Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лумумба как поиск справедливости спустя полвека


Патрис Лумумба, фото 1960 г

Патрис Лумумба, фото 1960 г

23 июня родственники борца за независимость Конго и первого премьер-министра независимой Республики Конго Патриса Лумумбы направили иск в брюссельский суд первой инстанции. Они добиваются признания ответственности властей Бельгии, – бывшей конголезской метрополии, – за убийство Лумумбы. Лумумба, один из лидеров движения за независимость, в январе 1961 года стал жертвой гражданской войны и острого политического кризиса. Вместе с группой сторонников он попал в руки сепаратистов из провинции Катанга и был расстрелян, а его останки позже были уничтожены.

Расследовавшая гибель Лумумбы бельгийская парламентская комиссия пришла к выводу, что король Бельгии и его министры знали о планах убийства Лумумбы и оказывали транспортную и финансовую поддержку его противникам. Тем не менее Бельгия признает только "моральную ответственность" за гибель этого политика. Рассказывает брюссельский журналист Виктор Онучко:

Мне довелось быть свидетелем того, как в 2001 году старший сын Лумумбы Франсуа приезжал в Брюссель по случаю расследования комиссией бельгийского парламента роли Бельгии в физическом устранении 17 января 1961 года лидера только что освободившейся бельгийской колонии. Эта огромная колония была настоящей сокровищницей маленькой Бельгии, которая до сих пор пользуется наследием того золотого века.

Парламентское расследование признало "моральную ответственность" бельгийского государства за гибель Патриса Лумумбы. Близкие Лумумбы считают, что ответственность Бельгии куда серьезнее. Они указывают на то, что бельгийское правительство выделило в ту эпоху сумму, эквивалентную сегодняшним 6 миллионам евро, – в качестве секретного фонда для операции по устранению Патриса Лумумбы и его соратников.

В каких бы грехах королевство Бельгия ни обвиняло конголезского лидера, – а святым, если внимательно изучить его биографию, он не был, – вообразить участие европейской нации спустя 16 лет после второй мировой войны в чудовищной акции с закапыванием истерзанного тела, последующим его выкапыванием, расчленением, растворением в кислоте и, наконец, сжиганием останков, очень трудно. Но это не домыслы. В телеинтервью бывший бельгийский полицейский Жерар Соэте рассказал о том, как он уничтожал следы преступления.

То есть, дело не в одном только бельгийском государстве. Были и конкретные вдохновители, организаторы и исполнители расправы, выходящей за рамки человеческой этики. Не называя имен по причине презумпции невиновности, адвокат семьи Лумумба Кристоф Маршан рассказал, что около десятка бельгийцев, тем или иным образом причастных к убийству Лумумбы, еще живы:

– В докладе бельгийской парламентской комиссии установлены факты, но юридических выводов не сделано. Установлено участие неких людей в убийстве Патриса Лумумбы, в его аресте, в доставке в Катангу, в пытках, которые он перенес. Лумумбу казнили без законного суда. И мы заявляем, что есть бельгийцы, которые напрямую или косвенно участвовали в этих действиях. А если проанализировать обстановку той эпохи с точки зрения международного права, то Бельгия нарушила суверенитет Конго и вступила в вооруженное столкновение на стороне Катанги, и, значит, был международный конфликт, и это убийство можно квалифицировать как военное преступление, для которого нет срока давности, – уверен Кристоф Маршан.

В истории с гибелью Патриса Лумумбы до сих пор остается много неясного. Один из самых ярких африканских политиков времен освобождения от колониализма, Лумумба по идеологическим причинам стал невероятно популярен в Советском Союзе. Говорит патриарх российской школы изучения Африки, доктор историческим наук Аполлон Давидсон.

– Я помню это по своей молоджости: в 60-е годы не было африканца настолько популярного в нашей стране, как Патрис Лумумба. И самое главное – его трагическая гибель. Конго все-таки – самая большая страна Африки, страна, очень богатая ресурсами. О Конго в это время говорили очень много. Это был 1960 год, когда 17 стран Африки провозгласили независимость. В мировую историю этот период вошел как год Африки. И вот на этом фоне – Лумумба, довольно молодой политический деятель. Он возглавил эту страну, когда ему было 35 лет. Конго было в более трудном положении, чем другие страны Африки, например, английские колонии – там политические партии создавались еще в межвоенный период. А в Конго был очень жесткий бельгийский режим, и поэтому политические партии создавались намного позднее, уже во второй половине 1950-х годов. И опыта у конголезской интеллигенции было очень мало – даже по сравнению, допустим, с представителями британских колоний.

Лумумба был когда-то писарем, почтовым чиновником, но в 1950-х годах начал участвовать в политической жизни. Первоначально у него были очень умеренные взгляды. Он был приверженцем идеи "бельгийско-конголезского сообщества", выступал за европеизацию страны, и какого-то резкого антиколониализма у него не было. Он создал в 1958 году партию "Национальное движение Конго". И эта партия впоследствии потребовала немедленного предоставления независимости, без всяких условий. В день независимости (это было 30 июня) Лумумба очень резко критиковал Бельгию – перед видными бельгийскими представителями.

– Есть легенда о том , что он сказал в лицо королю Бодуэну: "Мы больше не ваши обезьяны!" Так это или нет на самом деле?

– Я не помню именно этой фразы, но говорил он очень резко. Причем эта резкость была совершенно неожиданной. Последствиями его речи стали две цепочки событий. Во-первых, оживились сепаратисты в Конго. Некоторые провинции, особенно Катанга, решили отделиться. И это все наложилось на позицию бельгийцев. У нас в СССР тогда была такая тенденция – обвинять во всем только европейцев, все плохое шло от колониализма, а сами африканцы, конечно, всегда были очень хорошими. Конечно, колониализм был во многом виноват. Но сбрасывать со счетов какие-то внутренние противоречия нельзя – все-таки между тамошними народами были противоречия, начинавшиеся еще с доколониального периода. И вот в этой обстановке речь Лумумбы 30 июня 1960 года очень активизировала и борьбу сепаратистов, и борьбу бельгийцев против нового правительства Конго. Против Лумумбы началась кампания и внутри страны, и из Бельгии. Бельгийцы решили, что в стране абсолютно неспокойно и послали туда свои войска. Катанга – самый промышленно развитый район, самый богатый – заявил об отделении. В сентябре Лумумба был отстранен от власти. То есть он был во главе правительства всего три месяца и несколько дней.

– Верно ли сейчас, через 50 лет после гибели Лумумбы, дать такое определение: он был левонационалистическим лидером, который стал жертвой гражданского конфликта?

– Я не уверен. Вот это левое и правое – это очень сложно, и слово "национализм" тоже как-то мне не очень нравится... Ну, может быть и так - националистический. Он выступал все-таки за независимость своей страны и за то, чтобы эта страна была единой, не распалась на части. А ведь в молодости Лумумба даже писал стихи во славу бельгийского колониализма. И такое было, а потом в его жизни произошла очень большая смена ориентиров.

– Какова была степень вовлеченности Советского Союза в конголезский конфликт. Известно, что Никита Сергеевич Хрущев подарил самолет Патрису Лумумбе, и в Конго были какие-то советские и чехословацкие военные инструкторы.

– За те несколько месяцев, что в Конго продержалось в целом промосковское правительство, Лумумба многого сделать не успел. Зато он стал очень популярным в нашей стране. По-моему, это единственный африканский лидер, о котором были народные частушки. Еего оппонентом внутри страны был некто Чомбе, который и провозгласил независимость Катанги. Например, одна частушка была такая: "Был бы ум бы у Лумумбы, Чомба был бы не при чем бы". Я не знаю, комплимент ли это Лумумбе.

Конечно, Патрис Лумумба был очень неопытным политическим деятелем. Но откуда у него мог быть большой опыт-то? Обстановка тогда была очень сложной. А вот как человека его можно было по-настоящему уважать. Ни в коррупции, ни в чем-то подобном он никогда не был замешан, выступал очень честным человеком – это вне всякого сомнения.

– Удастся ли родственникам Лумумбы доказать сейчас прямую вовлеченность бельгийских властей в убийство Лумумбы и добиться выплаты компенсации?

– Мне очень трудно это предположить, потому что это очень запутанное дело. Были самые разные свидетельства о том, что в его убийстве был замешан тот же самый Чомбе и те люди, которые правили Конго после Лумумбы. Раскрутить это по-настоящему вряд ли возможно. Конечно, самое легкое – обвинить бельгийцев, потому что с бельгийцев можно что-то получить. Они, конечно, были как-то причастны к убийству Лумумбы. Но я не видел документов, которые был четко доказывали, кто именно стоял за этим убийством.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG