Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пина Бауш, летящая над Вупперталем


Кадр из фильма Вима Вендерса

Кадр из фильма Вима Вендерса

На Московском международном кинофестивале во внеконкурсной программе показан фильм Вима Вендереса "Пина", премьера которого состоялась в Берлине полгода назад.

Фильм посвящен памяти выдающейся танцовщицы и хореографа современности Пины Бауш и сделан в технологии 3D. Фрагменты ее известных и последних спектаклей погружены в сюрреалистическую атмосферу города, пустыни, воды и воздуха, а смысл фильма - в победе искусства над смертью. Своими впечатлениями после просмотра с обозревателем Радио Свобода поделились главный редактор журнала "Театр" Марина Давыдова и заместитель главного редактора журнала "Русский репортер" Юлия Идлис.

- Нам явлено в этом фильме чистое творчество, - говорит Марина Давыдова. - Пина абсолютно свободна, просто как сам Создатель, который творит вдохновенно. Он сам не знает, что у него там получится - динозавр какой-нибудь или какие-то немыслимые растения, баобабы. И Пина ведь тоже не всегда знает, что у нее получится. Но это и есть абсолютная, фантастическая свобода и разрушение всех и всяческих границ. В ее спектаклях танец является всем. Искусство может быть всем, и все может быть искусством. Искушенные танцовщики могут существовать на сцене просто жителями маленького города Вупперталя, в котором, собственно, и творила Пина Бауш. Надо понимать, что это за город. Это какой-то немецкий Урюпинск. Главная достопримечательность - монорельсовая дорога, над которой в фильме Вендерса парят танцовщики. Танцовщик ведь тоже может быть всем на свете. За мужчиной проглядывает женщина, за молодым человеком - старик, за стариком - молодой любовник. И вся эта ранжированность жизни - для свободного человека, для настоящего творца. Он понимает условности этих границ. Он понимает, что он всегда может их переступить. Но это не вседозволенность. Это именно свобода.

Мы вдруг увидели как спектакли, сделанные много десятилетий тому назад, оказались чреваты "настоящим" современного искусства. И узнали, что в 1975 году, когда для нас вершиной было творчество Григоровича, оказывается, жила и неподалеку от нас, в стране Германия, Пина Бауш. Наше искусство было чревато прошлым театра, а ее - будущим.

Продолжает Юлия Идлис:

- Прежде чем посмотреть этот фильм, я про него много читала, в том числе читала самого Вендерса, который дал нашему журналу интервью про то, как он делал все это, и про то, почему он решил это делать в 3D. Я вообще очень интересуюсь технологией 3D, и хожу на все фильмы, которые снимаются в 3D или перецифровываются в 3D. До сих пор у меня был только один пример как эта технология становится драматургическим приемом, а не спецэффектом и не способом поднять цены на билеты. Это был "Аватар". И вот мы видим второй вариант использования этого формата как нового приема в искусстве. Вендерс сделал то же самое, что Пина делала со своими танцовщиками - помещала человека внутрь действия, в котором он, видимо, не очень себе представлял начало и конец, то есть какую-то драматургию. Это как жизнь. Все может пойти по-другому. И вот это ощущение, когда ты внутри процесса, который имеет свою собственную динамику и, вообще, живет сам по себе с тобой внутри – то, что происходило у Пины в спектаклях, и то, что происходит в 3D - если технология действительно применяется по делу. Когда я увидела первые кадры, когда со мной рядом возникла танцовщица, которая лежит и тяжело дышит, и у нее по телу скользит свет, и я могу ее практически потрогать рукой, а дальше другие танцовщики, которые тоже тяжело дышат, мы этого никогда не видим про балет, это значит, я оказалась там, внутри того, что делала Пина, и внутри того, что сделал Вендерс с ее спектаклем. Это действительно страшноватое ощущение, но оно необходимо, если воспринимать это не как "типа пришел в кино, посмотрел на картинку", а как свой личный опыт.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG