Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как относятся афганцы к предстоящему частичному выводу войск США



Житель Кабула Абдул Хади: Я счастлив, что иностранные войска покидают нашу страну, наши силы безопасности достаточно подготовлены, чтобы восполнить пробел и взять под контроль нашу родину.

Еще один житель Кабула – Мирваиз Хан: Я счастлив, что войска выводят, но в то же время я боюсь, что у нашего руководства нет смелости защитить наши провинции, когда иностранцы уйдут.

Бывший генерал афганской армии Джавид Кохейстани: Вывод 10-15 тысяч американских военнослужащих с юга абсолютно точно скажется на безопасности Афганистана, потому что эти войска размещены на границе с Пакистаном. Если они уйдут, повстанцы будут с легкость пересекать границу и проникать в Афганистан. Мне кажется, что этот конкретно вывод войск ставит под вопрос будущее Афганистана.

Ирина Лагунина: Мнение этих афганцев корреспондент агентства «Рейтер» записал в Кабуле накануне речи президента США Барака Обамы о начале вывода американских войск из Афганистана. По другую сторону границы, в той стране, которую в Афганистане обвиняют в разжигании экстремизма и нестабильности, то есть в Пакистане, отношение к выводу американских войск тоже неоднозначное. Как утверждает мой коллега Абдул Хай Какар, светские политические лидеры весьма обеспокоены политикой Вашингтона. Светские политики уже находятся под прицелом местных талибов. Национальная партия авами потеряла десятки последователей и политических активистов в терактах самоубийц и в результате заказных убийств. У партии много последователей среди пакистанских пуштунов на северо-западе страны. Один из лидеров этой партии Хашам Бабар смотрит на будущее без американских войск почти панически:

Хашам Бабар: Мы не хотим, чтобы США преждевременно выводили войска из Афганистана. Американские и натовские войска в этой стране в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН. И их задача – разобраться с тем, что они натворили, чтобы победить Советский Союз. Они несут ответственность за расчистку этих завалов.

Ирина Лагунина: Светские политики в Пакистане больше всего боятся, что в результате вывода войск талибы вновь возьмут Афганистан под свой контроль, а это значит, что у местных пакистанских исламистов тоже будет больше возможности выжить и провести революцию в собственной стране. Впрочем, эти партии в свое время выступали и против пакистанской помощи в борьбе с советским вторжением в Афганистан и никогда не называли войну моджахедов джихадом. Наоборот, они предупреждали, что отношение правительства президента Зии Уль Хака к моджахедам как к «святым воинам» приведет к росту экстремизма в самом Пакистане, что и произошло, но в те годы многие за подобную критику оказывались в тюрьме. Не обошла эта участь и местных белуджей. Поэтому не случайно один из лидеров юго-западной провинции Пакистана Белуджистан Исхак Белудж предупреждает, что Америка еще далеко не выполнила обещание побороть экстремизм:

Исхак Белудж: Америка – основной ответственный за восстановление мира в Афганистане. Вопрос лишь в том, достигнуты ли в Афганистане мир и стабильность. Я этого не вижу. И если они начнут через пару месяцев выводить войска, кому они оставят эту страну? Это – самый важный вопрос.

Ирина Лагунина: Так же осторожен и бывший министр иностранных дел Пакистана Шах Махмуд Куреши. Он замечает, что растущее влияние талибов не позволит США провести вывод войск в обозримой перспективе, но, с другой стороны, именно иностранное военное присутствие питает силами талибов. Куреши – родом из семьи почитаемого суфиями святого 14 века. Пакистанские экстремисты в последние годы уничтожили не одну суфийскую мечеть.

Шах Махмуд Куреши: Есть две стороны этой картины, и США должны рассмотреть ее со всех углов и принять взвешенное решение.

Ирина Лагунина: Две стороны картины присутствовали и в дискуссиях экспертов и военных в преддверии выступления Барака Обамы в среду вечером по вашингтонскому времени. Из 100 тысяч военнослужащих – сколько выводить? 30 тысяч будет достаточно? Или нет? А если 30 тысяч достаточно, то как скоро начинать реальный вывод – неужели с 1 июля, как то планировал американский президент еще в 2009 году? Но тогда как справиться с так называемой «сезонной» активностью талибов. Летом по традиции сопротивление в Афганистане нарастает. Военный аналитик вашингтонского Фонда защиты демократии Себастьян Горка полагает, что афганские войска раньше 2014 года заменить американские не смогут.

Себастьян Горка: Факт состоит в том, что если вы посмотрите на статистику – на площадь территории, о которой идет речь, и о количестве войск коалиции и военнослужащих или потенциальных военнослужащих армии правительства Карзая, то мы своей цели не достигли. Мы очень далеки от того, чтобы передать контроль над ситуацией в руки местных сил безопасности, чтобы правительство Карзая смогло эффективно поддерживать суверенитет Афганистана.

Ирина Лагунина: Впрочем, Министр обороны США Роберт Гейтс, покидающий свой пост в конце этого месяца, во время последней поездки в Афганистан заверил президента Карзая, что афганское правительство не останется один-на-один с противником.

Роберт Гейтс: Афганский народ должен помнить о двух основных вещах: во-первых, несмотря на то, что США и партнеры по коалиции могут с течением определенного времени вывести войска, мы все равно будем поддерживать долговременное стратегическое партнерство с Афганистаном. Мы будем продолжать готовить, экипировать и поддерживать афганские силы безопасности и делать все, что в наших силах, чтобы помочь правительству повышать уровень жизни афганцев. Иначе говоря, никакой спешки уйти из этой страны нет.

Ирина Лагунина: Но проблема с Афганистаном состоит в том, что в этой стране существуют две параллельные реальности – ситуация в области безопасности и насилие, которое навязывают стране отдельные части движения талибов и военных князей, с одной стороны, и общественное мнение, включающее отношение к иностранному военному присутствию, с другой. Вторая параллельная реальность начинает доминировать в политике и определять поведение властей – от предложения так называемых переговоров талибам (хотя с кем говорить – кто хотел сесть за стол, тот уже сел, а экстремистское крыло если и сядет, то лучше Афганистану от этого не будет), до постоянного указывания пальцем на Пакистан как на источник проблемы. Именно эта параллельная реальность заставляет президента Хамида Карзая делать неожиданные заявления, которые приводят порой западных аналитиков в недоумение. Как отмечает мой коллега и частый гость нашего аналитического журнала Абубаккар Сиддик, к таким эмоциональным порывам можно отнести заявление афганского президента, сделанное во время встречи с молодежью в Кабуле 18 июня. Карзай заявил, что иностранные войска в его стране «преследуют собственные цели». Затем выступил с критикой методов ведения войны: «Когда их самолеты бомбят территории, умирают наши дети, а наша земля уничтожается, потому что эти бомбы содержат химикаты». А затем бросил и прямые обвинения: «Они вывозят в сто раз больше прибыли из нашей страны, чем вкладывают помощи».
Проблема в том, что две стороны не слушают друг друга. Общественное мнение в Афганистане в последнее время формировалось сообщениями о жертвах среди мирного населения в результате бомбовых ударов НАТО. Хамид Карзай долгое время делал вид, что не замечает этого, - что лишь усиливало ряды его оппозиции. В Афганистане постепенно возникал протест, основанный на ощущении, что Карзай не управляет своей страной, как было обещано Западом. В свою очередь те, кто все это время поддерживал Карзая, были недовольны постоянными упреками в коррупции, которые тот же Запад периодически бросает в адрес нынешнего афганского правительства.
Афганский законодатель Гульбадшах Маджиди полагает, что подобного рода выпады и перебранки последнего времени были деструктивны для Афганистана.

Гульбадшах Маджиди: Я неоднократно говорил это: нам необходимо западное, особенно американское, присутствие здесь. Их присутствие необходимо из-за чудовищной политики, которую наши соседи проводили в последние 30 лет. Если здесь не будет иностранных вооруженных сил и мы будем сталкиваться с такими же вызовами, как сейчас, то будет поставлена под вопрос географическая целостность страны. Резкий вывод войск будет катастрофой для афганского народа. Афганистан поделят на провинции, в которых люди будут воевать друг против друга.

Ирина Лагунина: Так где же выход? Изящное решение предлагает в среду статья в газете «Уол стрит джорнэл». Автор – эксперт Совета по внешней политике США Макс Бут, предлагает вспомнить о том, что цель присутствия сил США и НАТО в Афганистане – не в том, чтобы поддерживать или не поддерживать Хамида Карзая, а в том, чтобы эта страна не превратилась в прибежище для террористов, как это было до 2001 года. Бут предлагает вспомнить историю Филиппин в 50-х годах. Тогда Эдвард Лэнсдейл, легендарный «тихий американец» был направлен ЦРУ в Манилу, чтобы помочь филиппинским силам безопасности справиться с коммунистическим «восстанием хуков». Но самое главное, что сделал Лэнсдейл в качестве советника в этой стране – он нашел человека по имени Рамон Магсайсай. Используя связи в Вашингтоне и Маниле, Лэнсдейл добился, чтобы Магсайсая назначили министром обороны, а потом фактически возглавил его предвыборный штаб. В 1953 году Магсайсай победил на президентских выборах. Его политика – борьба с коррупцией, честные и свободные выборы, изгнание из аппарата безопасности бесчестных полицейских и военных, намного сильнее подорвали поддержку «восстания хуков» в стране, чем все военные операции.
Впрочем, когда в 2009 году президент Барак Обама объявил об увеличении в три раза американского военного присутствия в Афганистане, он же сразу предупредил, что это – ненадолго.
XS
SM
MD
LG