Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Федор Погорелов – об ОМОНе и футболе


Главный редактор петербургской спортивной радиостанции "Зенит" Федор Погорелов

Главный редактор петербургской спортивной радиостанции "Зенит" Федор Погорелов

Руководство футбольного клуба "Зенит" направляет обращение в прокуратуру в связи с превышением полномочий сотрудниками правоохранительных органов во время и после матча чемпионата премьер-лиги в Нижнем Новгороде. Речь, в частности, идет о травме от применения полицейским электрошокера, которую получил после игры с командой "Волга" нападающий петербургской команды Данко Лазович – футболист направлялся к сектору фанатов "Зенита", чтобы подарить им свою футболку. Нижегородское городское управление внутренних дел и администрация "Волги" отрицает обвинения в безобразной организации матча.

Этот инцидент в интервью РС комментирует главный редактор петербургской спортивной радиостанции "Зенит" Федор Погорелов.

– "Зенит" уже готовит заявление в прокуратуру – о служебном несоответствии и в целом об отвратительной организации футбольного матча в Нижнем Новгороде. Например, то обстоятельство, что даже Алексей Миллер высказался по этому поводу, я трактую, как признак чрезвычайной серьезности зенитовских намерений. Когда высказался директор по безопасности футбольного клуба, президент клуба и председатель правления ОАО "Газпром", это примерно значит, что быть беде.

Речь идет о системной неспособности организовывать футбольные мероприятия в России. Такие же проблемы случались и на хоккейных, и на баскетбольных матчах
Я сужу в первую очередь по интервью директора службы безопасности "Зенита" Юрия Федотова: он предельно четко сформулировал зенитовские претензии, которые касаются, в первую очередь, организации прохода на стадион. Все знают, что есть вместимость стадиона, и гостевые болельщики могут получить только определенный процент, – по-моему, пять процентов или десять мест, в зависимости от щедрости местного руководства. Нижний Новгород не пошел навстречу футбольному клубу "Зенит", квоту этих билетов не увеличивал, зато нижегородцы "барыжили" билетами при входе, и было большое количество зенитовских болельщиков, которые попали на "условный сектор", рядом с тем сектором, куда посадили зенитовских болельщиков. В такого рода случаях нормальные сотрудники местной службы безопасности чаще всего организовывают общий сектор. Пытаться закрыть глаза на то, что зенитовские болельщики есть и там, и там, мешать им соединиться можно – но это глупо. А нижегородский ОМОН это сделал.

В начале матча к зенитовскому фан-сектору подкатили пожарную машину. На российских стадионах это означает чаще всего не пожар, а то, что будут поливать болельщиков, как это происходило, например, в Перми в ноябре, при температуре плюс два. Федотов обратил внимание делегатов матча на то, что происходит в некотором роде беспредел, и машину отозвали. В самом начале матча к фанатскому сектору было сведено три роты ОМОНа, – а ведь есть непосредственная рекомендация РФПЛ и РФС не использовать ОМОН на матчах чемпионата России без крайней на то необходимости. Крайней необходимости в тот момент не было, люди просто смотрели футбол.

Уже общеизвестен инцидент после матча с Данко Лазовичем, против которого применили электрошокер. Отдельный вопрос – зачем электрошокер на футболе? Потому что его применили не только против Лазовича, удары током получили многие болельщики. Так, один из членов правления фан-клуба футбольного клуба "Зенит" Александр Алиханов, по прозвищу Шумахер, человек, возглавлявший "Невский фронт" еще в 90-е, был жестко избит, проволочен по земле и тоже получил удар током. После того, как были выдернуты из сектора и отведены в милицию те люди, которые, по мнению сил правопорядка, зажигали пиротехнику, зенитовские болельщики не ушли из сектора, несмотря на то, что их всячески уговаривали это сделать, и ждали, когда их товарищей отпустят из милиции. Их отпустили. После этого никого задерживать не стали, но на перроне вокзала в Нижнем Новгороде устроили беспрецедентный шмон. На этот матч был организован фанатский поезд из Петербурга из 12 вагонов, и у его пассажиров обыскивали сумки, отбирали продукты питания. Это была такая своеобразная месть: ах, вы не ушли из сектора, когда мы вас просили, вы заставили нас отпустить людей из отделения милиции, – ну так получите, поедете домой на голодном пайке.

– Речь идет об отдельном инциденте, может быть, связанном с тем, что клуб "Волга" новичок в премьер-лиге, и не очень готов к такого рода матчам, либо речь идет о какой-то серьезной системной проблеме? Например, проблеме обеспечения безопасности болельщиков в ходе российского футбольного чемпионата?

– Конечно, речь идет о системной неспособности организовывать футбольные мероприятия в России. Такие же проблемы случались и на хоккейных, и на баскетбольных матчах. Это классическое провинциальное неумение работать. То же самое, я знаю, происходило в Краснодаре, когда милиция общественной безопасности согласовала так называемый проход болельщиков по городу. Болельщики "Зенита" неоднократно это делают во всех городах, где они бывают, где получается. В итоге 300 человек были на этом проходе задержаны. Люди сидели в отделении милиции в автозаках, потому что "обезьянников" в краснодарских отделениях милиции на 300 человек не хватает. В итоге после вмешательства службы безопасности "Зенита" и представителей
Ситуация, когда в английской премьер-лиге матчах "Челси" присутствуют 20 полицейских, – это тот образец, к которому мы стремимся

петербургской милиции, которых "Зенит" тоже с собой возит на так называемые "сложные выезды", эти 300 человек были отпущены со штрафом за переход улицы в неположенном месте.

То, что произошло в Нижнем Новгороде, в первую очередь свидетельствует о том, что клуб "Волга" – новичок в премьер-лиге, опыта у него нет. Но самая большая проблема заключается не в том, что человек чего-то не знает или что-то не умеет, а в том, что он не хочет учиться. Представители зенитовской службы безопасности, тот же Федотов, предлагали разнообразные схемы безопасной организации матча, так, чтобы не было инцидентов. В Петербурге я лично знаю людей, которые в "Зените" за это отвечают, мы все находимся на одной планете, на которой считают, что футбол, как ни крути, – это праздник. И вот это, как я понимаю, – базовая точка расхождения с представителями нижегородских сил правопорядка, для которых футбол – не праздник, а театр боевых действий.

– Означает ли это, что в Москве и Петербурге силы правопорядка худо-бедно научились работать с болельщиками?

– Да, означает. В свое время были большие сложности с московской милицией общественной безопасности, это всегда, как вы понимаете, упирается в человеческий фактор. Те же проблемы были в Петербурге, но многолетний кропотливый опыт работы привел к тому, что и в Петербурге, и в Москве таких эксцессов нет. Есть, совершенно понятно, запредельные вещи, вроде стрельбы из ракетниц по живым людям, но это уже уголовное дело. В общем и целом в Петербурге давно отказались от практики использования больших сил правопорядка на матчах, работают стюарды из числа фанатов и из частных охранных предприятий.

Я помню, 2006 год, регламент матчей европейских турниров. В день игры проходит так называемое совещание по безопасности, и делегат УЕФА (по-моему, он был из Польши) спросил, сколько сил правопорядка будет на матче. Представитель "Зенита" сказал: двести человек. Я после этого совещания подошел к коллеге и спросил: как так двести, я же знаю, что меньше трех тысяч омоновцев не бывает. Мне отвечают: в прошлом году я сказал, что три тысячи, и делегат из УЕФА спросил, – у вас что, война, зачем вам на стадионе три тысячи омоновцев и солдат внутренних войск? Вот эта фаза в Петербурге и в Москве, в общем, уже в прошлом. Опыт европейских клубов активно исследуется. И ситуация, когда в английской премьер-лиге матчах "Челси" присутствуют 20 полицейских, – это тот образец, к которому мы стремимся.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG