Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Пишет молодой священник Русской православной церкви, просит его не называть, как он выражается, по каноническим причинам. Читаю: «Патриарх Кирилл выступил с осуждением коррупции в сфере образования. Также он резко осудил использование учащимися на экзаменах пресловутых шпаргалок. Соглашаясь с первым, выступлю в защиту вторых. Фольклор учебных заведений, в который попадает и шпаргалка, именуемая чаще шпорой, представляет собой яркий пример коллективного творчества не только школьников и студентов. Священники на проповеди, политики на трибуне, президенты перед телекамерами - все вооружены банальными шпаргалками. Отлично помню школьную шпаргалку по алгебре, принадлежавшую моему старшему брату. Длинная, в один метр, шириной в указательный палец, она была тщательно сложена гармошкой, заполнена красивейшим почерком и удивительными рисунками. Ничего в ней не понимая, я часто раскрывал ее во всю длину и перебирал глазами всю эту учебную красоту в миниатюре. Для меня это был шедевр общеобразовательной программы», - пишет этот священник, молодой, как я сказал.
Из Подмосковья пишет госпожа Гутина: «Наконец, я прочитала, что наговорил Сурков в интервью, которое разбиралось в одной из ваших передач». Напомню слушателям «Свободы», что Сурков – это первый заместитель главы президентской администрации, считается главным идеологом официальной России, цензор номер один, а также занимается тем, что называют партийным строительством: решает, какие партии должны быть, а какие – не должны, какие митинги допустить, какие – разогнать. Это именно он (представляю себе, с каким удовольствием) сказал Горбачёву, когда тот хотел создать свою партию: «Не надо, Михаил Сергеевич, мы её всё равно не зарегистрируем». О чём сообщил недавно сам Горбачёв… Возвращаюсь к письму Гутиной. «Это – нечто, - пишет она о высказываниях Суркова. - Согласна с вашей слушательницей Фрионой или Фионой. Вы действительно обошлись с этой публикой мягенько. У меня бывали такие поклонники. Я говорила им: не умничай или не паясничай. Вы заметите, что это близко: умничать и паясничать. Согласна, поэтому и выгоняла таких через непродолжительное время. Вы метко, хотя и мягко, назвали Суркова и сурковщину декадансом путинизма. Гнильца с вывертом, выверт с гнильцой, признак кризиса на почве вырождения. Сурков сказал: «Я представляю себе целый пласт людей, для которых есть только Рублёвка и ниточка трубы до сибирских болот. И им в принципе больше ничего не надо. Ну, разве что аэропорт международный. И не только Грозный и Махачкала им не нужны. Им и Рязань не нужна, и Самара», - закрыть кавычки. - В этом пассаже, продолжает госпожа Гутина, - надо поменять одно слово, тогда получится автохарактеристика. Он говорит: я представляю себе, а должен был бы сказать: я представляю собой. В жизни устроился лучше некуда, но меня поразила его инфантильность. Подросток-недоучка, мечтающий о всемирном признании своих талантов и заслуг. И особенно – оригинальности. «Я точно не либерал, - рисуется он, - но не знаю, консерватор ли я». Я тоже этого не знаю, - продолжает наша слушательница, - и не хочу знать, но знаю другое: он совершенно бесстыжий демагог. «Демократия, - говорит он, - конечно, нужна. Но какая демократия? Которая сохраняет суверенитет нации или та, которая от него избавляется?», - закрыть кавычки. – Он пугает нас, что подлинная демократия лишит Россию независимости. Вот уж выверт так выверт! А как он обожает себя во власти! Он заявляет: «Я считаю, что власть происходит из непроглядных глубин человеческой психики. Оттуда же, откуда и любовь», - закрыть кавычки. – Что ты понимаешь в любви, малыш!», - здесь я обрываю письмо госпожи Гутиной из Подмосковья. Последний выпад как сугубо личный можно было бы опустить, но наш герой лицо общественное, а такое обязано терпеть более резкие суждения о себе, чем обычные люди, это и Страсбургский суд давно разъяснил. Да… «Что ты смыслишь в любви, малыш!». С этими словами она, наверное, их и прогоняла «через непродолжительное время». Не через «короткое», а через «непродолжительное». Хорошо владеет словом госпожа Гутина! Не хотел бы я попасть ей на язык. Суркову повезло, что она не добралась до его рассуждения о политике как «попытке бессмертия». Да, так и сказал: политика, мол, она, как и поэзия – попытка бессмертия. А суть… Вот она. Он считает, как мы слышали, что демократия сделала бы Россию зависимой страной, поэтому, мол, путинизм её, демократию, и похерил с его, Суркова, посильной помощью. Они также имели в виду, что российский человек привык к рабству, и положили себе отнестись к этой привычке со всем уважением, но, конечно, ради будущей свободы. Это – всё, вся путинская мудрость в намёках Суркова. Хотят вырастить две большие партии – партии разные, но не враждебные друг другу, одна более капиталистическая, другая – чуть менее, и чтобы они культурно боролись между собою за власть. Как в США, Англии и почти везде на Западе. Для этого сознательно берут грех на душу: вытаптывают стихийные ростки других партий, движений. Думают, что иначе в стране будет вечный беспорядок. Их можно было бы даже понять, если бы не один-единственный вопрос, всё тот же: обязательно ли для установления вечного порядка красть, да ещё так много? Один из героев романа, написанного будто бы Сурковым, говорит, что обязательно.

Не секрет, что некоторые люди сначала пишут, потом думают, я сам это за собой знаю. Когда огласишь письмо такого человека, да ещё скажешь не совсем то, чего он ожидал, он обижается, пишет, что был неправильно понят, что имел в виду другое, что его мысль была искажена, перекручена – разумеется, злонамеренно. В одной из предыдущих передач прозвучало письмо от господина Чернавского. Он, по его словам¸ тяготится неисполненным долгом перед Всевышним, каковой долг видится ему в том, чтобы втолковать гражданам России, что жить по хорошим законам лучше, чем по российским. Он считает эту мысль настолько важной, что обещает большие деньги тому, кто обнаружит в ней логическую ошибку, но желающих не находится, соотечественники не обращают на него внимания. А так у него всё хорошо: живёт на Западе, успешно занимается бизнесом. Чтоб не забыть: он также предлагает заменить все тюрьмы психушками, и тоже не находит широкой поддержки. Читаю его письмо: «Только что прослушал вашу передачу обо мне. К сожалению, не могу сказать, что она удалась. Вы смешали в кучу не связанные отрывки из ЖЖ, - Живого Журнала, - мои личные письма к вам и свою не самую лестную интерпретацию. С чего вы взяли, что я будто бы вещаю от имени Творца??? – три восклицательных знака. - Его десницу ощущаю, да, но это вовсе не означает, что я претендую на Глас Божий. Это чистая ваша фантазия. И о деньгах вы зря. Вы даже не сказали, где эту ошибку следует искать, даже не дали ссылку на ЖЖ. А для вас повторяю: найдёте ошибку - получите эти деньги. А если не найдёте, то, возможно, согласитесь со мной и в том, что кто-то должен создать отсутствующие у нас честные правила игры. И сделать это иначе, как по примеру жителей швейцарской деревни Пфэффикон, то есть нам самим, вряд ли получится. Слушатель, не читавший мой ЖЖ, скорее всего ничего не поймёт из вашей передачи. Разве что подумает: "А-а, очередной сумасшедший". А между тем, все мои предложения в письмах к вам были абсолютно искренни... Вот только сегодня мне было скорее грустно, чем радостно: раз уж вы ничего не поняли в моих измышлениях, то шансы на понимание у остальных людей просто нулевые. И значит, такие же шансы на лучшую жизнь в России и Украине». Господин Чернавский добавляет, что я засыпал его мысль мусором, как жители некоего села – овраг, на дне которого протекает чистый ручей (об этом как-то рассказывала одна из наших слушательниц). Он надеется, что у меня хватит мужества сообщить слушателям адрес его Живого журнала в Интернете. Нет, на это у меня мужества не хватит, иначе не отбиться от возмущённых вопросов: с какой стати я рекламирую журнал одного слушателя, и отказываю другим? Как видите, господин Чернавский стоит на своём: раз его не поймёт Россия, точнее, Россия и Украина, ничего хорошего им не светит. В связи с этим вспомнилась пара строк Маяковского. «Я хочу быть понят моей страной,/а не буду понят –/ что ж?!/ По родной стране/
пройду стороной,/ Как проходит косой дождь». Всегда было жалко, что Маяковский выбросил эти строки как слезливые. Скажу, пожалуй, одну очень личную вещь. Может быть, она утешит господина Чернавского. Я много лет только то и делаю, что на разные лады повторяю ту мысль, которой отягчён и он, - что жить по западным законам было бы очень полезно для россиян, и с прискорбием убеждаюсь, что они не делают из моих речей должных выводов. Не делают - и всё! То ли ленятся, то ли не умеют, то ли им больше нравится жить как привыкли. Но от того, что они меня не слушаются, я не впадаю в уныние, не думаю, что шансы на лучшую жизнь у них нулевые. Ведь кроме меня есть и другие уговаривающие, и – главное – есть целые страны, подающие им хороший пример. Может быть, где-то здесь и ошибка господина Чернавского. Он, кажется, несколько преувеличивает возможное воздействие своего голоса на миллионы. В таких случаях я неизменно вспоминаю писателя Валентина Овечкина. Много лет он с большим увлечением и сердечной болью писал о том, как улучшить управление колхозами. Мысль, что их надо просто разогнать к чёртовой матери, была ему известна, но он считал её вражеской. Направлял в Кремль докладные записки, проекты колхозного устава. Жаловался друзьям: «Пишешь-пишешь – и хотя бы на градус Земля сдвинулась», в связи с чем мне однажды подумалось, как бы её бедную мотало, если бы она сдвигалась от наших писаний и проектов.

В прошлой передаче прозвучало письмо, автор которого (господин Головатый) красочно рассказывал, как осиротела Фонтанка в Одессе после того, как её покинул богач Изя Капельман, на что тут же в почте «Свободы» появилась следующая цидулка: «Фонтанка? В Одессе? Там Фонтан Большой и Фонтан Малый, а Фонтанка в Питере». Вынужден согласиться с этим разъяснением. Думаю, господин Головатый тоже не будет возражать, что Фонтанка таки да, в Питере, а в Одессе – Дерибасовская, Арнаутская и далее по известному списку. Хотя… Вот что пишет автор цидулки вдогонку: «Прошлое - оно у меня идеализировано, как у каждого, настоящего не знаю своей шкурой, забывается... Вот и с Фонтаном, кажется, напутал. В Одессе только Фонтан вроде, а Большой и Малый фонтаны - это в Дубоссарах, ныне Приднестровская странная страна (кстати, ничего серьезного не пришлось про нее слышать или читать – так, на уровне лозунгов, а ведь страна есть, хоть и странная, я там жил в свое время). Почему бы вам не сьездить туда? Получилась бы с нестандартного угла интересненькая передача. Мне нравится ваш плутовато-умный коммент. За сим прощаюсь. Сирожа», так в письме: Сирожа, по-белорусски.
Я вас прошу, друзья, убедительно прошу: может, кто-нибудь напишет мне, как обстоят дела с этими Фонтанками и фонтанами. В Приднестровье мне ехать не хочется, а вот если кто-то из наших тамошних слушателей напишет на «Свободу», что это за страна, обязательно прочитаю перед микрофоном такое письмо.
Следующее письмо: «Выяснилось, что одна из конфорок плиты (а плите как раз сорок пять лет) горит как-то не так. Ну, решили вызвать в понедельник мастера. Сегодня мама утром говорит. «Я всю ночь ходила нюхать газ. Вроде утечки нет. Пойду, понюхаю, вернусь на кровать. А сна нету. Думаю: а вдруг рванет? Так я что сделала? Я все платежки из буфета вынула и в комнату перенесла. Молодец я. И заснула-таки под утро». Я говорю: «Если бы на кухне грохнуло, от нас ни клочка не осталось бы, а ты за платежками бегала». Мама осталась недовольна моим отношением к важным документам. Ну, что они за поколение такое? Не деньги свои жалкие пенсионные прятала, а платежки - за квартиру, за телефон, за свет, за газ. Самое для неё важное. Вот, мол, дорогая моя страна и правительство, я перед вами чистая. Так, оказывается, воспитала их советская власть», - пишет госпожа Свенцинская. Насколько я понимаю, госпожа Свенцинская, у вашей мамы это не советское или не только советское. Это в гораздо большей мере - западное, это остаток или росток (или то и другое) буржуазности, рыночного и бюрократического (бюрократического в хорошем смысле слова) воспитания. Выработку исправного во всех делах человека, добросовестного, аккуратного, не плюющего на правила, на ту же технику безопасности, на требования технологии, ничего не делающего наобум, не знающего слов: «авось и так сойдёт», - выработку такого человеческого материала сам Маркс ставил в огромную историческую заслугу капитализму. Он говорил, что, пока капитализм не до конца управится с этой своей миссией, о социализме нечего и думать, социализму, мол, совок не нужен, совок только испохабит великую идею, прекрасный замысел и великолепный план. Ваша мама, госпожа Свенцицкая, дай Бог ей здоровья, есть одно из важнейших свидетельств, что Россия таки ближе к Западу, чем хотелось бы дурачкам, которые рассуждают о «Русском мире», посрамляющем все иные миры. Можно сказать, что известная законопослушность, я бы сказал: уравновешенность, мещанская упорядоченность бывших советских людей старшего и среднего поколений спасла страну после революции девяносто первого года. Спасает и сейчас – спасает от анархии, от войны всех со всеми. Среднестатистический минимум цивилизованности русских, он выше, чем можно думать, наблюдая, как беснуются или валяют дурака избиратели Зюганова и Сына Юриста. Это спасительный минимум.
«Добрый день, Анатолий Иванович!, - следующее письмо. - Пишу вам из Бреста. Сегодня многие пиарят ядерную энергию. Запугивают народ окончанием нефти и газа. Но в Библии конец света не холодом венчается, а огненной геенной. Я просчитал, что если использовать энергию, которую выдает корова, то нам вообще не нужны газ, нефть и уголь вместе с ядерной энергией. 4 миллиона стадо в Беларуси может дать свыше ста миллиардов киловатт-часов тепловой энергии. За прошлый год республика потребила семьдесят. Государственная наука, по существу, в этом направлении пассивна, а системы материальной поддержки отдельных исследователей-изобретателей у нас нет. Миллиарды баксов на АЭС найдут и половину распилят. Только очень жаль, что в адском пламени реакторов будут гореть грешные наши потомки, а не поборники АЭС. Владимир, Брест». Да, Владимир, да… Невольно приходит на ум, что энергию выдаёт не только корова, но и другие домашние животные, да и сам человек в конце концов. Мы хоть и двуногие, в отличие от коров, зато нас намного больше. Напишите мне, сколько это будет, по вашим прикидкам, киловатт.

Один слушатель «Свободы» прислал найденные им где-то в Интернете объяснения двух из трёх главных современных русских слов. Это, как известно, халява, лох и крутой. Крутой оставляется без объяснения, а о халяве и лохе сказано следующее. «В современном русском языке нашлось точное емкое слово для обозначения ценностей не просто материальных, а именно дармовых, не соотнесенных с приносимой пользой, экспроприированных, отобранных обманным или силовым путем, присвоенных воровством, неадекватными привилегиями, незаслуженными преференциями. Все эти смыслы собраны в слове «халява», которое вполне заслуживает причислению к литературному, поскольку, скорее всего, этимологически произошло от индуистского «халава» – ритуального кушанья, раздаваемого бесплатно; русского наречного «халява» – рот, пасть, зев; устаревшего названия голенища сапога и дешевых «захалявных книжек», которые носили за голенищем», - закрыть кавычки. Замечу, что в современном украинском «халява» не устарела. Она означает именно «голенище». Автор, как вы слышали, настаивает на том, чтобы слово «халява» было узаконено как литературное. Того же мнения он и о слове «лох». Читаю: «Как и в случае со словом «халява», в отношении понятия «лох» следует заметить, что это слово вполне достойно быть легальным, тем более что оно в литературе уже употреблялось, например поэт Федор Глинка в стихотворении «Дева карельских лесов» (1828 год) написал: «…лох, добыча жадных» – так называли в Архангельской области неповоротливых глупых переростков рыбы».

Сейчас я подведу слушателей «Свободы» к письму, где употребляется «лох» и другие слова из этого ряда. В Киеве недавно раздался любопытный, может, даже исторический, вопль обиды и недоумения. Голос возвысил один из высших руководителей страны. Он скрыл своё имя от общественности, как будто это можно скрыть. А сказал следующее, и это было напечатано в газете: «У нас была иллюзия, что если в отношениях с РФ снять ключевые раздражители вроде признания голодомора геноцидом, планов вступления в НАТО, нежелания продлевать присутствие Черноморского флота, то все наладится. Но этого не произошло. Москва хочет, чтобы мы находились в ее орбите и еще за это ей же и доплачивали. Взять хотя бы Таможенный союз. Нас туда очень странно зовут. Нам не говорят, что мы от этого выиграем, а указывают на то, что потеряем и каким санкциям подвергнемся, если откажемся в него вступать и не дай Бог создадим зону свободной торговли с ЕС», - конец цитаты. Интернет в связи с этим бурлит. Там можно встретить вот такие высказывания. Читаю: «Пацаны думали, что они крутые кидалы, а жизнь им показала, что они фраера и лохи». Далеко не всякий поймёт, что означает это предложение. Пацаны – это уголовники. Крутые – значит успешные, уверенные в себе, всё у них по моде. Хозяева жизни, короче. Кидалы – особые мастера наживы: обещал и не сделал, намеренно подвёл партнёра. О лохах мы уже говорили, а фраер, он и есть фраер – важничающая дешёвка. Положение, конечно, хуже губернаторского. Я говорю об украинских верхах. Делают вид, что после московского «кидалова» тянутся к Западу, но это значило бы самих себя отправить на нары: слишком много и дерзко награблено, чтобы сошло с рук при настоящей демократизации, а показуха не может устроить Запад. Выставить на первую роль кого-то вроде Лукашенко для белорусизации Украины по полной программе тоже не получится.

У этой темы имеется неожиданное продолжение. Вот слушайте: «Дорогой Анатолий Иванович: «Я совершила ошибку в припадке малодушия. Имею в виду в покупку телевизора. Вот вчера была передача про договор с дьяволом. На полном серьезе. Показывали бумажки, как подписывается кровью и прочее. Переключила. Там папаша запроторил малолетнюю дочь в секту с оргиями. Переключила. Там "звезды" борются с лишним весом. Одна краше другой. В смысле толще. Переключила. Там опять "звезды", которые побывали в тюрьме за реальные преступления (один – за убийство), а теперь они в порядке и жалеют о вычеркнутых годах жизни. Не жертву жалеют, а свои упущенные годы. Переключив, попала на анонс программы, как правильно выйти замуж. В таких случаях говорят: не нравится - не смотри. Но наши бедные сограждане после трудового дня, да на фоне безденежья и отсутствия перспектив, они же это впитывают. Пересказывают. На полном серьезе. А в телевизоре все такие гламурные, такие "элитные". Плюс чудовищный русский язык "звезд" и ведущих. Пан Азаров со своим невообразимым полуукраинским-полурусским-полуинопланетным. Спрашивает у врачей на улице (он там больницу открывал, что ли): "Ну шо, будем платить долги Газэнерго, долги Тимошенко России?" Врачи отвечают на подъеме: "Не-е -т!" А он корреспондентам подмигивает: "Вот видите, народ говорит, чтоб не платили. А мы и не собираемся". Страшное дело. ТВ идет на поводу у нашего подсознания. Подсознания, которое тянется к уродству, к извращению. А я выражаю претензии. Смешно!», - так заканчивается письмо госпожи Голубевой из Харькова.
Давний слушатель «Свободы» Эдуард Сорокин прислал своё продолжение стихотворной «Истории государства российского от Гостомысла до Тимашева» Алексея Толстого. Толстой своё повествование довёл до Парижа, куда вошли русские войска, преследуя Наполеона. Сорокин продолжает так: «Там, - то есть, во Франции, - тысяч двадцать-сорок/ солдат ушли в бега: / постели галльских жёнок - / убежище врага!». Что было, то было: счёт нижних чинов, оставшихся тогда на постоянное жительство во Франции, был велик. Добравшись до наших дней, Сорокин констатирует: «С народа взятки гладки, / он видит сотни лет / порядок в беспорядке – / порядка ж нет как нет».

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG