Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Критика чиновников, представителей политических организаций и религиозных объединений не может считаться разжиганием ненависти и вражды. Это должны учитывать российские судьи, рассматривающие дела об экстремизме. Соответствующие разъяснения дал сегодня Верховный суд России, обнародовавший постановление о судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности.

Верховный суд России обобщил практику по делам, связанным с экстремизмом и разъяснил, как следует обходиться с обвиняемыми в данных преступлениях.

Наиболее заметные положения нового постановления Пленума Верховного суда связаны с рекомендациями о том, как следует расценивать критику в адрес политиков и представителей религиозных и общественных организаций, в каких случаях считать граждан руководителями экстремистского сообщества, а в каких исключать экстремистские мотивы.

Это, пожалуй, одно из самых ожидаемых постановлений пленума, которое, как отмечают правозащитники, было нужно "еще вчера". По данным общественных организаций от неправомерного антиэкстремизма в последние несколько лет пострадали сотни граждан. Говорит эксперт информационно-аналитического центра СОВА Мария Розальская:

– Уголовные и административные дела возбуждаются, например, за критику власти, за участие в неких политических или религиозных группах – как запрещенных по закону, так и нет. Страдают конкретные люди, иногда вообще не связанные ни с какой политической деятельностью либо с религиозными меньшинствами. Например, работники библиотек оказываются между двух огней –федеральным законом об экстремистской деятельности и библиотечным законодательством. Они не могут выполнять сразу оба закона, потому что те вступают в прямое противоречие друг с другом, и страдают из-за этого.

Если говорить об организациях, то, пожалуй, самое массированное наступление идет на мусульманские организации: их запрещают на никому не известных основаниях. Среди политических организаций самая массовая атака идет на Национал-большевистскую партию, запрещенную много лет назад. Мы считаем, что это решение было основано на судебной ошибке, – но на основании этого решения уже много лет идет уголовное преследование конкретных людей... Не говоря о том, что любые оппозиционные СМИ – и даже не оппозиционные – могут столкнуться с правоприменительной практикой антиэкстремистского законодательства. Никто не застрахован, – убеждена Мария Розальская.

Собственно на статистику обращали внимание и участники пленума ВС при подготовке постановления по делам об экстремизме. Со 130 таких преступлений, зарегистрированных в 2004 году, к 2011 году их количество выросло до 656. Так, например, за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности в 2008 году были осуждены только пять человек, а в 2010 - уже 23. А возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства в 2009 году легло в основу приговора 65 гражданам, а в прошлом году - уже 161 человеку.

Теперь Верховный суд разъяснил, что преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, национальной или религиозной ненависти или вражды, следует четко отделять от преступлений, совершенных на почве личных неприязненных отношений. И если, например, между двумя соседями разных национальностей существовал застаревший конфликт из-за парковочного места во дворе, то не стоит обвинять одного из них в экстремизме в случае драки между ними.

Кроме того, Верховный суд разъяснил, что следует понимать под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды. Пленум при этом отметил, что критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не может рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти и ли вражды.

По мнению адвоката Сергея Беляка, накануне большой предвыборной кампании в России подобные разъяснения Верховного суда особенно актуальны:

– Год предвыборный, избирательная кампания на носу. Критики будет в адрес властей очень много. У некоторых людей во властных структурах будет большое желание усмирить оппозицию. Поэтому рассмотрение этого вопроса важное и своевременное. Другое дело, что все-таки, на мой взгляд, Верховный суд принял какое-то половинчатое решение. Пленум мог бы рассмотреть и ряд других вопросов – может быть, более подробно остановиться на судебной практике. Наверное, все-таки надо было решить вопрос с так называемыми "социальными группами", или хотя бы объяснить точку зрения судейского сообщества, а не отфутболивать эту проблему к законодателям, – полагает Сергей Беляк.

Участники Пленума ВС отметили: политические деятели по умолчанию соглашаются на то, чтобы становиться объектами критики со стороны граждан и средств массовой информации. При этом в постановлении указано: "критика в средствах массовой информации должностных лиц (профессиональных политиков), их действий и убеждений сама по себе не должна рассматриваться во всех случаях, как действие, направленное на унижение достоинства человека или группы лиц", – поскольку здесь пределы критики шире, чем в отношении обычных граждан. Также подчеркивается, что Конституция РФ гарантирует свободу мысли и слова. Следовательно, возбуждением ненависти либо вражды, а равно унижением человеческого достоинства, не может считаться "высказывание суждений и умозаключений, использующих факты межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений в научных или политических дискуссиях и текстах".

Следует отметить, что не так давно депутаты Государственной Думы от ЛДПР поставили под сомнение справедливость положений закона "О противодействии экстремистской деятельности". Они считают, что закон как таковой содержит формулировки, "позволяющие трактовать их весьма расширительно". Законопроект, предлагающий аннулировать закон об экстремизме, уже внесен в Государственную Думу РФ.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG