве необходимо рассмотреть вопрос переговоров и с Грузинской Церковью:

Давид Сарсания: Я могу высказать свое личное мнение. Я считаю, что возможный диалог с Грузинской Православной Церковью, возможно, в перспективе будет необходим. Именно благодаря отцу Виссариону и его неумелым попыткам переговоров с грузинской иерархией, мы сегодня имеем такую кризисную ситуацию. Отец Виссарион сам лично беседовал с представителями грузинской патриархии и делал это весьма лицемерно. Говорил грузинским иерархам одно, а в Абхазии – другое как политикам и людям в правительстве, так и народу.

Дэмис Поландов: Церковный кризис в Абхазии еще далек от своего разрешения. Сдерживающим фактором является политическое межвременье, связанное со смертью абхазского лидера Сергея Багапш и грядущими внеочередными выборами. Политические силы внимательно следят друг за другом, ожидая промахов, которых в церковном вопросе можно совершить множество.

Александр Касаткин: В Дагестане на фоне инициированного властями республики процесса примирения между общинами, исповедующими разные направления ислама, не прекращаются акты насилия с обеих сторон. В республике опасаются, что миротворческий процесс находится под угрозой срыва. Рассказывает наш северокавказский корреспондент Мурат Гукемухов.

Мурат Гукемухов: В ночь на 15 июня группа сотрудников правоохранительных органов в Дагестане подверглась атаке исламистов в Карабудахкентском районе. Четверо боевиков были убиты, среди них лидер махачкалинского подполья Арсен Абдулахов. 14 июня в Каспийске в ходе спецоперации был убит другой лидер подполья Рустам Раджабов. Днем ранее в Кизлярском районе, где уже не первый год идет противостояние салафитских и суфийских общин, убит имам мечети Ашурлава Курбанов.
Все это не вяжется с заявлениями о процессе примирения между различными исламскими группами, о котором так много говорят в Дагестане в последнее время. Возможно, проблема кроется в легитимности субъектов диалога в глазах исламских общин, считает кавказский эксперт Константин Казенин:

Константин Казенин: Возникает серьезный вопрос о субъектах диалога. Более или менее понятно, кто может выступать со стороны традиционного ислама, хотя не до конца ясно, потому что и в сфере традиционного ислама есть некая борьба авторитетов. А что касается так называемого салафитского ислама, то здесь совершенно очевидно, что мы имеем дело с большим количеством разрозненных групп.
И когда в этом публичном диалоге от имени салафитов выступает один человек или одна организация, то сколь бы уважаемыми они ни были, возникает вопрос: а могут ли они реально отвечать за весь тот спектр местного ислама, который они взялись представлять?

Мурат Гукемухов: Житель Дагестана журналист газеты «Черновик» Магомед Магомедов считает главной проблемой примирения бойкот переговорного процесса со стороны силовиков, у которых, вероятно, свое представление о том, как должен быть разрешен этот конфликт. В качестве примера Магомедов приводит случай, который, по мнению журналиста, нельзя назвать иначе как провокацией силовиков, направленной на срыв миротворческих инициатив главы республики Магомедсалама Магомедова:

Магомед Магомедов: В селе Советское Мартакертского района Дагестана просто заходят в мечеть, хватают ребят, которые являются сторонниками салафизма, - отмечу, не боевого крыла, а просто мирно исповедующие это течение. Их хватают, доставляют в местное РОВД, там избивают, бороды обривают наполовину. Понятно, что и физические страдания людям причиняют, и моральные. Причем это делается в том районе Дагестана, где проблема суфийско-салафитского конфликта вообще не стоит. С большим трудом уголовное дело по данному факту удалось возбудить только через 15 дней – это нарушение уголовно-процессуального законодательства».

Мурат Гукемухов: Магомед Магомедов не согласен с мнением эксперта Казенина о разобщенности салафитских общин. Он считает, что салафиты демонстрируют довольно быструю эволюцию, на встречах с правозащитниками представители общин говорят о нарушениях прав человека и необходимости соблюдения конституции.
По мнению Магомедова, в Дагестане стремительно растет численность салафитских общин, которые переживают качественную трансформацию от замкнутых набольших сообществ в многочисленную организованную политическую и гражданскую силу.
Четвертого июня, когда в Махачкале российские правозащитники проводили круглый стол, посвященный конфессиональным проблемам, дагестанские салафиты провели акцию «Дагестанцы против войны».

Магомед Магомедов: Четвертого числа, когда проходил обмен мнениями в национальной библиотеке, в Махачкале прошла акция «Дагестанцы против войны». Около трех тысяч человек собрались неподалеку от национальной библиотеки, а потом мирной колонной пошли в мечеть на пятничный намаз. Причем это были люди, которые собрались только в Махачкале и ближайших окрестностях. Глядя на это со стороны, уверен, у многих сотрудников МВД и ФСБ под касками и кепками зашевелились волосы: они увидели, что салафиты превращаются в реальную политическую и гражданскую силу. Эти акции показывают определенную политическую подкованность и знание, как и чего необходимо добиваться».


Александр Касаткин: Неудачи сборной Азербайджана по футболу, которой руководит немецкий специалист Берти Фогтс, спровоцировали среди спортивной общественности в стране дискуссию о необходимости привлечения к работе в сборной иностранных тренеров. Противники иностранных тренеров приводят в пример сборную Грузии – именно под руководством грузинского тренера Темура Кецбая эта команда добилась заметного прогресса в игре. Тему продолжит Зия Маджидли.

Зия Маджидли: В Азербайджане футбольная общественность не перестает и, даже, наращивает обсуждение результатов национальной сборной в отборочном турнире Евро-2012.
Два поражения подряд в течении 4 дней наполнили чашу терпения болельщиков и спортивных журналистов, большая часть которых выступает за то, чтобы немецкий специалист Берти Фогтс был отправлен в отставку с поста наставника сборной Азербайджана.
В первой декаде июня группа футбольных журналистов попыталась вручить Берти Фогтсу набор туалетных принадлежностей.
Один из организаторов акции журналистского протеста Али Сахиб заявил, что проигрыш именно сборной Казахстана "переполнил их чашу терпения":

Али Сахиб: Афтафу (кувшин для воды) мы хотели вручить Фогтсу как Кубок мира заранее, так как он обещал вывести нашу сборную на чемпионат мира 2014 года. А туалетная бумага отображает результаты его 3-летней деятельности, как наставника сборной".

Зия Маджидли: Президент АФФА – Ассоциации футбольных федераций Азербайджана – Ровнаг Абдуллаев, являющийся одновременно и главой госнефтекомпании страны, выразил «удовольствие» работой Фогтса и добавил:

Ровнаг Абдуллаев: Он старается. Главное – детский футбол развивается!

Зия Маджидли: Но на фоне всех взглядов и мнений, актуальным стал вопрос «Какой специалист должен быть во главе сборной –иностранец или национальный кадр?». Ответ на это вопрос, хоть и промежуточно, найден в другой южнокавказской стране– Грузии.
Я побеседовал с грузинским журналистом Давидом Клибадзе на эту тему:
В чем эффект Кецбая? Подтверждает ли этот успех Грузии мнение, что нужно назначать главного тренера сборной из национальных кадров, а не приглашать из-за границы?

Давид Клибадзе: Что касается Кецбая, его заслуга как тренера в том, что он знает прекрасно грузинский футбол, всю его специфику. Он знает всех футболистов, которые играют сейчас в сборной. Что касается Берти Фогтса. Я думаю, что это выдающийся тренер, которого надо приглашать, уважать, радоваться, что он согласился приехать из Германии в Азербайджан. Честно говоря, любой тренер из Европы должен знать специфику кавказского футбола, в частности, азербайджанского. Мы любим техничный футбол, наша традиция такая. Вообще-то, немецкий тренер никогда, уверен, не поймет, что нравится и что хочет кавказский футболист. Именно немецкий. Может, испанский это поймет, может, итальянский. Когда Клауса Топ-Меллера пригласили, я в знак протеста не ходил на игры сборной Грузии. Потому что он сам ничего не представляет как тренер. Они начали заниматься нашим футболом и, опозорившись, вернулись обратно. Так что появление такого тренера в вашем футболе, как Кецбая, меня порадует: хорошо, если в Азербайджане вы найдете такого местного специалиста. В наше время большое значение имеет уважительное отношение тренера к местному футболу, знание традиций, вкуса болельщиков... Вряд ли иностранец, приехавший на год-два, поймет это.


Зия Маджидли: Это был грузинский спортивный журналист Давид Клибадзе. А судьба Фогтса видимо прояснится к концу отборочного турнира Евро-2012 или же раньше, если он получит приглашение еще от одной нефтегазовой страны, где еще не был.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG