Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Девственная природа Нового Света раз и навсегда потрясла воображение открывших его – и ее – европейцев. Миф о нетронутом континенте стал основополагающим в сознании юной страны с самого ее основания и до наших дней. Лучше всех, как водится, это своеобразное мироощущение, а лучше сказать интуицию, выразили американские романтики – трансценденталисты. Ральф Эмерсон писал: ''Свобода нашей страны, ее молодость не могут не внушать нам предчувствия, что в Америке законы и общественные институты в какой-то мере будут соответствовать величию Природы''.
Такое отношение к американской природе (у Эмерсона она, понятно, пишется с большой буквы) выразилось в том, что отцы-основатели страны горячо увлекались садоводством. Об этом рассказывает новая, подоспевшая к садоводческому сезону, книга, которую нашим слушателям представит Марина Ефимова.

Andrea Wulf. ''Founding Gardeners. The Revolutionary Generation, Nature, and the Shaping of the American Nation''.
Андреа Вульф. ''Садовники-основатели. Революционное поколение, природа и формирование Америки''.

Марина Ефимова: В книге ''Садовники-основатели'' автор – историк дизайна Андрэа Вульф - напоминает нам, что многие американские отцы-основатели были страстными ботаниками и агрономами. Они превращали свои имения в опытные участки и лаборатории новой страны, которая, по их представлениям, должна была стать аграрной республикой Нового Света в духе ''Георгик'' Вергилия.

Диктор: ''Бенджамин Франклин оказался в Лондоне перед самой Американской революцией, во время яростных споров о новом роковом законе ''Стэмп Акт'', призванном увеличить налогообложение американцев. В атмосфере надвигавшейся катастрофы Франклин лихорадочно отправлял жене в Филадельфию посылки с семенами для раздачи фермерам, садоводам и ботаникам. Франклин считал, что аграрная самодостаточность может стать необходимым условием выживания бунтующих колоний.
Джордж Вашингтон в канун вторжения британских войск в Нью-Йорк покинул своих генералов, чтобы написать наставления управляющему о том, где и как разбить фруктовый сад в его имении ''Маунт Вернон''. При этом, за исключением одного короткого визита, Вашингтона не увидит свой сад следующие восемь лет – всю войну.
Во времена войн или внутренней политической борьбы посылки с семенами были своеобразной валютой, поддерживающей многолетние внутри- и межконтинентальные дружеские связи садоводов, которые не желали поддаваться официальной атмосфере изоляции и вражды''.

Марина Ефимова: После Войны за независимость Томас Джефферсон (тогда посол во Франции) присоединился к Джону Адамсу в Лондоне, где шли вялые торговые переговоры с Англией. Оба американца проводили большую часть свободного времени в английских садах и парках, которые тогда разбивали в соответствие с популярным культурным движением «За живописность пейзажа». Это движение получило восторженное одобрение поэта Александра Поупа, которого читали и Джефферсон, и Адамс. К их великому изумлению, в британских садах, включая знаменитые сады лорда Коббама, росло множество американских деревьев и кустарников, прибывших из Пенсильвании - от фермера и ботаника Джона Бартрама. Этот ботаник познакомил английских садоводов с двумястами видами американской флоры.

Диктор: ''Ирония заключалась в том, что сады британских аристократов были американскими. В них часто устанавливались миниатюрные копии классических храмов, украшенных сценами из римской истории, и туристов-революционеров Джефферсона и Адамса растрогало то, что в большинстве этих сцен свободолюбие противостояло имперской тирании (изгнание последнего римского царя Тарквиния, самоубийство Лукреции, обесчещенной его сыном)''.

Марина Ефимова: Сады самого американского ботаника Джона Бартрама до сих пор существуют в Филадельфии, на берегу реки Скукил Ривер, и до сих пор привлекают туристов. Но в 1787 году эти сады сыграли неожиданно важную роль - в решениях конституционного Конвента. Дебаты застопорились на ключевом вопросе о том, должны ли все штаты, большие и малые, иметь одинаковое число представителей в Конгрессе. Во время образовавшегося перерыва в заседаниях группа делегатов наняла в Филадельфии экипажи и отправилась посмотреть фермы Бартрама.

Диктор: ''Делегатов потрясли красота и величие садов, в которых были собраны деревья, кустарники и цветы из всех 13 колоний. Их ветви переплетались друг с другом – словно в цветущем ботаническом союзе. И вернувшись на заседания Конвента, трое делегатов, во время нового голосования в по вопросу о равенстве всех колоний, изменили своё ''нет'' на ''да''. Даже Александр Гамильтон, ратовавший за развитие урбанистической Америки, под впечатлением от фермы Бартрама, посадил у своего дома три цветущих дерева''.

Марина Ефимова: Джон Адамс был первым президентом, поселившимся в только что построенном Белом Доме, который окружали тогда моря грязи. Адамсу было не до зеленых насаждений. Удивительней то, что следующий за ним президент – Томас Джефферсон – тоже не преобразил земли вокруг Белого Дома, хотя постоянно занимался усовершенствованием своего имения ''Монтичелло''в Вирджинии. Правда, взнос Джефферсона в дело освоения природы был не в пример значительней садоводческих работ вокруг Белого дома. Он снарядил знаменитую экспедицию Льюиса и Кларка от океана до океана, из которой путешественники привезли, помимо прочего, гербарии, образцы, рисунки и описание растительности всей северной части американского континента. Это путешествие положило начало изучению естественной истории Америки.
Многие американские президенты заразились одержимостью природой: Джеймс Мэдисон, закончив президентский срок, посвятил остаток жизни защите лесов и обогащению почв. В 1818 году он создал первое американское Сельскохозяйственное общество. Его сад, как и сады других отцов-основателей, стал ботаническим. Теодор Рузвельт в 1901 году издал закон об образовании пяти национальных парков, а в 1908-м объявил бОльшую часть Гранд-Каньона неприкосновенным национальным достоянием.

Диктор: ''Джон Кеннеди в 1961 году попросил Рэйчел Ламберт Меллон (богачку и филантропку, знаменитую своими садовыми дизайнами) распланировать сад вокруг Белого Дома, ставший теперь образцом столичного садоводства. А в 2010 году первая леди Мишель Обама развела на территории Белого Дома огород, на котором она работает вместе с вашингтонскими школьниками''.

Марина Ефимова: Похоже, страсть к садоводству и огородничеству вошла в кровь и плоть американцев. У Артура Миллера написано об этом целое эссе. ''Каждый апрель, - пишет он, - стоит сойти снегу и появиться первым крокусам, американец (даже закоренелый горожанин), вдруг обнаруживает себя задумчиво стоящим у забора или у балконной ограды над крошечной лужайкой за домом, на которой он мысленно размещает цветник и грядку с помидорами. Хотя он давно убедился, что нет никакого смысла выращивать помидоры дома, когда в ближайшей овощной лавке они и лучше, и дешевле. Но им руководит не необходимость и не здравый смысл, а древний зов, мистическая тяга к земле''.
XS
SM
MD
LG