Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Казани прошли переговоры по Нагорно-карабахскому урегулированию. Ответственность участников чеченской войны за гибель людей. Дагестанская спецоперация. Югоосетинская оппозиция протестует во Владикавказе. Новые задержания оппозиционеров в Грузии. Кавказская политика Турции. Годовщина нападения на Ингушетию. Египетская модель революции в российской действительности


Президент Дмитрий Медведев (в центре) и президенты Армении и Азербайджана Серж Саргсян (второй справа) и Ильхам Алиев (второй слева) во время переговоров в президентском дворце Казанского Кремля.

Президент Дмитрий Медведев (в центре) и президенты Армении и Азербайджана Серж Саргсян (второй справа) и Ильхам Алиев (второй слева) во время переговоров в президентском дворце Казанского Кремля.



Александр Касаткин: Чеченская война продолжает напоминать о себе. Недавнее убийство полковника Юрия Буданова, покушение на офицера отряда спецназа "Витязь", запросы из Чечни относительно сотрудников российских силовых структур, обращение осужденного лейтенанта Аракчеева к президенту Медведеву с просьбой о помощи - эти события вновь поставили вопрос о последствиях войны и ответственности ее участников за гибель людей. Рассказывает член правления ПЦ "Мемориал" Александр Черкасов.

Александр Черкасов: «Из Чечни – только хорошие новости», - кажется, этот непременный рефрен нашей рубрики не всем по душе.
«Новости», поступавшие в подмосковный Подольск, - то есть запросы из следственных органов Чеченской Республики, - вызвали в российском обществе реакцию, мягко говоря, неоднозначную.
Если почитать и послушать новостные сообщения, окажется, что «чеченцы собирают сведения обо всех служивших на Кавказе, чтобы мстить», для чего и обрушивают на военный архив вал запросов.
Но если обратиться к первоисточнику, - к сканам, выложенных на сайте «Свободная пресса», - окажется, что никакого вала нет. А есть тонкий ручеек, струйка запросов, капавших из Чечни и в прошлом, и в этом году.
Одни запросы касаются дел, которые Россия ведет или уже проиграла в Страсбурге. Только ведь известно, что ни по одному из таких дел дальше выплаты присужденных Европейским судом денег дело не идет. Виновных не ищут.
А если ищут, то показывают полное незнание дел и нежелание что либо делать.
Запрашивают у Минобороны про спецгруппу «Горец» - зачем? Ведь принадлежала она ФСБ. Следователь либо этого не знает (значит, дело не читал), либо не заинтересован в ответе.
В другом запросе у того же Минобороны запрашивают о блокпостах вокруг села Гехи в 2003 году. Очень правильный адрес: стояли там на постах, насколько я помню, милиционеры…
То есть, ничего нового, - обычная халтура, надоевшая за десятилетие.
При том, что только по исчезновениям людей девяносто девять и девять десятых процента похитителей из числа «силовиков» остаются безнаказанными. Это не фигура речи: на три тысячи исчезновений – три приговора.
Другая новость – видеообращение одного из немногих «силовиков», сидящих «за Чечню», лейтенанта Сергея Аракчеева. Он утверждает, что невиновен. Его адвокаты утверждают, что невиновность Сергея Аракчеева доказана на «детекторе лжи».
Действительно, в деле Аракчеева много проблемных мест. Проблемных для меня, неспециалиста, за следствием и судом все эти годы не следившего.
Во-первых, само преступление, его обстоятельства.
15 января 2003 года людьми с БТРа был расстрелян КамАЗ, три человека убиты, их тела сожжены с машиной, одного герои в камуфляже и в масках утащили к себе в часть, но он сумел сбежать…
Этим событиям предшествовал подрыв Дома правительства в Грозном двумя смертниками в конце декабря 2002 года. В Чечне наступила паранойя. В любом КамАЗе могла померещиться взрывчатка.
Потом - новогодние праздники. Можно представить уровень дисциплины и трезвости к их исходу. А еще праздничный салют - стреляют в воздух, вокруг все завалено гильзами.
А в Чечне нет ни чрезвычайного, ни военного положения, есть невнятный режим контртеррористической операции. Силовики могут делать все, а контроль над ними внятно не прописан.
Расследование преступления - скорее исключение, чем правило. В 2003 году только исчезнувших в Чечне можно насчитать порядка 850 человек, убитых куда больше.
Начинается следствие. Кого-то из сослуживцев Аракчеева и его подельника Худякова допрашивают в участке, - эти свидетели потом говорили, что на них оказывали давление. Других свидетелей допрашивали непосредственно в воинской части. Интересно, где было более гуманное общение со свидетелем: в, к примеру, Оперативно-розыскном бюро №2 (где Сергея Лапина, осужденного по «делу Кадета», пытали), или в воинской части? Там, надо полагать, допрашиваемому, чай наливают, а сахару не кладут, - вот он и говорит всю правду? Как те подчиненные Буданова, взявшие на себя надругательство над телом убитой им девушки, и избавившие от обвинения в изнасиловании…
«Герои дня» были в масках? Опознание Аракчеева на суде и следствии невозможно? Так ведь практически все представители силовых структур, участвовавшие в таких операциях в Чечне, носили маски, замазывали номера боевой техники. У них не было и номерных жетонов. «Маска, я Вас не знаю»!!!
Документы подтверждают алиби Аракчеева? Так ведь и Буданов в 2009 году обеспечил себе весьма сомнительное, но действенное алиби – об этом мы говорили в прошлой программе. А в деле «Кадета» милиционер Лапин был осужден за служебный подлог - документы, в которых могла быть скрыта судьба исчезнувшего Зелимхана Мурдалова, были хорошо подчищены. Так насколько достоверны документы, предоставленные спустя какое-то время из воинской части Аракчеева?
Потом дело поступило в суд присяжных в Ростове, который Аракчеева оправдал. Шла война в Чечне. А Ростов — центр Северокавказского военного округа. Можно ли быть уверенным, что в этих условиях суд присяжных в Ростове вынес то же решение, что и гипотетический суд присяжных в Грозном?
Но война не была названа войной, и весь процесс Худякова-Аракчеева превратился в нечто странное. Судят как в мирное время и как за мирное время…
Но ведь речь не только о том, справедливо или нет был осужден Аракчеев. Вот его подельник Худяков гуляет на свободе. В его вине сомнений, вроде, не возникало.
Сидит майор Алексей Перелевский, единственный осужденный по делу капитана Ульмана — остальные осужденные на свободе.
А есть еще тысячи уголовных дел, приостановленных «в связи с невозможностью обнаружения лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых». На фоне этой общей системной безнаказанности у нас в стране есть лишь несколько судебных приговоров.
Но ведь каждое из этих тысяч оставленных без наказания преступлений было совершено не только против конкретных жителей Чечни, и не против «чеченского народа», но против всего российского общества.
Важно, чтобы за преступление, за которое осужден Аракчеев, сидел именно виновный. Но не только потому, что, гипотетически, сидит невиновный. А потому, что если осудили невиновного, то еще один убийца остается на свободе и ходит рядом с нами безнаказанно, как еще тысячи убийц и палачей.
И вот это обстоятельство – а может для кого-то это новость? – действительно нельзя назвать хорошим. А вовсе не замеченную вдруг слабую капель запросов из следственного комитета Чечни в московские силовые ведомства…

Александр Касаткин: В пятницу в Казани прошли переговоры президентов России, Азербайджана и Армении. Главная тема трехсторонней встречи - урегулирование нагорно-карабахского конфликта. Об итогах встречи обозреватель азербайджанской службы Радио Свобода Зия Маджидли

Зия Маджижли: Казанская встреча Ильхама Алиева, Сержа Саркисяна и Дмитрия Медведева оказалась безрезультатной. Конечно, выражаясь футбольным языком, 0:0 – тоже результат.
Дело в том, что президенты России, Азербайджана и Армении по итогам встречи констатировали взаимопонимание по ряду вопросов, решение которых способствует созданию условий для одобрения основных принципов Карабахского урегулирования.
Вроде сказано много, но, одновременно, и ничего.
Дело в том, что ожиданий от этой встречи вне Азербайджана было много. Она могла оказаться прорывной для карабахского урегулирования, написала в пятницу российская газета «Коммерсант».
По сведениям газеты, к подписанию был подготовлен документ, содержащий "дорожную карту" решения карабахской проблемы.
Главное заключалось в том, что «Баку и Ереван откажутся от использования силы для решения споров», причем сделано это будет «в юридически обязывающей форме».
Эксперты в Баку в один голос, высказывали отсутствие каких-либо перспектив и от Казанской встречи. Возможно, имея«горький опыт» безрезультатных с точки зрения «мирного соглашения» предыдущих девяти встреч, с участием Медведева.
У самого Медведева был шанс объявить, что «миссия практически выполнена», как отмечал «Коммерсант». Но и этого не произошло.
Скажется ли эта неудача на последующих инициативах Медведева – сказать трудно. Накануне Казанской встречи президенты США и Франции также связывались по телефону с Алиевым и Саркисяном. Обама и Саркози настоятельно просили «сделать решающий шаг» в Карабахском урегулировании.
Что будет дальше? Как будет продвигаться процесс мирного урегулирования? Вроде остались те же вопросы, что и до. Но видимо ответы будут уже с корректировками. Какими – покажет время.

Александр Касаткин: В своем первом выступлении на парламентской ассамблее Совета Европы на этой неделе президент Армении Серж Саргсян затронул несколько внутренних и внешнеполитических аспектов. Отвечая на вопросы парламентариев, президент заявил, что не намерен покидать своего кресла ранее положенного срока. Рассказывает Элина Чилингарян из Еревана.

Эллина Чилингарян: В среду на пленарном заседании Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) впервые выступил президент Армении Серж Саргсян. В своем выступлении президент Армении коснулся ряда не только внутриполитических, но и внешнеполитических вопросов, таких как становление демократии, взаимоотношения между властями и оппозицией, урегулирование карабахского конфликта и Армяно-Турецкие отношения.

Серж Саргсян: Мы учимся. Мы учимся слышать и уважать мнения друг друга.
Учимся и укореняем в себе шаг за шагом, что власти и оппозиция – не враги, и не обязательно, чтобы сильный, для того чтобы показать свою силу, обязательно попирал своего визави. Мы учимся терпимости и формируем культуру диалога. Учимся не отвечать на оскорбление оскорблением и спрашивать мнение многих по важнейшим вопросам.

Эллина Чилингарян: Пресс-секретарь Республиканской партии Армении Эдуард Шармазанов считает, что речь президента носила отнюдь не декларативный характер.

Эдуард Шармазанов: Глава государства еще раз подтвердил готовность властей Армении продолжить демократические реформы, а также то, что Армения по своей системе ценностей является носителем европейской цивилизации и европейской системы ценностей. В этом смысле начавшиеся реформы должны быть продолжены.

Эллина Чилингарян: В этом выступлении Шармазанов считает важным также то обстоятельство, что президент Саргсян ответил по теме внеочередных выборов. Напомним, что депутат от оппозиционной фракции «Наследие» Заруи Постанджян задала Сержу Саргсяну вопрос, отметив, что в Армении сложился авторитарный режим, и спросив, не собирается ли он уйти в отставку и провести досрочные выборы. Саргсян на это ответил, что не собирается проводить внеочередные выборы и не видит в них необходимости.
Обращаясь к той части выступления президента Сержа Саргсяна, которая касалась внешней политики, Шармазанов отметил, что президент Армении сделал еще одни шаг к международному признанию Нагорного Карабаха. Напомним, Серж Саргсян в своей речи отметил важность участия Нагорного Карабаха в переговорном процессе.

Серж Саргсян: И не пора ли, чтобы Совет Европы напрямую работал с Карабахом, по важнейшему полю своих же функций – защита прав человека, формирование гражданского общества, демократия, терпимость и так далее? И не было бы намного более логичным, если бы после того, как Совет начнет работу с Карабахом, эта структура выразила бы желание обсуждать какой-либо вопрос, касающийся Карабаха, с участием тех же карабахцев?

Эллина Чилингарян: Депутат от оппозиционной партии «Наследие» Армен Мартиросян счел выступление президента Сержа Саргсяна сбалансированным и сказал, что затронув карабахскую проблему, президент Армении говорил о решении конфликта путем компромиссов. Однако, по оценке Армена Мартиросяна, в Армении его не поймут:

Армен Мартиросян: Внутренняя аудитория не может понять это однозначно. Факт, что Армения до сих пор не признала независимость Нагорного Карабаха, Карабах до сих пор не является стороной переговоров, и все это, естественно, ни в коей мере не способствует реальному решению проблемы.

Эллина Чилингарян: Саргсян также отметил, что Казанский документ – это не тот документ, о котором «мечтала» армянская сторона, но он дает возможность перейти к разработке основного документа. По словам Саргсяна, он поедет в Казань, будучи преисполненным оптимизма.

Александр Касаткин: На минувшей неделе в окрестностях дагестанского города Кизляр почти трое суток шел бой между федеральными силовыми подразделениями и исламистами. В неспокойной республике противоборствующие стороны демонстрируют запас прочности и призрачность надежд на мир. Рассказывает Мурат Гукемухов.

Мурат Гукемухов: 21 июня утром в пойменном лесу у села Кузнецовка что севернее Кизляра федеральные силы вступили в бой с группой исламистов, предположительно численностью около30 человек.
В спецоперации были задействованы танки и вертолеты, позиции боевиков обстреливались из минометов.
Ночью 22 июня группе боевиков удалось вырваться из окружения и уйти от преследователей.
Прочесывание небольшого лесного массива в пойме реки Таловка на следующий день результатов не принесло.
Силовики заявили об отвлекающем маневре , благодаря которому боевикам удалось уйти. На деле маневр прост, говорит журналист дагестанской газеты «Черновик» Магомед Магомедов, - он состоит в том кто-то должен пожертвовать жизнью чтобы у остальных появился шанс выбраться из безнадежной ситуации.

Магомед Магомедов: Конкретно пока никто ничего не говорил. По сути, в том месте идет маленькая война с привлечением бронетехники, вертолетов, Центра «А» ФСБ России. Причем, как правило, на спецоперациях в Дагестане работает группа «Вымпел» ФСБ России. И в течение всего это времени, как идет спецоперация, ни одного официального комментария со стороны правоохранительных органов не было. Такая информационная блокада не дает возможности понять, что там вообще происходит

Мурат Гукемухов: Национальный антитеррористический комитет сообщил о трех убитых боевиков, тела которых были обнаружены в лесу. Потери со стороны силовиков составили элитного подразделения «Альфа».
Военный обозреватель Андрей Солдатов говорит, что «Альфа» привлекается в исключительных случаях, когда речь идет об охоте на крупных лидеров подполья.
Не исключено, что в Кизлярском районе проходит именно такая спецоперация.
«Обычно оперативные отделы специального назначения ФСБ командируются на Кавказ для проведения каких-то точечных операций., -говорит Андрей Солдатов, - В принципе ЦСН ушел от практики командирования отделов на постоянной основе на длительное время. В основном там отряды появляются для каких-то операций против видных деятелей боевиков и, вероятно, здесь речь шла об операции против одного из лидеров бандгрупп».
Кто был в этом лесу, мы уже не узнаем.
Да это и не важно. Важно другое – подполье демонстрирует неистребимость ресурсов и не сокращающийся приток молодежи в лес, не смотря ни на бесконечные спецоперации.
Миротворческие инициативы властей и попытки завязать диалог между конфликтующими общинами, исповедующими различные течения ислама. не приносят желаемых результатов. Возможно, диалог идет не о том, полагает дагестанский эксперт Казбек Султанов.
Обсуждение проблем сосуществования мусульманских общин не затрагивает главных проблем общества - таких как клановость, социальная несправедливость, полицейский произвол. Именно эти порки дагестанского социума не оставляют конструктивного пространства для молодого человека и выдавливают его в лес, говорит Казбек Султанов
Сужение дагестанской диалога до внутриконфессионального конфликта –привела к тому, что о Дагестан светский уже никого не интересует, ни в Махачкале ни в Москве. Светский Дагестан вымирает, - республика погружается в архаику. Как следствие, на территории укрепляются средневековые клановые методы управления. Казбек Султанов называет это выпадением из современности.
Часто можно услышать суждения, что в лес люди уходят, отвергающие российское гражданство.
В самом Дагестане говорят, .что в лес уходят люди не получившие возможность ощутить гражданство.

Александр Касаткин: В ночь на среду представители правоохранительных органов Грузии задержали руководителя региональной организации "Грузинской партии" в Левана Терашвили. В четверг МВД Грузии представило видео- и аудиоматериалы, на основании которых руководство силового ведомства сделала вывод о том, что один из лидеров «Грузинской партии» Ираклий Окруашвили в конце прошлого месяца собирался вернуться в Грузию через Южную Осетию в сопровождении российского спецназа. Политический секретарь "Грузинской партии" Эроси Кицмаришвили обвинил МВД Грузии в фальсификации видео- и аудиоматериалов. Рассказывает Олеся Вартанян.

Олеся Вартанян: В конце прошлого месяца Ираклий Окруашвили публично обещал вернуться в Грузию, чтобы возглавить проходившие в Тбилиси акции оппозиции. Как он собирался это сделать, ни он, ни его соратники не говорили. За два дня до назначенного на 26 мая «Дня гнева» Окруашвили неожиданно изменил свои планы, сославшись на разногласия с другими оппозиционными партиями.
Сегодня представители МВД Грузии рассказали о том, каким образом, по их данным, Окруашвили собирался вернуться в Грузию. По версии министерства, 23 мая опальный министр и его соратники находились в России. Они намеревались добраться до Горийского района через Южную Осетию. Около административной границы их должны были встретить около десяти человек.
В подтверждение своей версии МВД опубликовало записи телефонных разговоров, сделанные 23 мая. В первом разговоре, состоявшемся предположительно в пять часов утра, Окруашвили подбадривает своих ребят, ожидающих его в пустующем доме в грузинском селе Джариашени, неподалеку от югоосетинской административной границы. Через 15 часов его соратники сообщили доверенному лицу Ираклия Окруашвили, что операция сорвалась, и они были вынуждены бежать в село Верхнее Арцеви, расположенное на территории Южной Осетии. Вот отрывок из этого телефонного разговора:

Малхаз Какашвили (находящийся в Грузии): Мы ушли уже. Здесь нет больше возможности оставаться. Здесь начали розыск, и мы перешли на их территорию.
Иосеб Гигуашвили (находящийся в России): Они стянули армию?
Малхаз Какашвили (находящийся в Грузии): Вечером пока никого не было. В село заехал только автомобиль специального оперативного департамента МВД.

Вечером 23 мая грузинское МВД ввело дополнительные отряды спецназначения в грузинские села вдоль административной границы с Южной Осетией. Об этом тогда сообщала Европейская миссия наблюдателей.
Сегодня были также представлены видеоматериалы с признательными показаниями четырех членов группировки Окруашвили. На одном из видеоматериалов бывший сотрудник минобороны Гиорги Сааташвили рассказывает о деталях плана возвращения Окруашвили:

Гиорги Сааташвили: Иракли Окруашвили собирался заехать (на подконтрольную Тбилиси территорию) в сопровождении 200 русских бойцов спецназа. К ним должны были присоединиться около 20 людей из грузинской вооруженной группы. После этого они собирались приступить к разоружению грузинских постов на границе.

Олеся Вартанян: Другие задержанные рассказали, что, согласно плану, Окруашвили в сопровождении российских и грузинских бойцов собирался захватить отделение горийской краевой полиции и спецназа. Этот план был разработан в середине мая во Владикавказе. Туда через территорию Южной Осетии на встречу с Окруашвили приехали несколько его тбилисских соратников. Добраться до Владикавказа им помогли два офицера российской ФСБ.
По информации МВД Грузии, соратники Окруашвили, ожидавшие его на административной границе, были вооружены. Полиция обнаружила два запрятанных в земле ящика с оружием. В них были автоматы Калашникова, пулемет, гранатомет и несколько гранат.
Представитель МВД Шота Утиашвили сообщил, что это старое оружие, которое группировка сохранила еще с тех времен, когда Окруашвили был министром обороны. По словам представителя МВД, восемь из 16 членов группировки были арестованы вчера. Остальные либо скрылись на территории Южной Осетии, либо находятся в бегах на территории, находящейся под контролем Грузии.
Утиашвили заявил, что «только на основании показаний задержанных мы не можем сделать окончательные выводы» о том, была ли Россия причастна к организации и осуществлению этого плана по возвращению Окруашвили. Он также сообщил, что пока неясно, насколько в эти планы были посвящены остальные лидеры «Грузинской партии».
Один из них - Эроси Кицмаришвили - сегодня отверг обвинения МВД в отношении членов его партии:

Эроси Кицмаришвили: У меня нет слов. Давать серьезный комментарий по поводу этих видеоматериалов и сюжетов я и «Грузинская партия» отказываемся. Уровень работы «киностудии» МВД небывало низок. Они никогда в своей режиссуре не дотягивали до серьезного уровня. Но сегодня это выглядело совершенно ужасно. Я не думаю, что хоть один человек мог бы поверить в ту «историю», что показали по телевизору.

Олеся Вартанян: Эроси Кицмаришвили не исключает, что все так называемые признательные показания были сделаны под пытками. Он сообщил, что суд уже приступил к рассмотрению дел обвиняемых в организации вооруженной группировки. Кицмаришвили говорит, что никто из членов его партии признавать свою вину не собирается.

Александр Касаткин: 22 июня в Ингушетии трагическая дата не только начала Великой отечественной войны, но и годовщина нападения боевиков Басаева на республику в 2004 году. Власти открыли памятник погибшим сотрудникам МВД и провели траурные мероприятия по всей республике. Рассказывает Магомед Ториев

Магомед Ториев: 22 июня в Магасе состоялось открытие памятника погибшим при исполнении служебного долга сотрудникам правоохранительных органов и военнослужащим. Это событие было приурочено к трагическим годовщинам - 70-летию начала Великой Отечественной войны и 7-й годовщине нападения боевиков Басаева на республику.
22 июня - трагическая дата для республики Ингушетия. Этот день в 2004 году можно считать отправной точкой необъявленной гражданской войны в республике. Началось все около 11 часов ночи, боевики заняли все основные дорожные развязки республики и открыли бойню. Уже потом власть, стыдясь собственного бессилия и трусости, начала создавать мифы о героическом сопротивлении международным террористам. На самом деле сопротивление оказывали несколько десятков милиционеров блокированных в здании МВД республики и пограничники, также блокированные в своем гарнизоне.
На дорогах и всех транспортных узлах боевики, одетые в одинаковую форму федеральных спецподразделений, установили блокпосты и, проверяя документы, расстреливали на месте сотрудников МВД, ФСБ и прокуратуры. Президент Ингушетии Зязиков испарился, но уже на следующий день делал заявления для СМИ, что руководил обороной республики. Чем руководил Зязиков в абсолютном хаосе, который установился в республике, и по сей день останется великой тайной. Потери нападавшей стороны составили 2 человека, тогда как потери среди сотрудников силовых структур и гражданского населения - 98 убитых и 104 раненых.
Но даже эта бойня, а назвать по-другому случившееся нельзя, не побудила Кремль поменять руководство республики. Ирония судьбы в том, что именно в эти дни на Дальнем Востоке проходили очередные антитеррористические учения, куда на самолётах перебрасывались десантники и морская пехота. Вдоль российского побережья ходили десятки кораблей и подлодок, артиллерия распугала залпами весь приморский край. А боевики Басаева практически без потерь ушли рано утром обратно в горы, прихватив с собой весь арсенал ингушского МВД.
Никто во власти - ни в Москве, ни в Магасе - не задает себе вопрос, откуда у Басаева появилось около 500 боевиков в Ингушетии в 2004 году. Ведь еще за два года до этих событий никакой речи об «ингушских боевиках» идти не могло. Но после выборов 2002 года, когда к власти пришел Мурад Зязиков, федералы добрались и до Ингушетии, где на тот момент обосновались не только беженцы из Чечни, но и чеченские боевики, на которых велась охота. Как водится, в карательной экспедиции, силовики хватали и правых и виноватых. И те, и другие бесследно исчезали. Сотни людей были похищены и убиты. Власти своими руками, вернее руками «эскадронов смерти» подготовили благодатную почву для деятельности Басаева. Он, если так можно сказать, пришел уже на все готовое.
Потом в течении 5 лет боевики лишь наращивали свою активность. К 2009 году после наступления темноты редкий милиционер отваживался выйти на улицу в форме. Подполье обложило данью чиновников и предпринимателей, установило «сухой закон» в республике, были взорваны и подожжены все магазины торгующие спиртным.
И лишь за последний год боевики, понеся серьезные потери, вынуждены были залечь на дно. Многие считают это заслугой нового президента Евкурова. Он смог восстановить работоспособность МВД и отчасти укротить «эскадроны смерти». Но до настоящего мира в республике еще очень далеко. Если власть не сможет восстановить закон в Ингушетии, а если говорить точнее, прекратить похищения и бессудные казни, то новый взрыв — не за горами.

Александр Касаткин: 23 июня объявлены окончательные результаты выборов в парламент Турции. С почти половиной голосов победу уже в третий раз подряд одержала правящая Партия справедливости и развития во главе с премьер-министром страны Реджепом Таипом Эрдоганом. Эта победа вызвала оживленную дискуссию о возможных новых подходах во внешней политике Турции, в том числе ее кавказского направления. Об этом размышляет политолог Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов: Повышенный интерес к турецкой внешней политике на Кавказском направлении легко объясним. Превращение Турции в региональную державу с самостоятельной внешней политикой – одно из важнейших итогов уходящего десятилетия. Это стало возможно благодаря трем основным факторам – бурному экономическому росту Турции в последние годы (ВВП этой страны достиг 1 триллиона долларов, доходы на душу населения выросли втрое), фундаментальным сдвигам в политическом ландшафте страны, где уже почти десять лет доминирует Партия справедливости и развития, и серьезному переосмыслению внешнеполитических приоритетов. С появлением политики «ноль проблем с соседями» Турция стала одним из наиболее интересных государств Евразии, которых стали рассматривать, как посредников между турбулентным Востоком и демократическим Западом. Когда в 2002 году Партия справедливости и развития, победив на парламентских выборах, впервые сформировала правительство, у многих наблюдателей в оценках присутствовал определенный алармизм. Партия имела репутацию «умеренно исламистской силы», а Эрдогана рассматривали, как ревизиониста, способного к тотальному пересмотру принципов Кемаля Ататюрка во внешней и во внутренней политике.
Однако действительность оказалась сложнее умозрительных схем. В самом деле, Эрдоган разрушил некоторые знаковые табу, существовавшие во времена кемалистов. И если раньше турецкая политика ориентировалась на стратегическое партнерство с США, а сама Анкара играла роль младшего партнера Вашингтона в НАТО, то после 2002 года была сделан заявка на более диверсифицированную политику. При этом диверсифицированная не означает антизападная. Напротив, «исламист» Эрдоган сделал вступление в ЕС стратегической линией Анкары. Но при этом контакты с Западом дополнялись активизацией внешней политики на Ближнем Востоке, в Северной Африке, на Балканах и Кавказе. Кстати говоря, Эрдоган и его партия не стали отбрасывать то, что было удачно апробировано их предшественниками. Так в случае с Кавказом Москва и Анкара, пережив драматическое отталкивание в период первой чеченской кампании, смогли найти общие точки к концу 90-х годов. Этому сильно способствовал визит тогдашнего главы правительства Турецкой Республики Бюлента Эджевита в Москву в ноябре 1999 года.
В отношении турецкой линии на кавказском направлении мы можем использовать метафору: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Августовская война 2008 года в Грузии и угроза региональной стабильности заставили Турцию выдвинуть две политические инициативы, имевшие серьезные последствия для всего Кавказа. Первой стала «Кавказская платформа стабильности и сотрудничества», а второй - процесс нормализации отношений с Арменией, испорченных многолетним этнополитическим противостоянием, отсутствием дипломатических отношений и закрытой сухопутной границей. Обе эти инициативы были сделаны в контексте растущих отношений с Россией. В 2008 году Россия стала самым крупным партнером Турции с торговым оборотом в 38 млрд. долларов США, опередив Германию, страну, бывшую до этого многолетним партнером Турецкой Республики № 1. Таким образом, Москва не воспринимала активизацию Анкары, как покушение на свои интересы в регионе. С другой стороны, в течение первой половины 2000-х годов Турция наладила конструктивные отношения с Грузией, которая видела в турецкой кавказской политике некий противовес гегемонии Москвы.
Сегодня мы можем говорить о том, что две инициативы не принесли Турции существенных дивидендов. Исторического примирения с Арменией не состоялось, а «Кавказская платформа», хотя и была признана всеми основными региональными игроками, так и осталась привлекательной декларацией, не более того. Однако при более глубоком рассмотрении мы увидим, что значение Анкары в регионе неизмеримо выросло. Во-первых, процесс нагорно-карабахского примирения после 2008 года уже невозможно себе представить без Турции. Теперь разрешение этого конфликта тесным образом увязано с нормализацией армяно-турецких отношений. Не будем забывать и о том, что сама нормализация не умерла, она лишь замерла до лучших времен. Дискурс нормализации уже стал неотъемлемой частью внутренней и внешней политики Турции и Армении. Во-вторых, Турция смогла продемонстрировать консервативно настроенным европейцам, что «новые османы» никоим образом не похожи на старых, а для Эрдогана главным приоритетом остается не жесткая, а мягкая сила. Турция стала осваивать такое ноу-хау, как геополитическая модерация. Отсюда и стремление сохранить свои особые связи с Абхазией, и ровные отношения с Россией и Грузией не в ущерб никому. В-третьих, кооперация с Москвой, несмотря на многочисленные расхождения по вопросам энергетической безопасности, показала: на Кавказе можно сотрудничать как то иначе, чем на основе правил пресловутой «игры с нулевой суммой». И последнее (по порядку но не по важности). На Кавказе Анкара доказала, что даже серьезное дистанцирование от Соединенных Штатов - это еще не антиамериканизм.

Александр Касаткин: Югоосетинская оппозиция собралась сегодня на митинг во Владикавказе. Организаторы планировали заклеймить позором власти самопровозглашенной республики, но в ходе акции протеста уступили инициативу, прибывшим их Цхинвали, депутатам и сотрудникам МВД Южной Осетии. Акция протеста фактически оказалась сорванной. Рассказывает наш корреспондент во Владикавказе Жанна Тарханова.

Жанна Тарханова: Владикавказская мэрия на этот раз дала разрешение на проведение митинга представителям югоосетинской оппозиции. Но место его проведение – площадь перед Дворцом культуры «Металлург» - далеко не самое оживлённое во Владикавказе, это фактически северная окраина города, окружённая парком и производственными строениями. Вдобавок площадь перед Дворцом культуры была огорожена полицейскими кордонами. По моим примерным подсчётам полицейских было на площади не менее трёхсот человек. Организаторами митинга стало общественное движение «За честные выборы». Лидеры движения заявили, что они намерены добиваться проведение честных выборов президента Южной Осетии, в частности намерены потребовать от властей выдачу югоосетинских паспортов тем уроженцам республики, которые проживают за её пределами. Также прозвучало требование поставить под общественный контроль процесс составления избирательных списков.
Митинг открыла член общественного движения «За честные выборы» Элина Марзоева: «Мы сообщили о митинге президенту Южной Осетии Кокойты, потому что считаем, что всё, что здесь будет обсуждаться, имеет прямое отношение к нему. Кроме того мы отправили запрос в Центризбирком Южной Осетии с предложением прийти сюда и разъяснить нам несколько моментов, которые нас смущают. Как видим, никого из них здесь нет. Тем не менее, мы собираемся провести свой митинг».
Митинг всё пошёл не по ожидаемому для его организаторов сценарию. Из Цхинвала, как оказалось, приехало немало людей, но далеко не тех, которых приглашали оппозиционеры. Они смешались в толпе, а когда на трибуну поднялась правозащитница Фатима Маргиева, несколько женщин стали громко выкрикивать оскорбительные реплики, требуя отключить её микрофон. Выступление Маргиевой утонуло в общем шуме. Осмотревшись, я увидела среди участников митинга многих югоосетинских депутатов – сторонников Эдуарда Кокойты. Как сообщили мне организаторы митинга, с ними из Цхинвала приехали и сотрудники госохраны. Я обратилась к некоторым сторонникам Эдуарда Кокойты с просьбой прокомментировать цель своего участия в оппозиционном митинге. Говорит депутат парламента Вадим Цховребов:

Вадим Цховребов: Мы считаем, что какие претензии не были бы, если мы все граждане и патриоты нашей страны и этого народа, то все должно проходить цивилизованно. Я никогда не слышал, что оппозиция хочет прийти в парламент и поговорить с нами. Никто бы им не отказал в этом. И такие встречи проходили бы цивилизованно. Но такого рода мероприятия… Республика на стадии становления и такие разногласия среди малочисленного народа нам не делают чести…

Жанна Тарханова: Депутат парламента Южной Осетии, председатель «Союза защитников Осетии» Амиран Дьяконов попросил у организаторов слова, но получил отказ. Тогда он без микрофона громко обратился к участникам митинга с речью, смысл которой сводился к тому, что власти готовы вести диалог с оппозицией, судьба Южной Осетии должна решаться не за её пределами. Сторонники президента Эдуарда Кокойты фактически перехватили инициативу у организаторов митинга. Они завладели вниманием большинства журналистов, давая им бойко комментарии. Вместо пламенных речей с трибуны, участники митинга вынуждены были слушать громкие выкрики представителей власти, находившихся в разных местах площади. В какой-то момент им удалось переломить ситуацию и превратить митинг в оживлённую дискуссию на площади между сторонниками Кокойты и его противниками. Отовсюду звучали призывы решать всё «цивилизованно, а не с помощью акций протеста», в дискуссиях преобладали фразы, что все «мы все братья, все хотим блага для Южной Осетии и можно решить все проблемы мирно».
Как рассказал мне член совета оппозиционного движения «За честные выборы» Сослан Кокоев, накануне митинга сотрудники югоосетинских силовых структур получили указания от своего руководства переодеться в гражданскую форму и выехать во Владикавказ. Им дали приказ сорвать митинг. На мой взгляд, у них это получилось.

Александр Касаткин: Матрица арабских революций уже не раз и не два упоминалась в связи с ситуацией в России. Герман Садулаев, побывавший недавно в Египте, утверждает, что модель Тахрира едва ли будет использована в России.

Герман Садулаев: Сегодня я хочу рассказать не про Россию и Северный Кавказ, а про Египет. Недавно я побывал в Александрии и в Каире, встречался с активистами политического движения, с интеллигенцией и простыми людьми. Египет в романтическом состоянии после революции 25 января, когда стояние на площади Тахрир привело к свержению правительства Мубарака. Отныне имя «Тахрир» стало символом народного протеста повсюду в арабском мире. Российские средства массовой информации многого не рассказывали нам о египетской революции, а иногда и прямо врали. Не было никаких погромов, никакого хаоса. Народ просто вышел на площадь и убрал засидевшихся правителей. Конечно, и эта революция, и постреволюционная ситуация в Египте не идеальны. Власть сейчас временно в руках военных, всё в ожидании выборов в Сентябре. И, тем не менее, революция стала большой победой народа Египта.
Победа стала возможной благодаря консолидации египтян. Большинство населения Египта – мусульмане, а меньшинство – около 10-15% - христиане коптского вероисповедания. На Тахрире люди были вместе. А после Тахрира, когда поползли слухи, что экстремисты готовят взрывы в христианских церквях, египетские мусульмане объявили кампанию под лозунгом: «хотите взрывать их (христиан)? Взрывайте нас вместе с ними». И тысячи мусульман на христианские праздники пошли в христианские храмы, встали живым щитом против террора. Проблемы во взаимоотношениях мусульман и христиан есть, но полностью расколоть египетское общество заинтересованным в этом враждебным силам не удаётся, и в этом залог успеха египетского революционного движения.
И здесь мы возвращаемся к России и Северному Кавказу. Так же как и в Египте две основные группы населения у нас – мусульмане и христиане, условно говоря, ведь религия у нас не имеет такого социально-политического значения как в Египте, но границы между группами видны. В целом по России христиан большинство, а на Северном Кавказе большинство мусульмане. И с каждым годом клин между двумя общностями вбивается всё глубже и глубже. Недавние события в Северной Осетии тому примером. Сначала произошло варварское убийство на почве религиозной неприязни, теперь идут аресты по религиозному признаку с другой стороны. В России значительная часть населения враждебно относится ко всему мусульманскому, а на Северном Кавказе, напротив, идёт тоталитарная исламизация общества.
Политический смысл национально-религиозного раскола народов России очевиден. Пока население России занято взаимной враждой по признаку нации и религии, власть в России может быть спокойна, никакой революции не будет. Они, то есть, чиновники, олигархи и политики, могут успешно объединяться против народа, даже партия у них называется так – «Единая Россия», то есть, все они вместе, в одном строю, против населения. А население, напротив, разделено и раздроблено. И, поэтому, хотя, вроде бы, народ гораздо больше и он сильнее, но он слабее, потому что разделён. И очень вероятно, что сама власть подогревает рознь, разжигает конфликты, потому что такое состояние тлеющей войны всех против всех в России выгодно прежде всего для политической системы России, для несменяемости власти. Пока мы будем собачиться друг с другом, они будут править нами и двадцать, и тридцать, и пятьдесят лет, будут править нашими детьми и внуками. Мы будем нищать, страна будет стонать, а они будут становиться всё богаче и сильнее, строить дворцы на наших костях.
Единственный путь к Тахриру в России и на Кавказе – это объединение народа против продажных и преступных властей, прежде всего, объединение мусульман и христиан. За нашу и вашу свободу.

Александр Касаткин: В предстоящий понедельник официально стартует предвыборная президентская гонка в самопровозглашенной республике Абхазия. Судя по всему, окончательно определилась тройка кандидатов на пост. В начале этой недели Форум народного единства Абхазии заявил, что на ближайшем съезде объявит о своей кандидатуре. Как считает главный редактор газеты "Чегемская правда" Инал Хашиг, им станет лидер партии Рауль Хаджимба. Об этом Инал сказал в интервью обозревателю Эхо Кавказа Дэмису Поландову:

Дэмис Поландов: Сегодня Форум народного единства Абхазии заявил, что на съезде партии будет названо имя кандидата в президенты. Есть какая-то информация о том, кто будет этим кандидатом?

Инал Хашиг: По информации, которая у меня есть из окружения Рауля Хаджимба, лидера этой партии, на съезде будет, скорее всего, названо его имя. Рауль Хаджимба сейчас та самая фигура, которая у всех на виду. Понятно, что вице-президент и исполняющий обязанности президента Абхазии Александр Анкваб тоже будет участвовать в президентской гонке, как и премьер-министр Сергей Шамба. А вот участие в выборах лидера оппозиции Рауля Хаджимба вызывает много вопросов, и это предмет кулуарных обсуждений, всевозможных консультаций, которые уже начались и, наверное, продолжаются. И Анкваб, и Шамба (хотя это не афишируется, но в Абхазии очень сложно что-то утаить) уже проводили консультации с Раулем Хаджимба. И сейчас становится ясно, что Рауль Хаджимба все-таки выставит свою кандидатуру в президенты. Хотя здесь, опять же, возникает много вопросов, и, вполне возможно, что это некий тактический ход.

Дэмис Поландов: Насколько я понимаю, вопрос раздельного участия Сергея Шамба и Александра Анкваб окончательно решен: в конце прошлой недели об этом сказал сам Сергей Шамба в одном из интервью.

Инал Хашиг: Да, вопрос о том, что Сергей Шамба и Александр Анкваб пойдут отдельными командами, я думаю, был решен еще в день похорон президента Сергея Багапш. И премьер-министр Владимир Путин, когда встречался с ними, наверняка прозондировал возможность, что оба потенциальных кандидатов пойдут в одной связке. Но по той информации, которая есть у меня, все-таки было решено, что каждый пойдет своей дорогой. Это делает выборы достаточно непредсказуемыми. По крайней мере, сейчас нет явного кандидата -фаворита этой президентской гонки, как это было, допустим, полтора года назад, в декабре 2009-го, когда президент Сергей Багапш шел на второй срок, и было очевидно, что он фаворит. И в этом контексте, конечно же, очень интересна фигура Рауля Хаджимба. У него есть свой, постоянный, накопленный, наверное, с президентских выборов 2004 года, электорат. Кто-то, наверное, в нем разочаровался, но есть группа, которая всегда будет поддерживать этого политика. Я думаю, 20-25% голосов своих он так или иначе соберет. И эти 20-25% могут предопределить исход президентских выборов. Если Хаджимба все-таки выставит свою кандидатуру и пойдет на выборы, то дело, скорее всего, закончится вторым туром. Но если он вдруг договорится или с Сергеем Шамба, во что верится с большим трудом, или с Александром Анкваб, что вполне возможно, но скорее - нет, чем - да, то дело может даже закончиться в первом туре.

Дэмис Поландов: Еще одна новость конца прошлой недели - партия Единая Абхазия решила не поддерживать никого из кандидатов. В партии полный разброд и шатание, насколько я понимаю?

Инал Хашиг: Когда эта партия создавалась в феврале 2009 года, я говорил, что партия власти, которая, по большому счету, собрана только лишь для поддержки президента, не имея четкой программы действий, идеологической платформы, обречена. Сейчас, когда нет явного фаворита президентской гонки, эта партия, фактически, раскололась. Для таких организаций, как пропрезидентские партии, хуже неопределенности нет ничего. Никто не знает в этой партии, кто будет президентом. В принципе, сейчас опасно класть все яйца в одну корзину, и, я думаю, после того, как завершатся эти выборы, они, наверное, будут первыми, кто поздравит новоизбранного президента, и даст клятву верности и поддержки.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG