Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Последствия разлива формальдегида в Орехово-Зуевском районе Подмосковья


Ирина Лагунина: Более месяца назад в Орехово-Зуевском районе Подмосковья произошла авария, в результате которой в почву вылилось ядовитое вещество - формальдегид. Местные жители жалуются, что за все это время им так и не рассказали, что делать при отравлении формальдегидом. Меры, предпринятые властями при ликвидации последствий разлива ядовитого вещества, не кажутся им эффективными. С подробностями – Любовь Чижова.

Любовь Чижова: 1 июня в деревне Давыдово Орехово-Зуевского района Подмосковья опрокинулся грузовик с тонной технического формальдегида. Об этом со ссылкой на газету издание "Газета.ру" сообщил интернет-ресурс "Newsru.com": "Ядовитое вещество попало в грунтовые воды и отравило колодцы. Прибывшие на место аварии сотрудники МЧС не смогли быстро поднять цистерну, сняли верхний слой почвы, пролили грунт водой и дезактиваторами, засыпали новой землей и уехали. Сначала сообщалось, что из цистерны вылилось меньше 200 килограммов вещества. Лишь спустя три недели выяснилось, что в поднятой машине осталось на 960 килограммов меньше формальдегида, чем было до аварии. Местным жителям никто не рассказал о том, что за ядовитое вещество разлилось в округе. По сообщению прессы, местный Роспотребнадзор узнал об аварии спустя три дня от владельца одного из домов. Анализы почвы и воды из колодцев были готовы к 7 июня и показали, что предельно допустимая концентрация вещества превышена в 12 раз. После этого воду из колодцев запретили брать жителям двух домов по улице Школьная, на которой разлился формальдегид. Спустя два дня запрет был распространен на всю деревню Давыдово, а 16 июня в отравленную зону включили две соседние деревни – Ляхово и Барское. Режим чрезвычайной ситуации в районе не ввели – по мнению представителей МЧС, оснований для этого не было. 17 июня власти Давыдово получили предписание Роспотребнадзора о срочном вывозе земли: после каждого дождя вредное вещество вновь попадало в колодцы. Настоящая глубина проникновения формальдегида в почву неизвестна. По данным на конец июня, отравленная вода продолжала распространяться: в колодце, который находится в полутора километрах от места ЧП, предельно допустимые концентрации вредных веществ были превышены в 17 раз. Местных жителей больше всего волнует, что им делать при отравлении формальдегидом". Напомню, это информация издания "Газета.ру". Мне удалось поговорить с жительницей деревни Давыдово, которая не захотела называть своего имени. И вот что она рассказывает об аварии и устранении ее последствий ….

Женщина: Я видела, что шпалы убирали из гаража, песок убирали. Потом дом стоит, там все вывезли оттуда, я так понимаю, там будет слом этого дома. Машины стоят, мы видели, МЧС приезжали.

Любовь Чижова: Вас как-то предупредили о том, что произошла авария, произошел разлив формальдегида, и что вы должны быть осторожнее, не пить воду?

Женщина: Да, приходили, брали воду на анализ, сказали, что принесем ответ. Потом принесли ответ и сказали, что пить воду нельзя до следующего распоряжения, будут брать воду еще раз на анализ. Но воду на анализ не берут второй раз. Звонили в СЭС, узнавали, они сказали, что за свой счет. Но это нереально, там три тысячи стоит сделать анализ воды. Не каждый может жить сделать пробу воды – это дорого, конечно. Там пенсионеры в основном.

Любовь Чижова: Вам предложили сделать анализ воды за свой счет?

Женщина: Нет, не нам предложили, просто звонили в СЭС и спросили, будут ли брать анализ воды. Они сказали – за свой счет.

Любовь Чижова: После того, как произошла авария, приходили ли к вам медики или сотрудники МЧС, рассказывали ли они вообще, как себя вести?

Женщина: В принципе все на работе были в дневную смену. Может быть кто-то и ходил где-то по каким-то домам, но никто ничего, я, по крайней мере, не слышала, никто не говорил, что ходили по домам.

Любовь Чижова: В итоге вы воду сейчас где берете?

Женщина: Воду мы берем, куда-то ездим на родник за водой, стоит бочка, где авария произошла, стоит бочка в центре. Но какая там вода, я не знаю, никто ее не берет. Мы ездим на родник за водой. А жители на Школьной, все поливают, пьют.

Любовь Чижова: А вы вообще как узнали, что произошла авария?

Женщина: Я даже не помню, кто сказал мне. Кто-то мне позвонил и сказал, что случилась авария. И мы потом вечером поехали в шесть часов, там машины грузили песок, вывозили. Очень много машин там было, и они грузили песок, засыпали песком, увозили КАМАЗами.

Любовь Чижова: Что сейчас в деревне Давыдково говорят об этой аварии, о ее последствиях? Люди как-то это обсуждают?

Женщина: Женщина одна говорит: я ходила в больницу, мне сказали, что это типа второй Чернобыль, что это очень вредно. Как рождаемость дальше будет, никто ничего не знает. Сказали, что очень вредно, очень влияет на почки, на нервную систему, разрушается печень. Сказали, что это очень серьезно. Говорили, что если есть возможность куда-то уехать, то лучше уехать. А куда? Что, нам теперь с огорода вообще ничего не есть? Мы поливаем этой водой. Пройти хотя бы по деревне, рассказать, что, как почему. Или хотя бы дали выписку, положили бы в ящики, и то человек хотя бы что-то знал. Не каждый же об этом знает. Напечатали бы и разложили бы в почтовые ящики, что нельзя, воду не пейте. Все думают: ладно, наверное, ничего страшного. Многие думают так. Я спросила на Школьной одного: Андрюш, вы пьете воду? А что делать? Как мы ее не будем пить? И поливаем, и дети пьют. Вот весь ответ.

Любовь Чижова: О разливе формальдегида в деревне Давыдково Орехово-Зуевского района Московской области рассказывала местная жительница. Получить комментарии в администрации Давыдово мне не удалось. Об опасности формальдегида в эфире РС говорит президент "Союза за Химическую безопасность" Лев Федоров.

Лев Федоров: Вот что написано: формальдегид токсичен, вызывает дегенеративные процессы органов. Сильное действие на нервную систему, по-видимому, связано с наличием примесей метанолов в техническом формальдегиде или превращение формальдегида в организме в метанол и муравьиную кислоту. Так что, видите, все опять вокруг метилового спирта крутится.

Любовь Чижова: Лев Александрович, произошла такая авария возле деревни Давыдково в Орехово-Зуевском районе, произошел разлив технического формальдегида. Кто должен рассказывать людям, чем опасно это вещество, и как должна действовать власть в этом случае по правилам?

Лев Федоров: У нас существует в каждом районе природнадзор и МЧС. Вот эта команда должна людям все рассказывать и помогать.

Любовь Чижова: А насколько то, что произошло в Орехово-Зуевском районе, характерно для России, часто ли бывают такие аварии и чем они в принципе опасны?

Лев Федоров: Эти аварии опасны тем, что у нас безответственная бюрократия в стране. И эти эмчээсовцы и прочие надзоры продемонстрировали – их просто не интересует, они не на месте. А страна большая, такие события каждый день происходят.

Любовь Чижова: Что бы вы могли посоветовать и по-человечески, и как специалист людям, которые попали в зону заражения этим формальдегидом, что сейчас нужно делать?

Лев Федоров: Там правильно говорят, что нужно разобраться с грунтом. Но проследить при этом, чтобы грунт не в соседний овраг скинули, как это обычно бывает или в реку.

Любовь Чижова: Вообще на вашей памяти бывали подобные аварии?

Лев Федоров: Трудно говорить, потому что аварии бывают то с одним, то с другим, то с третьим, то с четвертым. Специально с формальдегидом я не помню. Формальдегидная проблема у нас есть. Потому что у нас за последние годы построили несколько заводов для пропитки досок, деревянных материалов формальдегидными смолами. Например, австрийцы перенесли свой завод из Австрии, с горного курорта, в город Шую Ивановской области, Шуя несколько лет воняет формальдегидом.

Любовь Чижова: То есть это в основном в мебельных производствах?

Лев Федоров: Да, это в мебельных производствах.

Любовь Чижова: А австрийцы почему перенесли в Шую?

Лев Федоров: Они сказали, что у нас горный курорт, а вы Шуя. Действительно, очистительные сооружения не поставили. Так что наши экологи в Шуе воюют много лет. Естественно, всякие технадзоры, природнадзоры, потребнадзоры, но это отдельная песня.

Любовь Чижова: Говорил руководитель "Союза за Химическую безопасность" Лев Федоров. Президент общества специалистов доказательной медицины Василий Власов говорит, что людей, попавших в зону отравления формальдегидом, должны были обязательно проинформировать о последствиях отравления и предложить им эвакуироваться…

Василий Власов: Формальдегид довольно устойчивое ядовитое вещество, которое испаряется постепенно и отравляет людей. Если это произошло вблизи жилья и действительно он ушел в почву, то соответственно возникает проблема долговременного отравления для людей. Я думаю, что по крайней мере, должны быть проведены замеры оперативно, а там, где высокая степень загрязнения, есть запах формальдегида, там люди не должны находиться вообще, тем более проживать в этом месте. То есть надо людей эвакуировать, где есть устойчивый запах формальдегида.

Любовь Чижова: А что бы вы людям посоветовали, кроме того, что они должны оттуда уехать?

Василий Власов: Большинство людей с трудом могут уехать, тем более летом из деревни, где посадки и так далее. Для этого нужно решение о помощи, этим людям надо помогать. Я думаю, что те, кто могут оттуда уехать и только приезжают для того, чтобы ухаживать за своими огородами, люди должны именно так поступить. А вообще нужно требовать, чтобы органы санитарного контроля как можно скорее, если они этого не сделали раньше, оценили степень загрязнения. Делать что-то существенное, типа инактивировать, это нельзя, как нельзя инактивировать радиацию. К счастью, если радиация столетиями, тысячелетиями может самоинактивироваться, то что касается формальдегида, то он сам постепенно испаряется в атмосферу. Поэтому можно предполагать, что снимать почву, вывозить ее не надо. Но в течение ближайших недель в этом месте должны быть проведены, по крайней мере, ограничительные мероприятия, чтобы люди не подвергались действию высокой концентрации.

Любовь Чижова: Василий, какие можно дать медицинские рекомендации людям, которые уже находились в этой зоне и возможно надышались этим формальдегидом?

Василий Власов: Единственное, что можно сделать – это прекратить экспозицию, то есть не вдыхать больше, не находиться в этом месте больше.

Любовь Чижова: А есть какие-то группы риска? В деревне кто больше всего рискует?

Василий Власов: Я думаю, что здесь будет неправильно выделять группы риска. Я думаю, что этот яд универсально поражает всех, и детей, и взрослых, и стариков. Можно лишь предполагать, что в особенности беременные женщины могут быть подвержены риску в связи с действием этого универсального яда. Но не думаю, чтобы в этом смысле пожилые люди могли чувствовать себя в безопасности.

Любовь Чижова: О том, как отравление формальдегидом влияет на человека, в эфире РС рассказывал президент общества специалистов доказательной медицины Василий Власов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG