Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Демограф Марк Тольц - о всплеске эмиграции в Израиль


Акция прокремлевского молодежного движения.

Акция прокремлевского молодежного движения.

На сайте Радио Свобода продолжается дискуссия о новой волне эмиграции из России. Слово – известному израильскому демографу Марку Тольцу.

- Некоторые из участников дискуссии "Валить или не валить из России?" полагают, что никакой новой волны эмиграции из России нет. И предлагают нам не сгущать краски. Так есть волна или нет?

- Есть. За 5 месяцев этого года эмиграция из России в Израиль возросла на 18% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Но это еще не все. Дело в том, что рост эмиграции в Израиль из России начался в 2009 году во время кризиса. Тогда был 25%-ный рост. Потом, что интересно, он притормозился. В 2010-м году было только 5%. И вот в этом году новый всплеск - 18%.

- Что же произошло в России в 2011-м году? Что заставляет ее граждан думать об отъезде?

- Надо, конечно, смотреть на то, что происходит внутри страны. Я разделяю мнение тех специалистов, которые считают, что эмиграция происходит прежде всего из-за ситуации в стране, откуда люди уезжают. То есть возникает некий фактор выталкивания. Что-то должно измениться в настроении людей.

- Но может быть, для тех, кто эмигрирует в Израиль, важнее то, куда они едут, а не откуда?

- Это не идеологическая эмиграция. Идеологическая эмиграция в Израиль осталась в далеком прошлом. Первые поселенцы, которые в 1882 году отправились после ужасных погромов в России на Ближний Восток и практически заложили основы современного Израиля – да, они были идейными эмигрантами. А когда эмиграция стала достаточно массовой, на первый план вышли другие мотивы. Люди, которые едут, заботятся, прежде всего, о своих детях, измеряя их перспективы (это показывают все исследования). В этом смысле эмиграция в Израиль понятна. Сейчас здесь спокойно, Израилю обещают более чем 5%-ный рост при развитой экономике, медицина – одна из лучших в мире…

Конечно, у израильской эмиграции есть особенности. И именно поэтому она очень показательна в том случае, если мы хотим понять, как меняются настроения в России. Дело в том, что, в отличие от других стран, отъезд в Израиль себе могут позволить очень небогатые люди, без особенных связей за границей, без недвижимости. Тем, кто получает статус репатрианта, оплачивается проезд, в Израиле даются различные пособия и льготы после прибытия. Это свободный выбор людей. И в этом смысле Израиль уникален, другой такой страны в мире нет. Эмиграция в Израиль для большой группы людей не является проблемой. Я имею в виду тех, кто подпадает под Закон о возвращении. Это евреи, их дети, внуки, причем все они с законными супругами. К тому же еврей по израильскому законодательству – это не только тот у кого мама – еврейка, достаточно и бабушки по материнской линии, и прабабушки…

- Вы говорите, что эмиграцию в Израиль, в отличие от Англии, например, могут позволить себе люди с очень скромным достатком. Значит ли это, что большинство эмигрантов в Израиль – из российской провинции?

- Из провинции едут, но в тех же масштабах, что и раньше. А всплеск наблюдается как раз в крупных городах. В 90-е годы процент уезжавших из двух столичных городов - Москвы и Санкт-Петербурга - уменьшался. Если перед распадом СССР он соответствовал доле этих городов в еврейском населении, то есть составлял около 50%, то в 1998 году упал до 10%. И вдруг опять пошел рост. Уже в 2009 году более 30% приехали из Москвы и Санкт-Петербурга. И этот рост продолжается.

- Кто именно эмигрирует - из каких социальных групп, с каким уровнем образования, с какими доходами?

- Это самые обычные люди. Речь не идет о самых-самых образованных или, наоборот, совсем темных.

- Как вы полагаете, российские власти тревожит возросший отток россиян в Израиль?

- Что касается потока в Израиль, он для России нечто очень малое. Приезд в Израиль 100 врачей-евреев останется совершенно незаметным в России. Это не тот процесс, который может кого-то озадачить.

- Но раз основной мотив, по вашему мнению, будущее детей, то можно предположить, что уезжают не только в Израиль. Значит, есть повод для беспокойства.

- Я допускаю, что российские власти даже не представляют масштабы реальной эмиграции. Официальная статистика дает неполные цифры. Я могу говорить только про Израиль. Так вот в прошлом году к нам из России приехали свыше 3400 человек. А в российской статистике прошло только 947 человек. Мой коллега, заведующий кафедрой демографии Высшей школы экономики Михаил Борисович Денисенко, провел исследование по всем направлениям. И у него тот же результат: по статистике принимающих стран поток намного больше, чем фиксируется российской статистикой.

- А есть ли какие-то данные о возвращении людей в Россию?

- Конечно, есть. Число приезжающих из Израиля в Россию достигло своего минимума за все время регистрации – около 800 человек в 2010 году. Происходит два процесса параллельных, но разнонаправленных - очень значительное увеличение выезда в Израиль и достаточно резкое, заметное сокращение числа тех, кто регистрируется как иммигрант в России.

- Что государство должно сделать, чтобы остановить отъезд?

- Точно знаю одно. Ни в коем случае эти меры не должны быть
запретительными. Мне не нравится термин "утечка умов". В мире уже давно действует циркуляция интеллектуальных ресурсов, взаимное обогащение. Нельзя представить себе и американцев Хемингуэя и Скота Фицджеральда без парижского опыта.

Фото с сайта http://groupper.livejournal.com/4153.html

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG