Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Культуролог Михаил Золотоносов о Петербурге времен Матвиенко


В Петербурге ждут, что Валентина Матвиенко займет место спикера Совета Федерации, и начинают подводить итоги ее губернаторского правления, продолжающегося почти 8 лет.

О том, как этот период сказался на облике города, размышляет культуролог и публицист Михаил Золотоносов:

– Вас занимает тема преемственности власти, возвращения к управлению городом ленинградского партхозактива, к которому принадлежит и сама Матвиенко. Вы писали в одной из статей, что в Петербурге действует "подпольный обком".

– Он даже не подпольный: такое ощущение, что они никуда не уходили. И новый губернатор, которого, скорее всего, пришлют из Москвы, неизбежно попадет в ячейку, которая ему отведена в рамках путинской системы власти. Матвиенко занимает в этой системе власти позицию директора бюрократического рынка, на котором продаются законы, преференции, результаты тендеров и так далее. В этой системе она и функционировала с 2003 года 8 лет.

Сейчас проходит зачистка перед выборами в думу. Убрали начальника ГУВД, теперь решили убрать губернатора, потому что она будет тянуть "Единую Россию" вниз, ухудшать ее рейтинг на выборах. Есть три ярких момента, всем понятных в городе. Во-первых, это компрометирующий ее сын-миллиардер, во-вторых, отсутствие уборки снега зимой, и третье – политика в области строительства архитектуры в историческом центре.
Положительные пункты тоже есть. Матвиенко добилась того, что летом у нас перестали выключать горячую воду. Улучшилась уборка в жилых микрорайонах, особенно на окраинах, где при губернаторе Яковлеве все было замусорено. Вот тут она добилась того, что меньше, видимо, стали в этой сфере воровать.

Но в целом у нее совершенно некомпетентная команда. Особенно выделяется вице-губернатор Молчанов, ведающий транспортом. Вот строят новый Адмиралтейский мост, еще один мост через Неву на Васильевский остров. Этот мост соединит два тупика. Но поскольку выгоднее строить мост, а не тоннель, его строят, хотя он не вписан в транспортную инфраструктуру города. Транспортом городская власть управлять не в состоянии из-за отсутствия масштабного мышления и специалистов. Исчезла сама служба Генплана, и все диктуют транспортники.

Так функционирует в системе путинской власти бюрократический рынок: то один получает преимущества по каким-то причинам, то другой, все жалуются на губернатора в Москву, где ниточки, на которых она подвешена.

Я знаю, что вас, специалиста по садово-парковому искусству, тревожит реконструкция Летнего сада, которая началась в этом году.

– Летний сад превращается в некое новорусское заведение с огромным количеством фонтанов и построек, которых никогда в истории не существовало. Это некая суммарная фантазия на тему о том, каким мог бы быть Летний сад, если его превратить в регулярный. То же самое происходит и в других знаковых местах города. На Невском проспекте и в районе Исаакиевской площади практически не осталось ни одного заметного здания, которое бы не надстроили уродливой мансардой. Изуродованы набережные Невы прежде всего Монбланом в районе гостиницы "Санкт-Петербург", и не менее уродливые здания активно строятся на Неве в районе Малой Охты. То есть фактически та небесная линия, о которой говорил Лихачев, уничтожена полностью.

– Когда убрали Юрия Лужкова, мы говорили с Натальей Самовер из "Архнадзора" о лужковской эпохе в истории Москвы и пришли к выводу, что в Москве утвердился стиль турецкого курорта, аляповатости, "роскоши для простаков". О Петербурге это тоже можно сказать?

– В Петербурге не стиль турецкого курорта, а стиль остекленной дешевки. Например, пресловутое здание Стокманна на пересечении Невского и улицы Восстания: оно представляет собой комплекс из двух зданий "Невский, 114" и "Невский, 116". "Невский 114" – двухэтажное строение, которое (вопреки обещаниям губернатора) во время строительства снесли, как бы случайно уронив фасадную стенку. Потом ее восстановили приблизительно в том же виде и надстроили трехэтажной террасированной стеклянной конструкцией. Такая теплица, голубятник, покрытый стеклом, и алюминиевая арматура – вот, собственно, это здание. Сказать, что это турецкий гламур, нельзя – это просто нечто несуразное. Такие же здания с обилием стекла строятся на Большом и Малом проспектах Петроградской стороны, на улице Марата. Мы по привычке обвиняем архитекторов, а на самом деле здесь вина властей.

Я не случайно начал с того, что Матвиенко – директор бюрократического рынка. Именно на этом рынке все нормативные акты покупаются и продаются, и также на нем котируются отступления от закона, прежде всего от закона о сохранении культурного наследия. Этот закон ежесекундно нарушается в Петербурге. Ведь власти губернатора достаточно, чтобы просто "бровь поднять", и уже не было бы ни инвестора, ни проекта, ничего. И два-три таких случая было. Но в других случаях, естественно, побеждает алчность. То, что они сделали на пересечении Невского и улицы Восстания – это запрещено в принципе, там ничего нового нельзя строить.

– Конечно, эпоха Матвиенко запомнится конфликтом из-за башни "Газпрома", который пока завершился отказом от первоначального проекта.

– Думаю, что причина отказа была в том, что, во-первых, так решил Медведев, договорившийся с Путиным. А во-вторых, не исключаю, что у "Газпрома" не было денег на такой дорогостоящий проект. Я совсем не уверен, что они будут воспроизводить это строительство в Лахте, где им выделили новое пятно застройки.

Гораздо более характерный в этом смысле пример – не небоскреб "Газпрома", а "Новая Голландия", потому что был устроен не архитектурный конкурс, а тендер, в котором губернатор была сопредседателем жюри. И победу одержал Шалва Чигиринский, которого тогда представляли как известного бизнесмена с неограниченными финансовыми возможностями. Не успело пройти полгода, как оказалось, что он банкрот и никаких возможностей у него нет, и полуразрушенная "Новая Голландия" осталась зимовать, и уже перезимовала две или три зимы после того, как снесли кровлю. Возможно ли сохранить оставшиеся стены? Это еще вопрос. Теперь это передано Роману Абрамовичу. А причастный к тому тендеру по "Новой Голландии" Максим Соколов, председатель комитета по инвестициям и стратегическим проектам, показавший свою полную некомпетентность, был повышен, отправлен в Москву и стал главой департамента промышленности и инфраструктуры правительства РФ.

То есть система социального лифта некомпетентных людей действует непрерывно. Не хочу сказать, что при Яковлеве было кардинально лучше, но тогда не было таких размашистых проектов, а при Матвиенко они не боятся радикально менять облик города. Новая Голландия, Летний сад, Невский, Исаакиевская площадь, знаменитый дом Лобанова-Ростовского, дом со львами, на которых сидел Евгений из "Медного всадника". Ведь архитектор Герасимов надстроил это здание по требованию инвесторов жутчайшей мансардой, в которой располагаются номера гостиницы. То есть опять-таки это прямая вина властей. Можно было запретить, но никто этого не сделал.

Но есть и другие сферы: например, медицина. Ведь так называемая районная поликлиника – это место, куда не дай бог попасть, не говоря о том, что никакого толку от нее нет. Заметьте, мы платим налоги, которые должны расходоваться на эту медицину, каждое предприятие платит в фонд обязательного медицинского страхования, и после этого люди вынуждены пользоваться платной медициной. Медицина в городе приведена в состояние руин вроде Новой Голландии: такое ощущение, что она доживает последние дни. И население это все видит, отсюда и низкий рейтинг Матвиенко и высчитанный низкий рейтинг "Единой России", если Матвиенко возглавит список этой славной партии на грядущих думских выборах.

***
Фрагмент программы "Итоги недели"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG