Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансовый аналитик Андрей Сотник - о давлении на Европейский суд по правам человека


Андрей Сотник

Андрей Сотник

Думский Комитет по конституционному законодательству и государственному строительству поддержал законопроект о приоритете конституционных норм над нормами международного права. Теперь слово за Думой.

Напомним, что законопроект был внесен членом СФ Александром Торшиным. Документ закрепляет положение о том, что нарушение положений Конвенции о защите прав человека, установленное ЕСПЧ при рассмотрении конкретного дела гражданина РФ, не является основанием для пересмотра вступившего в силу судебного акта, если примененный российский закон не был признан не соответствующим Конституции РФ.

Возможно, закон вступит в действие до того, как ЕСПЧ огласит решение по делу "Акционеры ЮКОСа против РФ", где "цена вопроса" десятки миллиардов долларов. Впрочем, законопроект вроде бы не предусматривает отказ России платить те суммы, которые назначает ЕСПЧ. Финансовый аналитик Андрей Сотник уверен, что это – лукавство.


- Если Россия принимает закон, который фактически нарушает ее международные обязательства, то для меня последствия очевидны. Неважно, что при этом Россия заявляет: это корректировка отношений с ЕСПЧ, а не разрыв прежних договоренностей. Речь идет о разрыве. Российская Федерация – по этому законопроекту – отказывается признавать верховенство международных норм в области соблюдения прав человека над национальными законами. Тем самым ставит себя вне Совета Европы. Должен сказать, что за всю многолетнюю практику Европейского суда не было зафиксировано ни одного случая неисполнения решений суда государствами-членами Совета Европы. Даже простое неисполнение решений – не говорю о законодательно прописанном праве на такое неисполнение – ведет, согласно Уставу Совета Европы, к приостановлению членства государства и, в конце концов, к исключению государства из состава Совета Европы. Впрочем, я не юрист, а экономист. Поэтому могу оценить лишь экономические последствия подобной перспективы.

Первое. России придется забыть о любых реальных зарубежных инвестициях и инновациях. Демонстративный разрыв взятых на себя обязательств мгновенно отшвырнет страну в самый низ списка инвестиционно привлекательных стран.

Второе. Наверняка последуют экономические санкции ведущих мировых стран. Не исключаю, что весь российский бизнес попадет в "черный список". С ним перестанут иметь дело все серьезные мировые компании.

Третье. Российский бизнес весьма уязвим. Его основная выручка хранится на счетах в западных банках, а экспортные сделки подпадают под юрисдикцию западных судов. Не хотите расплачиваться по решениям ЕСПЧ, есть другой рычаг. Арест выручки госкомпаний по решениям других международных судов.

И не только госкомпаний. В частности, по делу ЮКОСа возмещение нанесенного иностранным акционерам ущерба может легко и очень быстро обращено не на государство российское, а на личное имущество всех, имевших к экспроприации ЮКОСа отношение.

Не думаю, что российские власти не видят этех опасностей. Значит, причина происходящего в ином. Полагаю, это последняя попытка оказать давление на Страсбург перед вынесением решения по ЮКОСу. До реализации инициативы Торшина дело не дойдет. Хотя бы уже потому, что российские бизнесмены приложат все свои лоббистские усилия для того, чтобы заблокировать этот законопроект. Полагаю, что Страсбург примет решение в пользу акционеров ЮКОСа. И значит, перед Россией встанет простой выбор: либо заплатить по счетам, использовав для этого зарубежные активы тех, кто организовал экспроприацию ЮКОСа, либо разрушить национальную экономику.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG