Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президенту доложат о деле Магнитского


Похороны Сергея Магнитского

Похороны Сергея Магнитского

Совет по правам человека при президенте РФ 30 июня обсудит подготовленный для Дмитрия Медведева доклад об обстоятельствах смерти в СИЗО "Матросская Тишина" юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Заключение будет передано Дмитрию Медведеву 5 июля.

Правозащитники говорят, что и после представления доклада работа членов совета над делом Магнитского и над другими подобными делами будет продолжаться.

Некоторые конкретные виновники трагедии в заключении правозащитников названы. К смерти Магнитского привели действия следователя Олега Сильченко, считает глава общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания по Москве Валерий Борщев:

– Следователь Сильченко вместе с начальником СИЗО Прокопенко приняли решение о переводе Магнитского из "Матросской тишины", где имелась больница, за неделю до проведения плановой операции, в Бутырку. Если бы Магнитскому сделали операцию, он был бы жив. Сильченко на обращение адвокатов дал отказ на перевод в больницу – такой документ имеется. Врачи Бутырки говорили, что они также добивались обратного перевода Магнитского в "Матросскую тишину", но им это не удалось. И только когда Магнитскому стало совсем плохо – 16 ноября – они такое разрешение получили.

Действия следователя, а также судей, которые отклоняли ходатайства Сергея Магнитского, просившего освободить его по болезни, в совете квалифицируют как неправомерные. Преступной халатностью названо также отношение к Сергею Магнитскому со стороны врача тюремной больницы Александры Гаусс. По словам правозащитника Валерия Борщева, членам рабочей группы буквально по крупицам пришлось восстанавливать последний час жизни юриста Hermitage Capital:

– Последний час Магнитского – в полном тумане... Врач Гаусс, которая приняла Магнитского, стала заполнять документы на госпитализацию, но потом вдруг решила, что у Магнитского нервный срыв, вызвала бригаду психиатров. Кроме того, Гаусс вызвала не только бригаду "скорой помощи", но и бригаду усиления – восемь надзирателей, которые заковали Магнитского в наручники и отвели в бокс. И еще: бригада "скорой помощи" приехала не через 40, а через 15 минут, но ее не пустили к Магнитскому, и врачи затем уже установили биологическую смерть. А ведь поначалу утверждалось, что Магнитского бригада пыталась реанимировать. Вранье! И еще одно: Гаусс, вызвав надзирателей, поднялась к себе в кабинет и оставила Магнитского без врачебной помощи. Это чудовищно! Поскольку, если она вызвала "скорую помощь", значит, признала, что он нуждается в срочной медицинской помощи. Но она ушла и потом нам врала, что якобы с Магнистским был фельдшер, но сам фельдшер это отрицал это. У нас возникает вопрос: а что на самом деле там было?

В докладе, подготовленном для Дмитрия Медведева, правозащитники ставят вопрос о переподчинении тюремной медицины министерству здравоохранения. Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, надеется, что президенту под силу решить этот вопрос:

– Мы добиваемся, чтобы тюремная медицина была освобождена от подчинения тюремному же начальству и перешла в ведомство минздрава, во всяком случае, в следственных изоляторах. Ведь это еще не осужденные люди. Но минздрав не хочет брать эту ношу на себя. Значит, добиться этого можно, только если будет распоряжение на этот счет президента.

Глава Общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания по Москве Валерий Борщев обращает внимание еще на ряд обстоятельств, которые не были серьезно рассмотрены следствием:

– Есть фотографии, на которых видно, что у Магнитского разбиты костяшки пальцев. Родственники утверждают, что обнаружили синяки на теле перед похоронами. Стало быть, есть основания полагать, что его били, и это требует самого серьезного расследования.

Члены рабочей группы, готовившей доклад для президента, внимательно отнеслись не только к изучению обстоятельств смерти Магнитского, но и к тому, по какой причине юрист Hermitage Capital оказался в следственном изоляторе. Глава российского представительства Transparency International Елена Панфилова считает, что для виновных в аресте Сергея Магнитского, также как и для тех, кто допустил его смерть, нет сроков давности:

– Мы поставили перед собой задачу попытаться установить, прослеживается ли линия личной заинтересованности должностных лиц в том событийном ряде, который привел к гибели Магнитского. И нам кажется, что такая личная заинтересованность в деле Магнитского прослеживается. Если следствие будет полностью проведено, а оно продолжается, то это тот самый случай, когда не важно, сколько времени пройдет, но справедливость должна быть восстановлена.

Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева считает, что ясная картина всех обстоятельств трагедии Магнитского позволит избежать подобного в будущем:

– Это не окончательный доклад. Мы просто рассказываем о том, что сделано. Будем продолжать работу, потому что еще далеко не на все вопросы, связанные со смертью Сергея Магнитского, получены ответы. Мы не знаем до сих пор всех обстоятельств его смерти, мы не добились серьезного следствия по поводу действий людей, которые повинны в его аресте. Но, кроме дела Магнитского, мы будем заниматься и другими аналогичными делами.

Члены рабочей группы, работавшей над докладом для президента, надеются, что глава государства не только примет к сведению все изложенное в нем, но и предпримет конкретные действия для того, чтобы Россия избавилась от репутации государства, в котором гибнут люди еще до приговора суда.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG