Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
"Я не люблю писать", - ворчит Людмила Михайловна на мои вечные просьбы черкнуть анонс для своей рубрики. В моей программе "Третий сектор" глава Московской Хельсинской Группы выступает уже второй год. А еще раньше - если кто помнит - ее материалы неизменно появлялись в другой моей передаче: "Человек имеет право".

Я так рада, что смогла убедить Людмилу Михайловну в необходимости время от времени, когда позволяют силы, общаться не только со слушателями, но и с читателями сайта Радио Свобода. Сегодня ее рассказ - о роли общественных наблюдателей. Ведь именно они первыми составили доклад о гибели Сергея Магнитского в СИЗО, именно общественные наблюдатели предали гласности гибель заключенных в колонии Копейка в Челябинской области.

Людмила Алексеева: "Третий год в нашей стране работает закон об общественных наблюдателях в местах лишения свободы. Это был принципиальный прорыв в российском законодательстве. Впервые удалось прописать в законе право граждан контролировать работу государственных учреждений, при том таких закрытых как места лишения свободы. А ведь в любом демократическом государстве гражданский контроль за работой государственных учреждений и чиновников всех рангов - первичное и обязательное условие их работы не в интересах этих чиновников, а в интересах граждан, для чего все эти учреждения создавались и для чего мы их работу оплачиваем из своих налогов.

Ничего удивительного, что у нас правозащитники пробивали этот закон 11 лет – начиная с 1997 года.

Сопротивление со стороны тюремного и милицейского начальства было единодушным. Нам высокомерно говорили: как это какие-то граждане будут контролировать нас, облеченных властью?

Основное возражение было таким: вы предлагаете, чтобы Дума или Уполномоченный по правам человека РФ утверждали наблюдателей, которые будут иметь доступ в места лишения свободы и право разговаривать с заключенными. Но рекомендовать этих наблюдателей будут какие-то общественные организации? А такую организацию могут создать братки, чтобы получить доступ к своим подельникам, оказавшимся за решеткой. Вы понимаете, как это опасно?

На этот довод нашим встречным предложением было: пусть право рекомендации получат общественные организации, в уставе которых значится защита прав человека и зарегистрированные с такими целями не менее пяти лет назад. Если пять лет организация работала как правозащитная, то нет оснований сомневаться, что это правозащитники, а не братки.

Но чиновники на самом деле опасались итого, что менно не ангажированные граждан будут их проверять. И руководствоваться при этом законом, а не понятиями, а то и личными корыстными интересами.

Закон об общественных контролерах наделил их правом входить на территорию мест лишения свободы и беседовать с заключенными. Никаких властных полномочий общественные наблюдатели не имеют. Они должны лишь составить доклад о посещении и передать его соответствующему начальству, но имеют право и придать его гласности. – опубликовать глее угодно.

Тогда, в конце 90-х годов, когда началась борьба за этот закон, в Государственной думе не было "Единой России", но были фракции "Яблока" и Союза правых сил. Благодаря этому закон, хоть и медленно, с трудом, но прошел все три чтения в Думе. Его остановили в правительстве, дав заключение, что нет денег на воплощение этого закона в жизнь. Это был надуманный предлог: общественные наблюдатели по закону являются добровольцами и работают бесплатно. Однако лишь со второго захода и опять очень медленно, существенно подправленный в сторону сокращения прав общественных организаций этот законопроект прошел через Думу и вступил в силу в 2008 году.

Видимо, пришлось согласиться на общественный контроль потому что беззакония, творившиеся в местах лишения свободы, привели тогда к серии бунтов в тюрьмах и лагерях во многих регионах, и власти осознали, что необходимо изменение обстановки. Сменили начальство Федеральной службы исполнения наказаний, произошла чистка среди сотрудников той системы и – Дума приняла закон об общественных наблюдателях. Как я уже сказала, сильно подправленный.

Главное изменение по сравнению с первой версией состояло в том, что предлагаемые общественными организациями наблюдатели утверждаются не уполномоченным по правам человека, а Общественной палатой. Эта палата, как известно, состоит из членов, большинство которых назначены президентом. Как правило, это люди, известные лояльностью властям, не склонные им противоречить. Тем не менее первый набор общественных наблюдателей состоял в основном из тех, кто давно занимается защитой прав заключенных в правозащитных организациях. Только такие люди соглашались бесплатно тратить свое время и силы на посещение отнюдь не курортных мест, к тому же часто расположенных в труднодоступных и тоже не курортных местах.

По закону общественные наблюдатели назначаются на два года – потом их пребывание на этой должности или продлевается или прекращается. Первый набор общественных наблюдателей показал эффективность общественного контроля. Достаточно сказать, что именно общественные наблюдатели составили доклад о гибели Сергея Магнитского в следственном изоляторе, именно они придали гласности гибель четверых заключенных в колонии около Копейска в Челябинской облсти – вследствие жестоких побоев. Таких примеров можно привести немало.

Это встревожило чиновников не только в службе исполнения наказаний. Они поняли, сколь опасен для них общественный контроль.

Поэтому к ротации по окончании двухлетнего срока работы общественных наблюдателей Общественная палата приготовилась очень основательно. Были выдвинуты кандидатуры из заранее подобранных общественников – членов Союза ветеранов милиции, прокуратуры и т.п., и им отдавалось предпочтение при утверждении, а самые активные общественные наблюдатели из первого набора под разными предлогами на второй срок не утверждались.

Самым активным и эффективным из наблюдателей был Алексей Соколов из Екатеринбурга. Именно он придал гласности трагедию в лагере под Копейском, где были отданы под суд и виновники в избиении и их начальники. Его не только не допустили на второй срок. Ему отомстили, сфабриковав уголовное дело против него. Сейчас он отбывает срок в Красноярском крае и усилия по его освобождению его коллег-правозащитников покамест результатов не дают. Так что быть активным общественным наблюдателем значит не только добровольно взять на себя трудную и мало приятную работу, но и подвегнуть себя опасности – как бы самому не оказаться по ту сторону колючей проволоки".

Обо всем этом я расскажу в своей рубрике в программе "Третий сектор" в эту субботу в 18 часов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG