Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в Германию и Австрию не хлынули рабочие из новых членов ЕС


Ирина Лагунина: Почти два месяца назад, 1 мая 2011 года, Германия и Австрия последними из стран ЕС отменили ограничения на въезд трудовых мигрантов из десяти стран Европейского союза – Венгрии, Кипра, Латвии, Литвы, Мальты, Польши, Словакии, Словении, Чехии и Эстонии. В Германии власти и работодатели рассчитывали, что либерализация рынка труда позволит покрыть дефицит специалистов в различных областях экономики. Однако наибольший интерес к трудоустройству в Германии пока проявляют малоквалифицированные работники из других стран. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Германии Александр Хавронин.

Александр Хавронин: На протяжении семи лет власти Германии препятствовали въезду трудовых мигрантов из десяти стран (восьми восточноевропейских и двух средиземноморских), вступивших в ЕС 1 мая 2004 года. Снятие этих ограничений подогрело споры о вреде и пользе либерализации немецкого рынка труда. Лидеры профсоюзов заявили, что наплыв гастарбайтеров приведет к серьезному снижению зарплат и урезанию прав наемных работников. А эксперты в области экономики начали спорить, сколько трудовых мигрантов прибудет из новых европейских стран. Одни говорили о ста тысячах. Другие настаивали на миллионе. Вот чего ждал от отмены ограничений министр труда Германии Урсула фон дер Ляйен:

Урсула фон дер Ляйен: Мы рассчитываем, что для Германии это нововведение связано скорее с шансами, чем с рисками. Ограничения, действовавшие в течение семи лет, позволили сбалансировать европейские рынки. Например, в Польше за это время значительно вырос уровень и зарплаты, и образования. После отмены ограничений мы ждем молодых, активных, мотивированных людей как с высшим, так и со средним специальным образованием. Нововведение, вступившее в силу 1 мая 2011 года, позволит также гражданам других стран, в частности Польши и Чехии, пройти обучение на немецких предприятиях. Нельзя забывать, что Германия в значительной степени выиграла от создания Европейского союза, ведь две трети немецкого экспорта приходятся именно на другие страны ЕС. Европейский рынок является для нас крупнейшим. А это значит, что нужно иметь общеевропейское видение не только относительно производства товаров и услуг, но и рабочей силы. Изменения, вступившие в силу 1 мая 2011 года, принесут нашей стране, безусловно, больше плюсов, чем минусов».

Александр Хавронин: Урсула фон дер Ляйен отвергает опасения некоторых политиков о том, что из-за въезда трудовых мигрантов многие граждане ФРГ потеряют работу:

Урсула фон дер Ляйен: Наоборот. Экономика Германии сейчас остро нуждается в рабочей силе. И эта нехватка в дальнейшем будет только нарастать. В то же время я прекрасно понимаю страхи низкоквалифицированных, малозарабатывающих жителей страны, которые в связи с этой реформой боятся потерять свои рабочие места. Зная, что такая угроза может возникнуть, правительство Германии к 1 маю добилось введения минимальных зарплат в отраслях, которые с точки зрения доходов наемных работников являются наиболее уязвимыми. Речь идет о строительстве, уборке помещений, уходе за больными и пожилыми людьми, а также о фирмах по подбору временного персонала. Ужесточение государством контроля в этих сферах воспрепятствует демпингу зарплат, который может появиться из-за въезда трудовых мигрантов. Кроме того, мы планируем и дальше бороться с нелегальным трудоустройством гастарбайтеров, жестко наказывать тех руководителей немецких предприятий, которые нарушают закон. В целом же правительство Германии учло социальный аспект проблем, возникающих после снятия ограничений на въезд трудовых мигрантов».

Александр Хавронин: О мотивах, заставляющих жителей восточноевропейских стран искать работу в Германии, говорит научный сотрудник Нюрнбергского Института исследований рынка труда и профессий, профессор экономики Герберт Брюкер:

Герберт Брюкер: Причины трудовой миграции – самые разнообразные. Они могут носить личный характер, когда, например, жена приезжает в Германию к уже работающему здесь мужу. И наоборот: муж к жене. Однако, конечно же, и это подтверждают многочисленные исследования, ключевым является вопрос оплаты труда. Оклады в Германии выше, чем в восточноевропейских странах. Но есть факторы, серьезно препятствующие быстрой и успешной интеграции гастарбайтеров в ФРГ. В первую очередь я имею в виду, конечно, язык. В англо-саксонских странах потенциальным мигрантам проще найти работу. Во-первых, подавляющее большинство из них учат английский еще на родине и в той или иной степени говорят на нем. В отличие от немецкого языка, который традиционно не столь широко распространен в Восточной Европе, как английский. Во-вторых, работодатели, скажем в Великобритании или Ирландии, предъявляют гастарбайтерам куда меньшие языковые требования, чем в Германии. Да и рынок труда на Британских островах для граждан восточноевропейских стран открылся на несколько лет раньше. Поэтому те специалисты из Польши, которые уже нашли работу в Великобритании, вряд ли захотят сейчас переехать в Германию, пусть она географически и ближе расположена к их родине».

Александр Хавронин: Великобритания и Ирландия открыли свои рынки труда для восточноевропейцев сразу же, 1 мая 2004 года. По мнению Герберта Брюкера, экономика обеих стран от этого только выиграла:

Герберт Брюкер: Результаты исследований, проведенных разными научными институтами, говорят, что именно благодаря трудовым мигрантам в Великобритании и Ирландии выросли валовой внутренний продукт и отчисления в социальные фонды, появились новые инвестиции. Сейчас, правда, обе страны, Ирландия в большей степени, Великобритания – в меньшей, переживают последствия мирового финансового кризиса. И поэтому не могут принимать такое же количество трудовых мигрантов, как несколько лет назад. Если в Ирландии по-прежнему достаточно сложная экономическая ситуация, то в Великобритании, судя по итогам прошлого года, дела начали идти на поправку. И наш институт прогнозирует дальнейший рост в этой стране».

Александр Хавронин: Как утверждает статистика, в Германии в целом ситуация также улучшается. Так, в прошлом году рост ВВП составил 3,6 процента. При этом Герберт Брюкер вовсе не связывает нынешние успехи немецкой экономики с тем, что в течение предыдущих семи лет власти ФРГ препятствовали въезду рабочей силы из Восточной Европы:

Гербер Брюкер: Экономический рост можно скорее объяснить успехами реформы немецкого рынка труда, проведенной в первой половине прошлого десятилетия, а также нынешним кризисом европейской валюты, в результате которого она частично обесценилась. От этого выиграли немецкие экспортеры. Кроме того, им удается увеличивать объемы производства за счет в целом незначительного повышения зарплат своим работникам. Таких благоприятных факторов, сопровождающих развитие экономики Германии, как сейчас, не было уже многие годы. Уровень безработицы, однако, остается относительно высоким. Сейчас в Германии около трех миллионов незанятых. И при этом, по разным подсчетам, от одного до полутора миллиона свободных рабочих мест. Но закрыть эти вакансии за счет немецких безработных практически невозможно. Гастарбайтеры из Восточной Европы помогут решить эту проблему, в результате чего вырастет производство и появятся новые рабочие места для граждан Германии».

Александр Хавронин: Герберт Брюкер, как и правительственные эксперты, не разделяет обеспокоенность профсоюзных лидеров, утверждающих, что приток рабочей силы из-за рубежа повлечет за собой снижение зарплат в Германии:

Гербер Брюкер: Я думаю, что если гастарбайтеры будут трудоустраиваться официально, а не по-черному, то никаких проблем не возникнет. В Германии предприятия обязаны платить работникам согласно тарифным соглашениям, не ниже установленной минимальной зарплаты. А если в какой-либо отрасли тарифной соглашение не действует, то оклад устанавливается по взаимной договоренности сторон. Поэтому мне не совсем понятно, если анализировать, конечно, легальный рынок труда, а не черный, в силу каких обстоятельств должен произойти обвал зарплат. У граждан Германии, совершенно очевидно, доходы не снизятся, ведь с прибытием гастарбайтеров должно вырасти производство. Но при этом, как уже было замечено в других странах, может ужесточиться конкуренция на рынке труда между новоприбывшими иностранцами и теми, кто живет в Германии уже не первый год. Существует негласное правило: немцы конкурируют на рынке труда с немцами, а иностранцы – с иностранцами».

Александр Хавронин: В августе прошлого года в Берлине при Объединении немецких профсоюзов открылось консультационное бюро, которое занимается проблемами живущих в Германии трудовых мигрантов. Его руководитель – юрист, полька по происхождению Мария Бёнинг:

Мария Бенинг: К нам редко обращаются дипломированные специалисты. В основном приходят люди низкой квалификации, работающие в Германии нелегально или полулегально. Жалуются, что работодатели им недоплачивают. Например, однажды к нам обратилась женщина, которая 24 часа в сутки ухаживает за пожилым человеком, страдающим болезнью Альцгеймера, и получает за это всего 800 евро в месяц! Часто трудовых мигрантов из Восточной Европы работодатели просто-напросто обманывают. Обещают одну сумму, а платят в два раза меньшую. Я надеюсь, что отныне, после отмены ограничений на въезд рабочей силы, права трудовых мигрантов будут соблюдаться и они станут зарабатывать согласно тарифным соглашениям. В противном случае работодатель будет наказан».

Александр Хавронин: В немецком правительстве рассчитывали, что с 1 мая в Германию потянутся молодые, перспективные специалисты. Однако, как утверждает местная пресса со ссылкой на биржи труда приграничных с Польшей городов, интерес работать в ФРГ проявляют пока люди с низкой квалификацией.
В начале нынешнего года Симон Лоренц, открывая кадровое агентство в городе Шведт (федеральная земля Брандендург), строил большие планы. Ведь в расположенном всего в 50 километрах от него польском Щецине закрылась верфь, и многие инженеры, электротехники, слесари остались без работы. Каково же было удивление Симона Лоренца, когда спустя месяц после снятия ограничений на въезд трудовых мигрантов, он не увидел на своем рабочем столе долгожданной горы резюме от жителей Щецина. Симону Лоренцу удалось пока трудоустроить в Германии только двух квалифицированных специалистов из Польши – инженера-машиностроителя и слесаря. Как признается сам Симон Лоренц, ему проще подбирать кадры в Австрии, чем в соседней Польше.
В последний день мая Федеральное ведомство по труду Германии обнародовало данные о числе безработных в стране. Выяснилось, что количество незанятых опустилось ниже символической трехмиллионной отметки и составляет теперь 2,96 миллиона человек. Это на 118 тысяч меньше, чем месяцем ранее. В мае позитивная динамика на рынке труда была отмечена в Австрии, которая так же, как и Германия, сняла ограничения на въезд рабочей силы из Восточной Европы.
Представители промышленных и торговых предприятий обеих стран, ученые-экономисты в устных беседах приходят к простому, незатейливому умозаключению: «Хорошие специалисты, которые хотели уехать, уже давно перебрались в другие страны и хорошо там зарабатывают. И не стали ждать, пока Германия и Австрия откроют мигрантам свои границы». Впрочем, по мнению научного сотрудника Нюрнбергского Института исследований рынка труда и профессий, профессора экономики Герберта Брюкера, серьезные выводы можно будет делать лишь спустя три месяца после отмены ограничений на въезд рабочей силы из Восточной Европы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG