Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Валерия Касамара - о политике и молодежи


Валерия Касамара

Валерия Касамара

О смысле существования прокремлевских и оппозиционных молодежных политических организаций в сегодняшней России и о задачах, которые ставят перед собой их участники, говорит руководитель лаборатории политического анализа московской Высшей школы экономики Валерия Касамара.

Приходя, например, в "Наши" или в "Молодую гвардию", ребята четко понимают, что это тот трамплин, благодаря которому они могут сделать неплохую карьеру
– Большинство из молодежных организаций – "Наши", "Оборона", "Мы" – образованы в 2005 году. Почему именно к 2005 году стали появляться различные молодежные организации, как оппозиционные, так и не оппозиционные? Причина первая и главная – это то, что после президентских выборов 2004 года и, соответственно, уже после того, как в апреле 2004 года был запущен процесс над Ходорковским (а в мае 2005-го был объявлен первый приговор), начинается ужесточение политического режима, его тренд к авторитаризму. Власти было необходимо активизировать ту часть электората, которая, как правило, остается пассивной. И задача сделать молодежь политически активной, привести ее к избирательным участкам актуальна не только для российской политической системы, но и для любой европейской страны, в том числе и для Соединенных Штатов Америки. Вопрос о том, как привести на участки молодежь, был достаточно актуален, тем более в ситуации, когда режим Путина действительно нуждался в поддержке и в получении легитимности.

Понятно, зачем это надо политическому режиму, но возникает вопрос, – а зачем это надо молодежи? И если все молодежные организации условно делить на оппозиционные и не оппозиционные, то у них оказывается совершенно разная мотивация. Для молодых людей, которые оказываются лояльными и идут в различные не оппозиционные молодежные организации, это, прежде всего, – один из социальных лифтов. Мы здесь видим молодежный прагматизм, потому что молодежь, к сожалению, ничего не делает просто так. Приходя, например, в "Наши" или в "Молодую гвардию", ребята четко понимают, что это тот трамплин, благодаря которому они могут сделать неплохую карьеру. Студенты откровенно говорят: а где еще можно сделать карьеру, как не в "Единой России", только в "Единой России" можно действительно продвинуться по карьерной лестнице и продемонстрировать свою успешность. Вот, пожалуй, основная мотивация, почему молодежь идет именно в проправительственные организации.

– А в оппозиционные организации идут сплошь романтики?

– Зная лично наших оппозиционеров, я понимаю, что это люди очень принципиальные. Это, безусловно, люди, не лишенные политического романтизма, они четко понимают, что они никогда не продвинутся так, как если бы они пошли в "Молодую гвардию", но они так же четко демонстрируют свою гражданскую позицию и прежде всего заявляют свое "я".

– Вы обозначили причины, по которым власть заинтересовала в создании и поддерживании молодежных организаций. Насколько успешно решена эта задача за шесть лет их существования?

– Для меня показателем успешности было бы, если бы участники этих молодежных организаций социализировались и политизировались настолько, что действительно смогли бы четко и внятно назвать свои ценности, цели, задачи. Мы можем посмотреть многочисленные видеролики на Youtube, которые записываются во время различных шествий. Как правило, интервью берут у молодых людей, которые несут те или иные транспаранты, но не могут четко объяснить, зачем они это делают, куда они идут, в честь чего все это происходит. К сожалению, все, что делается, не получает того результата, который ставится изначально.

– Почему вы говорите, "к сожалению"? Вы считаете, для общества было бы полезно, если бы такие организации действительно окрепли?

– Я смотрю на это, как прагматик, и понимаю, что тратятся огромные деньги и усилия для достижения цели, и вижу, что КПД очень низок. Молодежные организации нужны – сейчас даже не будем говорить, какие, проправительственные или оппозиционные. Потому что после развала Советского Союза, после крушения вертикали "октябрята-пионеры-комсомол", пропали молодежные организации, которые помогали бы ребятам социализироваться. Другое дело, что не хотелось бы, чтобы они были настолько притянуты за уши к той или иной политической силе, – тем более, когда это делается грубо и неумело.

– Этот социальный лифт как-то работает? Какой-то приток молодых кадров – пусть прагматичных, пусть циничных – власть все-таки получает?

– Мне, например, легче назвать имена ребят, которые были в оппозиции, а сейчас уже выросли из молодежных организаций сейчас вполне успешно занимаются политикой во взрослых организациях, – Илья Яшин, Роман Доброхотов, Олег Козловский. Что касается проправительственных молодежных организаций, то, пожалуй, кроме Василия Якименко, я бы даже никого не могла назвать.

– А Кристина Потупчик?

– Я не могу сказать, что эти организации вырастили ярких политиков, которые действительно украсили политический олимп.

– Видимо, какие организации-матери, такие и организации-дети,. Ведь в "Единой России" тоже нет большого количества уж очень ярких политических личностей.

– Но в этом я вижу очередную проблему нашей политической системы в целом, если уже отходить от молодежных организаций.
XS
SM
MD
LG