Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разоблачение массовых фальсификаций на выборах в Тамбовской области и Саратове.Пустится ли "Единая Россия" на выборах в декабре во все тяжкие?Экспертиза Дмитрия Орешкина и Александра Кынева


Карикатура Михаила Златковского "Все на!"

Карикатура Михаила Златковского "Все на!"



Михаил Соколов: В России давно уже стало привычным, что политическая борьба идет на постоянно меняющемся законодательном поле. В последнее время, закрыв доступ к участию в выборах неподконтрольным Кремлю силам, власти перестали подгонять под себя избирательное законодательство, ограничиваясь косметической его правкой.
В регионах же процесс идет, и обычно он направлен на то, чтобы дать возможность власти использовать в своих интересах так называемый административный ресурс.
Петербургское Законодательное собрание 15 июня утвердило во втором чтении поправки к закону о выборах, позволяющие голосовать людям, временно находящимся на территории Петербурга, создавать закрытые избирательные участки для голосования в воинских частях, осуществлять голосование по почте. Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Принятие поправок к закону о выборах проходило со скандалом: все изменения были "упакованы" в одну поправку, занявшую, однако, 88 листов текста, причем документ зарегистрировали в канун дня рассмотрения, а размножили для ознакомления только утром в день заседания. Противники поправок сочли это грубейшим нарушением регламента Законодательного Собрания, впрочем, автор поправок, единоросс Виталий Милонов утверждает, что никакого нарушения нет, поскольку еще неделю назад документ был рассмотрен в соответствующей комиссии. И вообще, по мнению Милонова, никаких законодательных новелл
здесь нет, а только распространение в регионах норм федерального
закона.

Виталлий Милонов: Особенно учитывая характер мегаполисов, таких городов, как Петербург и Москва, мы вынуждены отметить, что до 30% людей проживают не по месту своей постоянной регистрации, то есть их фактический адрес отличается от того, что написано у них в паспорте. Такие люди в случае непринятия данных поправок были бы фактически лишены и выброшены из вопроса о формировании представительной власти в городе.

Татьяна Вольтская: Что касается закрытых избирательных участков, то, по словам Милонова, и здесь нет ничего страшного, просто наблюдателям придется заранее поинтересоваться порядком получения пропуска. Поправки, кроме всего прочего, вдвое увеличивают число подписей, которые необходимо собрать для участия в выборах непарламентским партиям, но и это Милонов считает благом, поскольку зато вдвое уменьшается процент
допустимого брака в собранных подписях. Во время принятия поправок фракция "Справедливой России" в знак протеста покинула зал. Лидер фракции Олег Нилов называет поправки "наперсточными технологиями".

Олег Нилов:
Главный принцип наперсточников: кручу, верчу, выиграть хочу. Например, голосование по почте. Теперь избиратель в Петербурге посылает запрос, получает по почте же бюллетень, ставит туда отметку и посылает обратно. Как контролироваться будет, кто прислал: дядя Вася, дядя Петя? Предоставлено право голосования всем временно прибывающим в Петербурге гражданам России. Можно сюда дивизии, можно две, можно армию. Как раз эксперименты прошлых выборов были.

Татьяна Вольтская: Поправки, касающиеся непарламентских партий, Олег Нилов счел издевательство над призывом президента Медведева облегчить им прохождение в парламент.

Олег Нилов: Увеличили в два раза количество подписей и ужесточили сроки, формы протоколов, чуть ли не нотариально должно быть заверено. В общем, мало не покажется для этих партий.

Татьяна Вольтская: Справедливороссы намерены в связи с принятием этих поправок обратиться в прокуратуру и в суд, сделав упор на нарушенный, по их мнению, устав Петербурга и регламент городского парламента.

Михаил Соколов: Происшедшие за последний год кадровые перестановки в руководстве регионов отправили на политическую пенсию таких ветеранов "Единой России", как главы Татарстана, Москвы и Башкирии. Минтимер Шаймиев, Юрий Лужков и Муртаза Рахимов ушли.
Башкирские критики существовавшего почти два десятилетия режима личной власти Рахимова ожидали серьезных перемен в жизни республики.
Что изменилось с приходом на пост главы Башкирии Рустэма Хамитова – анализирует корреспондент Радио Свобода в Уфе Артур Асафьев.

Артур Асафьев: В середине апреля группа общественных деятелей Башкирии, составлявших при Рахимове «непримиримую» оппозицию к власти, опубликовала в прессе обращение к Рустэму Хамитову, в котором призвала президента установить постоянный диалог. Рустэм Хамитов оперативно откликнулся на это обращение и пригласил всех без исключения «подписантов» на встречу.
О своих впечатлениях рассказывает инициатор обращения к президенту, общественный деятель Эдвард Мурзин.

Эдвард Мурзин: На круглом столе было основным вопросом то, что те хорошие начинания, начинания, которые необходимы республике – средства массовой информации на уровне республики и на уровне районов и городов никак не распространяют, не доносят, все остается в пределах Белого дома. И вот эти инициативы они, к сожалению, затухают. Чем дальше от Уфы, тем их вообще не слышно. Этот вопрос подымался, говорилось о необходимости создания Совета, с участием общественников, правозащитников, представителей различных партий для того, чтобы средства массовой информации проснулись, начали называть вещи своими именами. Если воруют – говорить, что воруют, если коррупция – коррупция… Этого же сейчас нету, сейчас все гладят по шерстке, все хорошо, все нормально, а когда копнешь там – то одного снимут, то другого представителя власти, представителя «партии жуликов и воров». Проблем очень много и если о них не говорить – они сами собой не исчезнут. Их надо вскрывать и решать.

Артур Асафьев: По словам Эдварда Мурзина президент Хамитов также пообещал разобраться с делом публицистов Айрата Дильмухаметова и Роберта Загреева, которые в апреле нынешнего года были осуждены к длительным срокам лишения свободы по так называемым экстремистским статьям УК РФ. В настоящее время подавляющее большинство правозащитников, политических и общественных деятелей в республике рассматривает этот приговор как неправовой и чрезмерный.
У Сергея Наумкина, председателя Башкирского регионального отделения партии «Яблоко» также возникли после встречи с президентом определенные надежды.

Сергей Наумкин: Президент ищет какие-то точки опоры – я бы так это воспринял. Мне приходится общаться с людьми из окружения президента и правительства. Они подтверждают, что он в этом поиске. Я считаю, шанс у Башкирии не упущен – стать лидером на пути перемен в России, для начала хотя бы в одной отдельно взятой республике Башкортостан и быть примером для других регионов. И наши проекты – «Земля. Дома. Дороги» и «Власть. Бизнес. Разумное партнерство» - тоже возможны к реализации. Давайте договариваться – мы же готовы к сотрудничеству с обновляющимся правительством республики.

Артур Асафьев: Однако, после встречи с президентом прошло уже больше месяца и общественники пока что не заметили каких-то реальных подвижек во внутренне политике Рустэма Хамитова. У некоторых наблюдателей сложилось впечатление, что пожелания и намерения президента просто некому исполнять.
Говорит Эдвард Мурзин.

Эдвард Мурзин: Пока никаких подвижек нет. Такое впечатление, что аппарат и министерства, может, они работают медленно, может, они посыла не расслышали. Вот эта ситуация в республике – она очень странная. Есть президент, который генерирует, делает, пытается что-то там барахтаться и есть болото, в котором все это барахтанье утопает. Это объясняется тем, что у Хамитова не было своих людей, своей команды

Артур Асафьев: У лидера башкирских "яблочников" Сергея Наумкина внутренняя политика президента также оставляет противоречивые чувства.

Сергей Наумкин: Вот у меня как-то сложилось впечатление после этой встречи, на этой встрече – президент в некоторой растерянности, что ли, что команда до сих пор не сформирована такая, на которую бы мог опереться. Такое ощущение, что какой-то кадровый голод.

Артур Асафьев: Сергей Наумкин считает, что и парламент республики абсолютно не способен выполнить задачу законодательного обеспечения жизненно необходимых для Башкирии реформ.

Сергей Наумкин: Это не та команда, на которую может опираться президент. Потому что я вот 15 марта присутствовал на заседании Госсосбрания. Когда отчитывались пять вице-премьеров – отчет правительства, потом Послание президента Рустэма Хамитова – а вот какого- участия депутатов я не увидел. Удручающая, прямо скажем, картина.

Артур Асафьев: Действительно, Государственное собрание Башкирии престало быть «местом для дискуссий» задолго до знаменитого афоризма Бориса Грызлова. Практически, на каждом заседании парламента докладчикам не задаются вопросы, и тем белее не звучат критические выступления депутатов. Такая практика сформировалась еще при Муртазе Рахимове и продолжилась при Рустэме Хамитове.
Кадровая политика президента вызывает все больше вопросов у наблюдателей. Так, для большинства из них стало сюрпризом назначение премьер-министром правительства республики мало кому известного Азамата Илимбетова, работавшего при Муртазе Рахимове главой администрации Хайбуллинского района, потом на несколько лет уехавшего из республики.
Уфимский политолог Альберт Мифтахов выдвигает такую версию неожиданного назначения Илимбетова.

Альберт Мифтахов: Я считаю, что это какая-то финансово-промышленная группа в обмен на инвестиции, которые они пообещали Хамитову ставит своего человека за этими инвестициями присматривать. Потому что человек, который в январе еще живет в Москве, переезжает сюда и проходит там за эти два месяца ступени замглавы администрации, вице-премьер, премьер, в принципе, не имеющий опыта ни хозяйственной, ни большой руководящей работы, из всех кандидатов, которые там крутились-вертелись, наименее, на мой взгляд, проходная – именно она проходит. А мы давно об этом говорили – что Хамитов, по-видимому, пытается продать должность премьера в обмен на какое-то вложение капиталов в республику. Я думаю, что вот какой-то такой вариант.

Артур Асафьев: По мнению Альберта Мифтахова за назначением Илимбетова стоит Уральская горно-металлургическая компания.

Альберт Мифтахов: Что ее вычислять? Она лежит на поверхности – УГМК Искандера Махмутова. Потому что в свое время Илимбетов работал директором Бурибаевского ГОКа, который входит в состав УГМК.

Артур Асафьев: Не меньше вопросов вызывают у экспертов и кадровые замены, произведенные Рустэмом Хамитовым на муниципальном уровне. Недавно президент, выступая в прямом телеэфире башкирского телевидения, упомянул, что заменил уже 24-х руководителей городов и районов в республике.

Рустэм Хамитов: Мы уже освободились от значительного количества руководителей, которые по тем или иным причинам занимались только собой и не занимались вопросами людей. Сегодня уже мы можем говорить о некоей стабилизации в правительственных наших структурах, муниципальных структурах, хотя, конечно, этот процесс будет идти. За эти месяцы 24 руководителя районов и городов у нас уже сменили место своей работы. На их место пришли новые люди, современные, мы надеемся, с одной стороны. С другой стороны есть и очень опытные управленцы, которые, я надеюсь, исправят ситуацию в районах и городах.

Артур Асафьев: Руководитель башкирского «ЯБЛОКА» Сергей Наумкин так прокомментировал эти слова президента.

Сергей Наумкин: Актуальность-то не снята! Чиновники-то поменены, главы сняты, а проблемы в этих городах остаются. Кроме того, снимаются-то ведь как – Руденко в Нефтекамске с главы администрации города сняли, так поставили руководителем «Башавтотранса», к другой кормушке пристроили.

Артур Асафьев:
В прямом телеэфире с населением республики президент Хамитов отметил, что количество обращений в его блог в Живом журнале существенно сократилось за последнее время. После телеэфира президент также посетовал в своем блоге, что было «мало острых тем» и предположил, что зрителей продолжает ограничивать внутренняя самоцензура.
У политолога Альберта Мифтахова есть другое объяснение.

Альберт Мифтахов: Люди не верят в эффективность обращений к президенту. Поэтому перестали к нему обращаться. Какой смысл обращаться, если не один вопрос все равно не решается.
Причем он говорит, что главы муниципальных образований не занимаются ничем, кроме как вот личными вопросами трудоустройства своих родственников, крышеванием бизнеса. Вроде как обличает. Тут же сам говорит – у них все равно в руках ничего нет, ни ресурсов, никаких других возможностей, им ничего другого не остается, как только вот личными делами своими заниматься.
Он какой-то двуликий Янус. Он как будто бы сначала обличает или какой-то вопрос ставит, а как в голову приходит – а что с этим делать-то? И он тут же говорит - а что с этим? ничего не сделаешь.
Он фактически выдает свою гражданскую позицию. Ему не нравится то, то, то, то, но сделать с этим,- он говорит,- я все равно ничего не могу.

Артур Асафьев: Альберт Мифтахов заключает, что после десяти месяцев правления нового президента его внутренняя политика по-прежнему остается противоречивой и непонятной.

Альберт Мифтахов: Мне была понятна позиция Рахимова. Она была четкая, ясная, внятная. По каждому острому вопросу у Рахимова была своя позиция. Ее можно принимать, не принимать, не уважать, отторгать, но она у него была. Какая есть позиция у Хамитова? Мы не знаем. К нему даже в оппозицию не встанешь, потому что у него нету позиции.

Артур Асафьев: В один из летних месяцев президент Рустэм Хамитов намерен, отчитаться перед населением республики в очередном прямом телеэфире за год своей работы. А перед этим глава Башкирии хочет провести еще и Интернет-пресс-конференцию.

Михаил Соколов: Депутату парламента Чувашии Тамаре Романовой, лишенной в конце марта депутатского статуса, удалось отстоять свои права в суде.
Из Чебоксар сообщает Дмитрий Лишнев.

Дмитрий Лишнев:
Верховный Суд Чувашской Республики вынес беспрецедентное решение по - в прямом смысле - политическому делу, возбужденному на основании заявления депутата чувашского парламента Тамары Романовой, лишенной в конце марта депутатского статуса в ходе политических интриг на основании результатов парламентского голосования.
А дело всё в том, что еще полтора года назад Тамара Романова, ставшая депутатом по списку регионального отделения КПРФ, круто разойдясь во взглядах на политическую борьбу с первым секретарём чувашского обкома КПСС, а ныне – первым секретарем рескома КПРФ Валентином Шурчановым, в сердцах написала заявление в чебоксарский горком о выходе из партии.
Но лишь весной этого года Валентин Шурчанов дал делу ход: Романову исключили из партии, потом – из парламентской фракции КПРФ, после чего фракция поставила вопрос перед Государственным Советом Чувашии о лишении Тамары Романовой статуса депутата. И не было ничего удивительного в том, что подавляющее большинство депутатов парламента из фракции "Единой России" с нескрываемой радостью поддержали маленькую фракцию коммунистов, чтобы избавиться от въедливого и критично настроенного к политике партии власти депутата.
Суд первой инстанции, несмотря на все приведенные доводы, счел постановление Госсовета Чувашии о лишении Романовой статуса депутата законным. Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чувашии отменила решение суда первой инстанции, по всей видимости, вняв доводам юристов Тамары Романовой о том, что согласно федеральному закону депутат лишается статуса только в случае добровольного выхода из фракции, а не принудительного исключения.
Норма же о том, что депутат, прошедший в представительный орган власти по партийному списку не может состоять в какой-либо другой партии, не запрещает депутату быть беспартийным, и примеров тому предостаточно. Более того, обязательная партийная принадлежность депутата прямо нарушала бы конституционные права граждан. К сожалению, пока мотивированное решение суда не обнародовано.
Но… вот как объясняет такое решение депутат Госсовета Чувашии от партии "Справедливая Россия", широко известный в республике оппозиционер, а в прошлом - первый секретарь Чебоксарского горкома КПРФ Игорь Моляков:

Игорь Моляков: В последние годы Валентин Сергеевич Шурчанов, первый секретарь Чувашского регионального отделения КПРФ, коммунист, депутат Государственной думы, причем, один из руководителей КПРФ вообще по России, он находился в тесных отношениях с бывшим президентом Чувашской республики, а ныне сенатором Николаем Васильевичем Федоровым. Новый президент Чувашской республики Михаил Васильевич Игнатьев находится в остром конфликте с Федоровым. Федоров в Москве, а Шурчанов до сих пор остается работать в Чувашии. И тут же Михаил Васильевич Игнатьев, оценивая ситуацию, решил, что с одной стороны ему Шурчанов не друг, он его противник.
Второе: ему необходимо все-таки показать какие-то более-менее приличные результаты по "Единой России". И третье: он принимает решение начать открытую борьбу против Шурчанова. Именно поэтому было принято решение Верховным судом Чувашской республики, которое практически на оставшиеся четыре месяца до выборов восстанавливает Тамару Ивановну Романову в правах депутата Государственного совета Чувашской республики.
И сейчас Тамара Ивановна развернет бескомпромиссную борьбу против Валентина Сергеевича Шурчанова, а команда президента Игнатьева будет в стороне наблюдать, как она будет добивать в конце концов политического противника.
Полагаю, что руководство Верховного суда Чувашской республики, по моим сведениям, нависла угроза отстранения от должности председателя Верховного суда Чувашской республики Парфирьева, оно либо, чуя политическую обстановку, решило подыграть в сторону президента Игнатьева, потом воспользоваться политической поддержкой, либо это было прямое указание президента Игнатьева, и было сказано: сделайте это дело, и мы будем решать кадровый вопрос совершенно по-другому.

Дмитрий Лишнев: Руководитель фракции КПРФ в чувашском парламенте, первый секретарь Чебоксарского горкома партии Виктор Ильин анализирует ситуацию с диаметрально противоположными судебными решениями с иной точки зрения:

Виктор Ильин: Скорее всего здесь вопрос правовой коллизии. Федеральное законодательство четко не дает определений в каких случаях могут быть прекращены полномочия депутата.
В Верховном суде Чувашской республики есть куратор того или иного района по гражданским, по уголовным делам. И поэтому, когда вопрос возникает, фактически я сам работал судьей, естественно, в первую очередь встречаешься с куратором и обсуждаешь, какие вопросы, проблемы. Наверное, консультировались.
А здесь, что, почему решение такое – я не могу сказать. Я тут ничью позицию защищать не буду, потому что конфликт разразился именно на прежде всего личных неприязненных отношениях Романовой и Шурчанова. Они должны были разобраться по-мирному, на мой взгляд. Здесь гордость обоих помешала в разрешении, и в конечном итоге отражается на деятельности регионального отделения нашей партии.
Мы предлагали, и мы предпринимали ряд шагов для того, чтобы примирить воюющие стороны, за что я получил и партийное наказание. Я обжаловал это решение, и ЦРК заняла позицию Шурчанова.

Дмитрий Лишнев: Сама же Тамара Романова полна решимости вновь продолжить политическую борьбу, используя парламентскую трибуну.
Говорит Тамара Романова:

Тамара Романова:
Идея некоторых так называемых политологов, что после восстановления статуса депутата Чувашского парламента я развернула партийную борьбу против главного коммуниста Чувашии Шурчанова – это большая ошибка. Если таковое будет, это будет только в интересах "Единой России", а я допустить этого не могу. Я буду заниматься тем, чем всегда и занималась. Если единороссы не будут устраивать моих избирателей, я по-прежнему буду выступать против их политики.
Я знаю, что единороссовский Госсовет Чувашии, чтобы сохранить честь своего мундира, намерен оспаривать решение судебной коллегии Верховного суда Чувашской республики в вышестоящей инстанции. Но что тут можно сказать про эту партию жуликов и воров и бывших моих коллег, 12 из которых юристы, а двое даже доктора наук? Когда меня путем голосования лишали статуса депутата, широко известный своими экстремальными изречениями председатель Госсовета Михаил Михайловский без тени смущения заявил: таковые правила игры.
Эти господа в высшем органе законодательной власти Чувашии, оказывается, не на народ работают, а занимаются политическими играми. Вот только слишком дорого простым избирателям обходятся эти игрища партии власти.

Дмитрий Лишнев: Пока же можно лишь констатировать факт: несмотря ни на что все усилия так называемых парламентских партий законодательно обеспечить беспрекословное подчинение депутатов, прошедших по партспискам, партийным лидерам, не увенчались успехом.
Преградой на пути партийного диктата стала Конституция Российской Федерации.
Вопрос: устоит ли эта преграда в вышестоящих судебных инстанциях?

Михаил Соколов: Рассказывал корреспондент Радио Свобода в Чебоксарах Дмитрий Лишнев. И от его рассказа о борьбе депутата за верховенство права я хотел бы оттолкнуться, говоря о юридических вопросах.
На прошлой неделе в Москве проходила международная конференции "Европейский путь для России – верховенство права и нынешние реалии", организованная РНДС Михаила Касьянова и Европейской партией либеральных демократов и реформаторов.
Я бы обратил внимание на выступление бывшего члена Конституционного суда Тамары Морщаковой.

Тамара Морщакова: На данном этапе объединяющей идеей всех общественных движений могла бы служить идея, которая объединила бы очень разных людей: невозможность терпеть уже случившееся беззаконие, нужно под этим подвести определенную совершенно черту. Мы стоим на признании необходимости реабилитации жертв беззакония, десталинизации в обществе, которая не завершена. Точно так же, исходя из этих подходов, мы должны придти к необходимости таких шагов в государстве, как широкомасштабная амнистия, если хотите, жертв судебных репрессий.
Может быть надо начинать в этой области с амнистии в области незаконного преследования предпринимательства свободного, которое на самом деле провозглашено конституционным принципом. Необходимо говорить об общественном движении в пользу независимого суда. Такие шаги в области судебной системы, ее реформирования, и в области уголовной политики, начиная с достаточно масштабной амнистии, могли бы помочь и всей правоохранительной системе начать определенный путь развития в соответствии с конституцией и верховенством права с чистого листа.

Михаил Соколов: С Тамарой Морщаковой поспорила политолог Лилия Шевцова.

Лидия Шевцова:
Если речь идет о либеральном российском меньшинстве, то я вижу две задачи перед нами. Первая – это можно ли трансформировать Россию, будучи в диалоге и внутри этой системы, как пытаются делать некоторые наши коллеги, либо выйдя абсолютно за пределы этой системы, как делают другие наши коллеги. Для меня ответом на этот вопрос является 20 лет полного провала попыток наших активистов и доброхотов что-то изменить внутри власти.
И второй вопрос: очевидно для нас пришла пора покончить с обличением режима. Ну кто его только ни обличает. Мы, российские либералы, очевидно, стоим перед необходимостью перехода к другой стадии нашей деятельности – к проектированию. Потому что нужно думать о том, как создавать механизмы, когда это все, вся эта конструкция, основанная на этой конституции, в один прекрасный момент рухнет.
Встает вопрос: насколько легитимна власть после марта 2012 года, если она сохраняет свои позиции вследствие манипулирования выборов?

Михаил Соколов: Лидер либералов в Европарламенте Ги Верховстад предупредил россйсикие власти, что декабрьские выборы будут тестом для отношения к ним Европы, которое явно ужесточается.
В частности, будут ли регистрированы оппозиционные партии, включая Партию народной свободы, будет ли дана возможность долгосрочного наблюдения международных наблюдателей. И будут ли соблюдаться законные процедуры.
О том, как Кремль и его структуры попирается закон на региональных
выборах – во второй части программы.

Массовые фальсификации на российских выборах стали позорной нормой. Но растет и противостоящая им волна возмущения.
В "Новой газете" на прошлой неделе был опубликован 40-страничный доклад, описывающий, какими невероятными доселе способами вброса и подтасовок власти обеспечили на мартовских выборах в Тамбовской области 68 % голосов за "Единую Россию". Общественность требует расследования
Из Саратова в Москву приехали представители региональных оппозиционных партий – КПРФ, ЛДПР, "Яблока", которые создали совместный комитет, а он должен не допустить повторения в декабре недавно происходивших в регионе выборных фальсификаций.
Тему исследовал специальный корреспондент Радио Свобода Виталий Камышев.

Виталий Камышев: То, что кампания по выборам депутатов Тамбовской областной Думы так или иначе войдет в историю, было ясно еще до единого дня голосования 13 марта. К выборам не была допущена партия "Яблоко" - собранные тамбовскими "яблочниками" подписи были под надуманным предлогом забракованы. Преподаватели тамбовских вузов шепотом рассказывали о том, что студентов в массовом порядке заставляют получать открепительные удостоверения, а затем организованно сдавать их начальству; тиражи издаваемых "Справедливой Россией" предвыборных газет изымались сотрудниками правоохранительных органов, а выпущенные от имени КПРФ издания, к которым тамбовские коммунисты никакого отношения на самом деле не имели, свободно распространялись на улицах областного центра. Множество скандалов было зафиксировано и в день голосования.
И все-таки доклад о фальсификациях на выборах 13 марта в Тамбовской области, опубликованный "Новой газетой", в котором сведены воедино сотни свидетельских показаний, документов, полицейских протоколов и заявлений наблюдателей, производит сильное впечатление.
Вот, например, один из самых впечатляющих эпизодов: в день голосования представителями оппозиции в городе Тамбове была обнаружена подпольная "база" выдачи избирательных бюллетеней в спортзале местного технического университета. Никакого избирательного участка там не было, зато был склад самых настоящих бюллетеней – уже проштампованных печатями избиркомов, с настоящими подписями двух членов участковой комиссии в правом верхнем углу. Именно сюда приезжали и приходили некие граждане, у которых в паспорт был вложен "календарик донора" с надписью "Служба крови. Больше доноров – больше жизни". А помощник ректора Тамбовского технического университета, куратор от "Единой России", и другие сотрудники вуза выдавали им пачки с бюллетенями. Депутат Государственной Думы, лидер тамбовских коммунистов Тамара Плетнёва возмущена.

Тамара Плетнева: Этот факт был нами не просто обнародован, а мы поймали за руку. Потому что один из наших студентов таким образом туда прошел, с этим паролем. Вызвали тут же милицию, показали эти бюллетени. Тишина.
Я сама лично пришла в избирательную комиссию и сказала: остановите выборы. Вы понимаете, это вторые бюллетени – это безобразие. Если вы можете, то остановите. Сказала секретарь: а я не могу остановить. Никаких результатов на все наши жалобы, никаких мер не принимается, потому что это делается на уровне власти.

Виталий Камышев:
Опубликованный "Новой газетой" доклад подготовил профессор Тамбовского государственного университета Николай Воробьев. Профессиональный юрист, он был первый в постсоветский период председатель избирательной комиссии Тамбовской области, один из разработчиков действующего Устава региона. Вот что рассказал Николай Воробьев Радио Свобода.

Николай Воробьев:
Раздавали бюллетени в специальном месте для того, чтобы развозить их по участкам и вбрасывать в избирательные урны. Это было организовано масштабно специально. Вот это прежде всего поразило. Потому что до такого дошли, то уже институт выборов как таковой уничтожен. Потому что ключевой винтик в механизме выборов – это день голосования. Если в день голосования используется сталинский принцип " не важно, как голосуют, а важно, кто считает", то что говорить о выборах? О них говорить уже не приходится.
Я не могу себе представить, человек, который много лет занимался выборами, возглавлял областную избирательную комиссию. Я мог, конечно, предполагать, что нарушения бывают, но это не очень укладывается в мое представление о нормальном.

Виталий Камышев: А сколько еще остается в этой системе честных людей, порядочных, которые тяготятся этой миссией фальсификаторской?

Николай Воробьев: К сожалению, их там все меньше и меньше. Сама система приведена в такое состояние, когда честным людям очень трудно или они все вынуждены уступать давлению, соглашаться со всем этим, либо больше не участвовать, не соглашаться участвовать в работе избирательных комиссией. Поэтому неслучайно такая сменяемость существует довольно высокая кадров избирательных комиссий, председателей, секретарей, потому что именно через эту категорию людей делаются все фальсификации и махинации на выборах.

Виталий Камышев:
Никакой пока реакции тамбовской избирательной комиссии нет?

Николай Воробьев: Насколько я знаю, пытаются что-то предпринять в этом направлении, видимо, какой-то ответ, сообщение на сей счет будет дано, если не публично, то, по крайней мере, в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации. Потому что этот доклад направлен туда на имя Чурова. В официальных структурах определенные движения начались.
На меня выходили, например, с Государственной телерадиокомпании, брали интервью, задавали ряд вопросов, заранее заготовленных. Я думаю, что там ничего, естественно, не покажут на телеэкране, просто пытались выяснить, почему этот доклад появился, с какой целью, кто за мной стоит, из каких источников я брал информации. В докладе все написано. На основе многочисленных обращений, заявлений, жалоб, обращений избирателей, наблюдателей, членов комиссий избирательных с совещательным голосом, представителей средств массовой информации, кандидатов, из самых разнообразных источников. Тут ничего такого в этом смысле секретного нет.

Виталий Камышев: В избирательной комиссии Тамбовской области прокомментировать доклад о фальсификациях на выборах 13 марта Радио Свобода не смогли – все сотрудники избиркома оказались страшно заняты …

"Сотрудник несколько занят. Попробуйте, перезвоните через какое-то время, может быть освободится сотрудник".

Виталий Камышев: Представляющий в государственной Думе Тамбовщину единоросс Алексей Плахотников предложил посмотреть на ситуацию с другой стороны.

Алексей Плахотников: Без нарушений невозможно на выборах, наверное, какие-то нарушения мелкие были. В основном, я считаю, что выборы в Тамбовской области прошли в рамках закона. Они увенчались убедительной победой "Единой России".
Я уже е в первой избирательной кампании прохожу, но такой организованной работы оппозиции по дискредитации выборов, я такого не встречал. Может быть это не оппозиция даже, может быть это заказ отдельных людей, я не говорю – спецслужб.
На самом деле прокуратура ничего не выявила, но психологический нажим на членов избирательных комиссий, а мы в Тамбове, извините, живем в большом – маленьком населенном пункте и друг друга знаем. Понимаете, когда приходит на четверть избирательных участков прокуратура с проверкой, тут сразу: наверное, что-то там есть.
На самом деле ничего не находят. Но эта отрицаловка, опять эти подметные письма, опять те же люди, которые объезжают избирательные комиссии и начинают писать. Для меня ни одной строчки в "Новой газете" нет нового, потому что все это уже написано и отдано в прокуратуру давным-давно. Прокурорские проверки прошли по всем фактам, которые изложены. Не изложены только в этой газете те жалобы, которые шли от "Единой России".
Я столкнулся с такой организованной работой впервые. И организованная работа не то, чтобы показать, какая оппозиция правильная, а только показать, что со стороны "Единой России" идут нарушения. И эта статья, я думаю, что там что-то еще есть. Мы не боимся ни грамма, ни капельки не боимся этих проверок.

Виталий Камышев: Внимательно прочел доклад профессора Николая Воробьева о фальсификациях на выборах в Тамбовскую областную думу независимый политолог Дмитрий Орешкин.

Дмитрий Орешкин: Поскольку я с 95 года занимаюсь анализом электоральных процессов, для меня вопрос об убедительности не стоял. Это просто зафиксированное реально нарушение избирательного процесса. То, что в Тамбовской области были массовые фальсификации – это для человека, который серьезно занимается выборами, даже не требует доказательств. Потому что официально нарисованные или зафиксированные результаты – они просто невероятны.
Например, Тамбовская область 18% участников голосования обеспечила за счет голосования вне избирательных участков. Обычно такое бывает где-то на Чукотке, где оленеводов собирают вертолетами или, точнее, к ним возят ящики для голосования, но не в центральном районе. 18%, практически каждый пятый проголосовал на дому. А голосование на дому – это один из наиболее широко распространенных механизмов фальсификации. Грубо говоря, взяли ящик для голосования, урну, отнесли за угол, напихали туда бюллетеней, сколько надо. Естественно, это в значительной части не оформлялось надлежащим образом. Потому что голосование на дому по закону проводится при наличии официальной просьбы от человека, который сам не может придти на участок. Нигде этих официальных просьб в количестве 18% от всех проголосовавших не зафиксировано.
По доброй воле люди из избирательных комиссий двинулись куда-то в степь разносить голосовательные инструменты и приносили полные голосов за "Единую Россию". Легко убедиться, что в тех участках, где больше людей проголосовало вне избирательного участка, то есть на дому, больше голосов за "Единую Россию". Не зря же в конце концов члены избирательных комиссией все это делали.
Есть масса других несопоставимостей, расхождений. Членных избирательных комиссий на голубом глазу говорят: хорошо, как раз в Тамбовской области 114 тысяч инвалидов, и все они проголосовали на дому. Это замечательно, но по закону все они должны были написать заявление о том, что они хотят на дому проголосовать, за них это никто не сделал, и они сами этого не сделали. И это всего один частный пример.
На самом деле тьма примеров так называемых "каруселей", переписываемых протоколов, просто вбрасывания пачек, недопуска наблюдателей к подсчету голосов. Логика очень простая: губернатор отвечает за цифру. Тамбовский губернатор отвечает за то, чтобы "Единая Россия" набрала порядка 60%. Как он это сделает – это его проблемы. А вот если он этого не сделает, это будет проблема еще большая для него, потому что мы наблюдаем только что, как отправили в отставку губернатора Тверской области, которая тоже на самом деле фальсифицировала, но делала это скромнее, делала без скандалов. И в результате там "Единая Россия" не набрала 40%. Господин Зеленин в области не обеспечил должный уровень надоев. А как эти надои обеспечиваются, мы с советской эпохи знаем: разбавляют молоко водой и фиксируют рекорды. Вот и в Тамбовской области этот рекорд зафиксирован, что на самом деле унизительно для области.

Виталий Камышев: Партия "Единая Россия" в последние годы изобрела свою электоральную географию, отмечает Дмитрий Орешкин.

Дмитрий Орешкин: Чем дальше от центра, чем глубже в периферии или в провинции, тем выше цифры электоральной поддержки за "Единую Россию". Что на уровне субъектов федерации, например, Тамбовская область, например, Дагестан, что внутри каждого субъекта федерации: в городе всегда поддержка у "Единой России" ниже, потому что там есть партии, там есть пресса, там есть наблюдатели, там есть члены избирательных комиссий, которые не очень боятся вышестоящего руководства. И получается примерно вдвое ниже. А на селе, где нет наблюдателей, где все зависит от местного начальника, а местному начальнику поставлена жесткая задача, он понимает, что если он не выполнит – не усидит. На селе 60-70% и больше 70% за "Единую Россию".
Тамбовский пример тем интересен, что там в Тамбове пытались такую же методику реализовать, а Тамбов – город, именно поэтому именно в Тамбове зафиксировано больше всего нарушений. На селе они как были, так и остались, но их никто не фиксирует, а в Тамбове горожане, у них есть свои представления о приличиях и поэтому получилось скандально.

Виталий Камышев:
Какая-нибудь реакция властей, Центризбиркома на этот доклад и какая должна была бы быть?

Дмитрий Орешкин: Должна быть простая: есть закон о выборах, в соответствии с этим законом положено честно считать голоса. И есть закон реальной жизни, который озвучивал Владимир Евгеньевич Чуров, называется закон – Путин всегда прав. С этой формулировкой Владимир Евгеньевич Чуров сел в кресло электорального арбитра и продолжает этой формулировке следовать. Соответственно, или ты действуешь по формальному закону, то есть не позволяешь жульничать, или ты сам жулик. Вот, собственно, и вся логика.

Виталий Камышев: На парламентских выборах в декабре Кремль попытается применить «передовой» тамбовский опыт в масштабах всей страны, уверен политик Владимир Рыжков.

Владимир Рыжков:
Фактически сто тысяч голосов всеми этими способами фальсификаций в участковых комиссиях, "каруселями", голосованиями с выносными урнами и переписываниями протоколов, дали прирост фактически в два раза. Скорее всего господин Путин и его партия, если они действительно ставят перед собой задачу получить конституционное большинство, то у них не будет иного выхода, кроме как массовых фальсификаций в декабре. И мы должны быть к этому готовы. Нам нужно специальные меры принимать по контролю.

Виталий Камышев: Побороться с Тамбовщиной за сомнительные лавры лидера в области фальсификаций на выборах готовы другие российские регионы. В Государственной Думе прошла пресс-конференция комитета "Саратову – честные выборы". Комитет был создан после мартовских муниципальных выборов, которые отличались беспрецедентным размахом фальсификаций итогов голосования в пользу партии "Единая Россия". В комитет вошли лидеры региональных отделений КПРФ, ЛДПР, "Справедливой России" и "Яблока". О причинах столь необычного объединения говорил координатор Саратовского регионального отделения ЛДПР Антон Ищенко.

Антон Ищенко:
До выборов 17 марта мы никогда в таком составе не собирались и познакомились только после окончания этих выборов в связи с теми массовыми нарушениями, массовыми фальсификациями, которые мы увидели.
Такое ощущение, что против избирателей Саратова работала целая команда фальсификаторов. Было 300 экипажей, которые возили по избирательным участкам людей, которые вбрасывали бюллетени. Сейчас можно говорить – "фронт". Наверное, это были первые ростки этого фронта.

Виталий Камышев: Надо сказать, что раскручивая свой псевдо-народный фронт», Владимир Путин и его команда дали повод для рискованных метафор с военной подкладкой. Вот фрагмент выступления на пресс-конференции в Госдуме члена фракции ЛДПР Юрия Когана.

Юрий Коган: Я бы сравнил Саратов сегодняшний в рамках Российской Федерации как ту самую Брестскую крепость времен начала Великой отечественной войны. Немцы прошли давным-давно вперед, а Брестская крепость все еще сражались.
Сегодня комитет "Саратову - честные выборы" борется за то, чтобы итоги выборов в Саратовскую городскую думу были оспорены по меньшей мере.

Виталий Камышев:
Не повезло городу на Волге: Саратов – малая родина главного нынешнего "фронтовика", руководителя аппарата премьера Вячеслава Володина, сетует лидер саратовских коммунистов Ольга Алимова.

Ольга Алимова:
Наш земляк Чернышевский задал вопрос "что делать?", и до сих пор даже в этом веке никто не смог найти ответ. Пусть калачами и саратовской гармошкой мы славимся, приземлением Гагарина этот век, мы прославились тем, что произошло убийство саратовского областного прокурора и у нас есть слава Володина. Почему я такое внимание уделяю этому человеку? Потому что ни для кого не секрет, что многие годы он занимается выборами и, естественно, в Саратовской области обкатываются все те технологии, которые потом распространяются на страну.
Мы испытали все.

Виталий Камышев:
О последствиях саратовского электорального беспредела говорит председатель регионального отделения партии «Яблоко» Дмитрий Коннычев.

Дмитрий Коннычев: Главный политический итог: две трети населения считают, что выборы прошли грязно, нечестно. Соответственно, они не верят в то, что это их уровень местного самоуправления. К чему это приведет? Как минимум к тому, что граждане не считают, что власть легитимна.
В комитете "За честные выборы" "Яблоко", КПРФ, "Справедливая Россия" и коммунисты. Вряд ли кто-то из вас может представить, что на федеральном уровне у нас очень близкие программы. Да, мы считаем друг друга приличными партиями и конкурентными. Но то, что мы объединились в Саратове, говорит о том, что это терпеть нельзя.

Виталий Камышев: О реакции в Саратове на пресс-конференцию комитета "Саратову – честные выборы" в Госдуме и о дальнейших планах объединенной оппозиции – корреспондент Радио Свобода Ольга Бакуткина.

Ольга Бакуткина:
Итогами пресс-конференции ее участники остались довольны. Говорит лидер местного отделения партии "Справедливая Россия" Алексей Полещиков.

Алексей Полещиков:
Мы добились той цели, которую ставили. Трансляция шла на Госдуму, были телеканалы, были представители СМИ. Мы дали определенный толчок.

Ольга Бакуткина: По словам Алексея Полещикова, партия власти приписала себе 30% голосов избирателей, из-за чего оппозиция в городской думе совокупно не досчиталась 7 мандатов. Судебные разбирательства продолжаются, но часть свидетелей отказалась от показаний о фальсификации итогов голосования. Кто же в здании, где хранятся материалы уголовных дел, участились прорывы водопровода, из-за чего часть документов утрачена. Чтобы избежать повторения ситуации на выборах в Госдуму, свои требования к их проведению члены комитета "За честные выборы" заявляют уже сейчас. Говорит лидер местного отделения КПРФ Ольга Алимова.

Ольга Алимова: Мы требуем на день голосования в Государственную думу, чтобы к нам направили международных наблюдателей. Мы хотим, чтобы нам представили "калибы", которые не позволят голосовать огромными пачками бюллетеней в урны. И нам бы очень хотелось, чтобы был представитель Центральной избирательной комиссии, причем не тот, которого направляет "Единая Россия", а чтобы был достаточно независимый, и чтобы Центральная избирательная комиссия все-таки обратила внимание на все наши жалобы и прислала комиссию для проверки.

Ольга Бакуткина: По словам Ольги Алимовой, комитет "За честные выборы" организует ряд акций протеста. Насколько плодотворны будут усилия комитета "За честные выборы", комментирует местный аналитик Алексей Колобродов.

Алексей Колобродов: Всегда имели место. Были эти совместные конференции, какие-то заявления. Другое дело, что сейчас продвинулись дальше. Но я не очень верю в эту объединительную тенденцию, потому что накануне выборов центробежные тенденции все равно наверняка возобладают.
Я считаю, что та борьба, которая сейчас ведется в виде наблюдателей партийного первичного контроля на участках или в комиссиях, она эффективна. С другой стороны свои десять с лишним процентов власть себе нарисует вся.

Виталий Камышев: Саратовская инициатива – естественный ответ на массовые наглые фальсификации, которые стали для власти привычным делом, подчеркивает независимый политолог Дмитрий Орешкин.

Дмитрий Орешкин: Есть некоторый предел резистенции, когда люди говорят: да ладно, черт с ними, все равно "Единая Россия" сильная, написали ей 66%, а на самом деле было 58 – невелика разница. То есть на фоне экономического роста, на фоне того, что происходило в начале нулевых, это работало.
А сейчас задача с одной стороны усложнилась, а ресурсы для ее выполнения исчерпались. "Единая Россия", рейтинг ее идет вниз, а цифры надо обеспечивать, как минимум, не меньше.
Во-первых, приходится жульничать в разы больше. Раньше мы приписали 10-12%, а вот когда надо приписать 20 – вот это уже, похоже, переходит предел терпимости. Сейчас в декабре придется не меньше 20% приписывать. Как страна это проглотит и проглотит ли?
Все эти замечательные игры раньше или позже выдыхаются, и государство разваливается, потому что граждане ему не верят, как это произошло с Советским Союзом.
Ошибка партии, которая называется "Единая Россия", заключается в абсолютно органичном презрении к обществу. Эти люди уверены, что они всех разведут, всех обманут, всех заставят, всех организуют, кому надо – заткнут рот. Но общество развивается. И те же самые партии не видят необходимости бояться.
Конечно, есть риск потерять хлебное место. Но если ты не член "Единой России" и если ты имеешь независимый источник доходов, а если ты под защитой хотя бы формальной коммунистической партии или другой партии, чего ж тебе трусить? Особенно в городах. На селе, конечно, любой начальник понимает, что его как клопа раздавили, если он неправильную цифру показал, и все, и никуда он не денется. А в городе худшее, что может быть – с работы уволят, да и то не будут, потому что скандал, тем более, если у тебя работа не в бюджетной сфере.
Постепенно люди начинают думать: а что я, тварь дрожащая, что ли? И вот эти политические партии объединяются, формируются межпартийные объединения за честные выборы. Есть, конечно, тьма казенных объединений, отвлекающих, которые при Центризбиркоме кормятся, которые организуют горячие линии, которые собирают голоса протестующих и потом тихо спускают их в унитаз – у них такая функция. Но есть и те организации, которые снизу растут, которые никем не контролируются, и они будут все большие и большие неприятности доставлять начальству.

Виталий Камышев: Возможно, что инициативы саратовских политиков будут поддержаны и в других регионах: организуя массовые фальсификации на выборах, власти уже покушаются на представительство в Госдуме всех кроме "Единой России" партий - КПРФ, ЛДПР, "Справедливой России". Чтобы выжить, им поневоле придется объединяться.

Михаил Соколов: О последних разоблачениях фальсификаций на выборах в России я беседовал с экспертом Ассоциации "Голос" Александром Кыневым.
Насколько Саратов типичен для российской выборной сцены? И во-вторых, насколько вероятны такие совместные действия?

Александр Кынев: Что касается типичности Саратова, по данным электоральной статистики это территория, неблагоприятная достаточно давно. Причем элементы неблагоприятности ухудшаются. Каждые следующие выборы в Саратовской области происходят хуже, чем предыдущие. И если посмотреть официальную статистику, голосование на дому – пример, если посмотреть работу наблюдателей на участках, мы увидим по Саратову картину, мягко выражаясь, очень тяжелую. Из регионов Поволжья, может быть, на сегодня худший вариант, даже может быть хуже, чем было в Астрахани два года назад на выборах мэра. Здесь озабоченность оппозиции абсолютно понятна.
Что касается совместных действий, в условиях, когда запрещены общественные наблюдатели по факту, а политических партий крайне мало, на самом деле от манипуляций при подсчете, подведении итогов, теряют любые оппозиционные партии. Как показывает практика, при честном подсчете сегодня все они проходят, потому что голосовать больше не за кого. И реально все заинтересованы в том, чтобы процесс избирательный контролировался.
Поэтому то, что все чаще возникает ситуация координации усилий при обеспечении контроля, абсолютно закономерная вещь. Ни одна из партий по отдельности не в состоянии сегодня обеспечить эффективный электоральный контроль. Потому что на участке может быть максимум один человек от одной партии. И если контролировать голосование на дому, то как минимум нужно два-три человека, чтобы на участке было, сменяло друг друга. А что касается подсчета, всегда нужны свидетели. Если происходят некоторые нарушения, как их оспаривать, если слово одного наблюдателя против коллектива членов избирательной комиссии, и тем более, если в этом участвовали сотрудники милиции, которые присутствовали или прикрывали процесс нарушений.
Поэтому в этом смысле я абсолютно убежден, что координация контроля наблюдения от всех политических партий выгодна сегодня каждой из них по отдельности. В этом смысле ситуация в Саратове абсолютно понятна. Я думаю, что мы по многим регионам увидим на предстоящих федеральных и региональных выборах взаимодействие, во всяком случае, с точки зрения электорального контроля.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG