Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предложение ЛДПР выдворить оппозиционеров из России


Борис Немцов

Борис Немцов


Владимир Кара-Мурза: Лидер ЛДПР, вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский на итоговом заседании нижней палаты заявил, что сопредседатель незарегистрированной партии народной свободы Борис Немцов является врагом России и должен покинуть страну. "Выгнать его из страны, этого Немцова, отправить и не пускать обратно в страну", - заявил Жириновский, выступая в рамках "часа заявлений" от фракции ЛДПР на пленарном заседании палаты. По его мнению, Немцова надо выгнать из страны вместе с "его командой - Лимоновым, Миловым и т.д". "Здесь он никому не нужен, он вредит", - добавил Жириновский. Как отметил Жириновский, на примере Немцова хорошо видно, кто сегодня является врагов, а кто другом России. "Мы видим сегодня, кто наш друг по реакции Евросоюза и Конгресса США на попытку ограничить выезд Немцова", - сказал лидер ЛДПР. Он утверждает, что Запад пытается сделать из Немцова "русского Саакашвили, который уже, наверное, планирует, что он ворвется сюда, в парламент, как в Грузии, и совершит переворот".
Напомним, 7 июля стало известно о вынесении управлением Федеральной службы судебных приставов постановления в отношении Немцова и Милова, которое запрещало им покидать Россию. Однако уже к вечеру оно было отменено.
Предложение ЛДПР выдворить оппозиционеров из России мы сегодня обсуждаем с Владимиром Буковским, советским правозащитником, бывшим политзаключенным, членом политсовета движения "Солидарность" и незарегистрированным кандидатом в президенты на прошлых выборах и Максимом Рохмистровым, первым заместителем руководителя фракции ЛДПР в Государственной думе. Как вы считаете, насколько реальной выглядит угроза выдавить оппозиционеров из России, хотя бы прозвучавшая из уст лидера парламентской оппозиции?

Владимир Буковский: Вы знаете, Жириновский уже плотно занял нишу клоуна в российской политике и продолжает в этом амплуа выступать. Ему видимо, не понять, что международное право не позволяет этого делать. Выслать кого-то насильно в другую страну невозможно – эта страна его не примет, если он не дает согласия на выезд. Такой вопрос в свое время возник при обсуждении высылки Солженицына. И вот Жириновскому следует поинтересоваться этими документами, обсуждение в политбюро. В конечном итоге вопрос решился Андроповым, который через свою агентуру уговорил Вили Брандта заявить, что он примет Солженицына и тогда только можно было выслать. То есть каждый раз такая вещь - это огромная операция. Одно дело обмен военнопленными или политзаключенными, такие прецеденты есть, а выслать своего человека в страну без его согласия, ни одна страна мира не возьмет.

Владимир Кара-Мурза: Накануне на вопрос газеты "Коммерсант" - а может их в Россию не пускать? – вы ответили, что "это же наши граждане, ни для министра, ни для сантехника не может быть никакого запрета на въезд в собственную страну". Как вы видите механизм избавления от неугодных в представлении вашей партии?

Максим Рохмистров: Во-первых, все буквально воспринимать, наверное, неправильно, как вы понимаете. Иногда оппозиционные партии вынуждены делать какие-то заявления, чтобы, собственно говоря, состоялся этот разговор. Когда товарищ из Лондона вякает в отношении политической партии, что кто-то клоуном является, мне хочется его клоуном назвать. Политическая партия, кстати говоря, старейшие в России, собственно говоря, 22 года. Что касается Бориса Немцова, моего интервью, я говорил об этом, какой он оппозиционер? Извините, он был премьер-министром, он сделал столько хорошего нашей стране, что многие граждане вам с большим удовольствием расскажут – это и развал экономики, это и приватизация, когда своим раздавались непонятные вещи, заводы, все народное достояние. Поэтому говорить о том, что товарищ сильно помог стране, а сейчас он вдруг в оппозиции, наверное, это неправильно. А то, что касается равных граждан, у нас огромное количество граждан судебными приставами ограничиваются в передвижениях, не всегда правомерно. Это издержки нашей судебной системы. Когда меня 29 мая тоже пытались ограничить, я заплатил транспортный налог, но вдруг мне приходит бумага, что мое дело передано судебным приставам, и уже есть решение суда, я, естественно, начал разбираться с этим вопросом: у меня квитанция есть, почему меня на суд не позвали. То есть за меня Лондон не вступился. Я ездил сам в налоговую службу, показывал: извините, я своевременно заплатил транспортный налог. Поехал в суд разбираться. Никакой Лондон, ни Европейский суд меня не просил. А сколько граждан, почему у нас за других граждан суд по правам человека не вступается? За того же Лимонова, кстати, Европейский суд не особо защищает почему-то.
Здесь есть в стране, плохой или хороший, но закон: когда человек должен, служба судебных приставов с него взыскивает эти деньги и ограничивает его в передвижениях, пока он не погасит эту задолженность. Правильно, неправильно, но этот закон для всех наших граждан. Я сам неоднократно видел, как наших граждан с таможни разворачивали назад, с границы. Говорят: а вот у вас штраф. Люди говорят: я платил, я погасил. Ничего не знаем, у нас есть бумажка. Это, наверное, неправильно, надо заниматься совершенствованием судов. Когда вы, извините, за человека вдруг ни с того ни с сего вступается серьезная международная инстанция – это уже наводит на мысли. У нас один товарищ, который нам совсем не товарищ, который недавно уехал, несмотря на то, что много лет служил в определенных органах, он поехал в ту страну и сдал всю агентурную сеть. Это хорошо или плохо? Любая страна подобных людей не очень хочет видеть в рамках обычных граждан. Она их с удовольствием примет и определит места содержания за измену родине. Это обычная практика во всех странах. И собственно говоря, действительно странно, а что за Бориса Немцова вдруг вступились. За меня не вступились, не вступились за другого гражданина, за сантехника, которого не пустили поехать в Турцию с семьей отдыхать. Права человека для них не работают? У нас работают права человека, Европейский суд в отношении только Бориса Немцова? Это вызывает определенные вопросы.

Владимир Кара-Мурза: Эдуард Лимонов, писатель, председатель исполкома незарегистрированной партии "Другая Россия", не воспринял серьезно слова, прозвучавшие с думской трибуны.

Эдуард Лимонов: Я его, по-моему, в какой-то статье задел, вот он и меня лягнул. Ничего, по-моему, в этом серьезного нет. А кого, куда он предлагает выслать - не столь важно. Ей-богу, кто слушает Владимира Вольфовича? Владимир Вольфович – фигура неотъемлемая российского бомонда. За последние 18 лет чего только ни говорил, все это всерьез воспринимать невозможно.

Владимир Кара-Мурза: Насколько угрожающе звучали подобные заявления при советской власти о том, что "выдворить их к чертовой матери за границу"?

Владимир Буковский: При советской власти такие заявления не были просто пиаром, они кончались оргвыводами. Организация таких высылок одних под одним предлогом, других под другим, при одной технической возможности, при другой. Но как я говорил, это никогда не было просто. На самом деле обмен – это одно, а высылка своего гражданина в другую страну против его воли – это другое. Легально это сделать невозможно – это очень сложная вещь. Обсуждать эту тему с российскими людьми совершенно бессмысленно, они у них в голове мухи жужжат, как я понял со слов собеседника. Легко переступил с одной темы на другую, с другой на третью. Мифотворство сплошное, неинтересно разговаривать просто. Нет такой возможности легальной. Привезете человека в аэропорт в Вену, его не возьмут, отправят первым же самолетом назад в Москву. Чего заниматься глупостями? В результате будут неприятности международные. И вот будут такие господа, как ваш собеседник говорить: а что за него вдруг вообще, а за меня никто. Не надо нарушать международные законы, тогда не будут вступаться.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Якова.

Слушатель: Здравствуйте. На самом деле две стороны медали. Я хочу сказать, что Владимир Константинович неправ. Я считаю, что огромная ошибка советской власти была в репрессиях к диссидентам. Я всегда был сторонником философского парохода, а не ГУЛАГа. Надо было с советских времен ставить жесткие условия: либо ты принимаешь и живешь при социализме и живешь в СССР, либо мы договариваемся, действительно высылаем, выезжаешь, куда хочешь. Не хочешь при социализме – вали, что называется. Так же и здесь, не хочешь жить, пожалуйста, уезжай, никаких вопросов. Может быть не насильно, но с обоюдного согласия. Второй вопрос, который затронул Рохмистров. Действительно двойные стандарты у Европарламента. Что-то Европарламент не возбудился, когда не зарегистрировали ни одну левую партию. "Родина - здравый смысл", "Левый фронт", "РОТ-Фронт", ту же самую "Другую Россию" - это что-то никаких вопросов. Как только ПАРНАС, тут же моментально резолюция и так далее. Так что двойные стандарты. Совершенно правильно затронул Рохмистров. То, что в определенных странах, членах ЕС запрещена коммунистическая идеология, компартия в Прибалтике - это тоже совершенно наплевать, хотя то же самое нарушение свободы слова. Так что двойные стандарты есть, и это совершенно прав Рохмистров.

Максим Рохмистров: Спасибо, я тоже хотел поблагодарить. По поводу мух, которые жужжат, мне кажется, они в Лондоне жужжат немножко. Надо просто слушать, что говорит собеседник. И то, что я говорил по поводу того, что кого-то выслать или нет, вы не понимаете законов пропаганды. Чтобы мы начали в рамках нормального диалога что-то говорить, надо где-то что-то такое сказать. Кстати, Лимонов этим пользуется более чем, потому что у него нет выхода на трибуну, он обязательно где-то что-то скажет такое, чтобы пресса вышла на диалог. Это закон оппозиции. Оппозиция должна вбрасывать какие-то вещи, которые потом будут обсуждаться обществом, иначе оппозицию вы не увидите. Вы будете включать картинку и видеть то, что вам показывают. И ни одна независимая радиостанция или телеканал вас никогда не покажут.

Владимир Кара-Мурза: Да, кстати, Лимонов лишен этого права давно, еще после суда с московским бывшим мэром, и пока он не расплатится, он так же в картотеке, как вы случайно попали, только он попал сознательно.

Максим Рохмистров: С Лужковым до сих пор тоже судимся, он на нас кучу денег, слава богу, как-то пытаемся отбиваться. Сейчас Верховный суд принимает решения. У нас куча исков от Лужкова, на многие миллионы рублей ущерба нанесли, назвав его коррупционером.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Марину.

Слушательница: Здравствуйте. Странно после этих ваших фраз, вы обижаетесь, когда Вольфовича вашего называют клоуном. У меня такой вопрос к вам, вы задали вопрос: почему меня задержали, но никто не заступился? Почему сантехника задержали, за него не заступились? Вы сами не знаете ответа, почему за Немцова вступился в ЕС, а за вас ЕС не вступается. Что, нет ответа на это?

Максим Рохмистров: Есть. И почему двойные стандарты, я вам сейчас объясню. Все очень просто. Если вы вспомните тот период, когда господин Немцов был у власти, то вы увидите огромное количество соглашений и приоритетов именно для западной экономики. Когда практически беспошлинно, без всяких экономических преград к нам поступали товары, произведенные в Евросоюзе, и они фактически убили нашу экономику, они убили ваши рабочие места. Потому что конкурировать с развитой экономикой мы тогда не могли. И все страны используют пошлину для того, чтобы сохранить собственную экономику, собственное производство. Они этого не сделали. Если вы вспомните соглашение о разделе продукции, когда практически бесплатно отдали разрабатывать наши природные ресурсы - это тоже выгодно этим странам, чтобы мы привели к власти определенных людей, которые откроют наш рынок, создадут приоритет для их экономики, которые будут направлять туда наши богатства за бесценок, и они будут использовать. Они борются за своих людей, за своих граждан. Но мы не понимаем, почему наши граждане нашей страны должны, приходя к власти, работать на экономику других стран. Вот именно с этим и борется и Жириновский, и Рохмистров, и все члены ЛДПР, которые борются с тем, чтобы приоритеты были даны нашим гражданам, чтобы у вас была работа, чтобы у вас была зарплата, чтобы у нас появился бизнес тот, который нормальный, русский, а не те оффшорные компании, которые здесь что-то стащили и увезли туда. Там счета у этих ребят.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, продолжает ли наша дискуссия линию, начатую президентом Путиным в новогоднем телемосте, когда он сказал, что основатели Партии народной свободы поураганили в 90 годы, утащили несколько миллиардов и хотят денег и власти?

Владимир Буковский: Мне скушно слушать. Там сейчас в основном в политике запущена шпана, что с ними говорить? С ними по-другому надо разговаривать. Поэтому отвечать на какие-то их вопросы и какие-то замечания просто ниже человеческого достоинства. Что они сейчас демагогию разводят, кто-то что-то открыл границу, дал товары. А вы сами рветесь в ВТО – это что, чтобы открыть торговлю. Значит вам нужна открытая торговля. Что вы мозги людям пудрите? Понимаете, скучно. Когда нам жириновцы начинают рассказывать, кто что украл, то это смешно. А они чем занимались? Они борются, он говорит. Ну да, они борются с голодом до обеда и со сном после обеда – вот и вся их борьба. Что они кроме того, что деньги воруют, что-нибудь еще делают? Подпевают Путиным, Медведевым – это их работа официальная за зарплату. Вот вся их жизнь. И что с ними говорить? Это что – собеседник? Вы найдите кого-нибудь, у кого хоть какие-то мысли в голове.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Удальцов допускает, что лидер ЛДПР выдал тайные желания Кремля.

Сергей Удальцов: Жириновский славится экстравагантными заявлениями, иногда они, кстати, совпадают с тайными мыслями, которые царят в кремлевской администрации. В реальной практике, конечно, такое пожелание Жириновского нереализуемо. Во-первых, для представителей оппозиции формально хотя бы надо найти основания для закрытия выезда за границу. Я думаю, что это будет крайне сложно даже с формальной точки зрения. Во-вторых, конечно, и западное, европейское сообщество будет внимательно за этим следить. В случае с Немцовым и Миловым, когда служба приставов была вынуждена в течение суток несколько раз менять свое решение, в итоге отменить запрет на выезд, все-таки показательно. Я думаю, что Кремлю сейчас по таким поводам не нужны конфликты с Западом, не нужно ухудшение своей репутации. Хотя внутренне, я думаю, было бы для них приятно, Жириновский здесь, возможно, выдал их тайное желание. Но, слава богу, мы сегодня живем в обществе, где соблюдаются минимальные хотя бы права, поэтому идеи Жириновского останутся экстравагантным пожеланием, не более того.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос Владимира, радиослушателя из Нижегородской области.

Слушатель: Добрый вечер. Лидер израильтян Моисей вывел свой народ из плена, из рабства. Прошли тысячелетия, народ его вспоминает и чтит. Наш лидер завел страну в тупик, даже выхода нет. И вот господин от ЛДПР, жириновец что-то вякает, кричит - рабочие места, пятое, десятое. Врет, нагло врет, обманывает всех, всю молодежь обманывает, всех стариков, пенсионеров, всех, лишь бы только им пройти в думу, набрать какие-то голоса. Будут подтявкивать нашему лидеру.

Владимир Кара-Мурза: Как вы, кстати, относитесь к запросу Англии на выдачу депутата Лугового?

Максим Рохмистров: Собственно говоря, отрицательно отношусь, потому что никакой доказательной базы нет. А то, что было сказано здесь, мне странно было услышать от пенсионера, что кто-то тявкает, кто-то что-то делает. За ЛДПР голосовала и голосует 13 миллионов человек. И обидно, что товарищ говорит, потому что основная наша задача, она выражается в делах, тех законах, которые мы принимаем в его защиту. Видимо, человек не смотрит телевизор. Видимо, считает, что товарищ живет в Лондоне на какие-то деньги, кто-то его содержит и кого-то ждут, он, наверное, не помнит, что тому же Жириновскому был закрыт въезд в очень многие страны, на Украину при Ющенко, в Соединенные Штаты много лет не пускали, не ждали, не хотели. Почему? Потому что Жириновский говорил, что мы не должны давать в подарок нашу нефть, мы не должны пускать их товары. Собственно говоря, войны сегодня ведутся даже не столько за нефть, а за рынок, чтобы продать то, что произвели эти страны, и уничтожить конкурентов, которые могут проводить эти товары. А это, извините меня, и пенсии товарищу, который не очень, видимо, смотрел, чем занимаются политические партии и, собственно говоря, наверное, не до конца понимает. Что касается выезда и как это делается, наверное, не пускать за границу неправильно. Собственно говоря, идея в том, что хочет человек ехать, пускай едет туда, где ему хорошо, где у него лежат деньги. Я понимаю, почему товарищ из Лондона переживает, наверное, деньги кончились, надо, чтобы кто-то ему помог, вот он как раз ехал ему помочь. Я в Лондоне не могу жить, у меня денег не хватит, хотя кричат, что у нас большая зарплата. Я в Лондоне, к сожалению, жить не могу.
А Луговой – это офицер, который свою честь и достоинство имеет. А то, что ему предъявляют, до сих пор нет никаких доказательств, что он где-то был. Есть какие-то размышления каких-то товарищей, что это мог быть он. Дайте доказательства, рассмотрим. Есть механизмы международной практики, что за преступления все будут осуждены. Почему мы должны выдавать своего гражданина? Ни одна страна другой стране своего гражданина не отдает. Вы попробуйте в Соединенных Штатах, запросите того, кто убил российского ребенка усыновленного. Соединенные Штаты вам не отдадут, они скажут: нет, он совершил преступление, сейчас мы осудим его и посадим. Там, кстати, одна чета получила срок условно за убийство русского ребенка, которого она усыновила, но нам их не отдадут. Поэтому вопрос в этом. Отрицательно мы относимся к тому, чтобы выдавать кому-то наших граждан.

Владимир Кара-Мурза: Илья Яшин, член политсовета движения "Солидарность", не собирается поддаваться на угрозы оппонентов.

Илья Яшин: Жириновский часто глупости говорит. Я не думаю, что надо воспринимать это всерьез. Хотя я не исключаю, что в Кремле мечтают выслать всех несогласных за границу. Так недавно предложил делать Лукашенко. Вообще у них мозги устроены примерно одинаково, что у наших кремлевских, что у Лукашенко, что у Жириновского. Но хочется их разочаровать: мы никуда уезжать не собираемся, потому что это наша родина, а их родина Куршавель, вот пусть проваливают в свой Куршавель.

Владимир Кара-Мурза: Насколько последовательно, по-вашему, выглядит позиция ЛДПР, которая призывает своих оппонентов высылать из страны, а сама включила в свой состав депутата Лугового?

Владимир Буковский: Что говорить об этой партии? Это источник шуток, анекдотов, смеха. Мало ли, что они еще сделать. Что им скажут, то они и сделают. Что касается Лугового, то он совершил преступление здесь, преступление это доказано, и доказательства предъявлены. Отвечать по закону международному нужно на месте совершения преступления, там должно быть судебное разбирательство. А что касается высылок, то вы знаете, разговор долгий и бессмысленный. Высылать пытались и всячески настаивали на этом. Но это ни к чему не приводит. Заметьте, выслали, появились новые оппозиционеры. Знаете, в мое время на экспертизе психиатрической в качестве теста на идиотизм задавали такой вопрос: при аварии железнодорожной больше всего страдает последний вагон. Что надо сделать? Идиот отвечает: надо отцепить последний вагон. Вот примерно такое же предложение. Вышлют сейчас Немцова, Яшина и прочих, появятся новые Немцовы, Яшины, следующий вагон будет последним. Вышлите вы всю страну, в результате останетесь одни. Я думаю, что вполне логично при такой постановке вопроса.

Владимир Кара-Мурза: Вы и ваши единомышленники никогда не боялись оказаться объектами таких же санкций, которые предлагаете против ваших оппонентов?

Максим Рохмистров: Во-первых, сама постановка вопроса несколько некорректная. Мы не говорили о том, чтобы высылать оппозиционеров, потому что мы сами оппозиция. Вопрос был в том, что те, кто реально работает не на нашу страну и нанес существенный вред, не надо им препятствовать уезжать. Пускай они едут туда, куда надо. Лондон – это всегда особая страничка, откуда приезжают всякие нехорошие товарищи, типа Ленина. Сидел там товарищ Ленин и приехал к нам революцию делать. Не надо нам революций, и так слишком много крови пролили. Оппозиционность, много говорят, что с Кремлем, пример сегодняшнего заседания скажу по поводу оппозиции. Сегодняшнее пленарное заседание в Государственной думе началось с раздачи пряников, то есть раздавали награды депутатам Государственной думы, кому-то грамоту, кому-то медаль, кому-то письмо благодарственное. Получили все депутаты, кроме ЛДПР. Нам не за что, наша сегодняшняя власть нас не хочет награждать, она нас не награждает, потому что не за что. Потому что мы в жесткой оппозиции и всегда поддерживала оппозицию ту, которая реально пытается сделать для страны хорошо.
Нами сделан Русский комитет, где представители очень многих незарегистрованных партий, мы предоставляем им трибуну. Мы всегда поддерживали другие оппозиционные партии. Тот же самый Лимонов подтвердит, что мы никогда особо плохо к ним не относились, только по некоторым вопросам, когда он немножко переходить определенную грань. Тем не менее, по многим вопросам мы с ним совпадаем, тот же самый Лужков. Как против Лимонова были суды и иски, так и против Жириновского были суды и иски. И по поводу идиотизма, товарищ сидит в Лондоне, что он для страны сделал, он же в Лондоне сидит. Чего он не здесь сидит? В Лондоне хорошо, безопасно, там ОМОН по голове не стучит, а здесь, к сожалению, мы сталкиваемся, я могу назвать регионы, где наших депутатов не по головке гладят, особенно во время выборов. Меня самого в Рязанской области после выборов омоновцы пять часов держали. Страшновато, но я же не уехал из страны в Лондон. Во-первых, не на что, во-вторых, собственно говоря, страна моя здесь. Я не рвусь ехать туда и за меня тем более никто не вступается. Поэтому мы пытаемся сделать хорошо для наших граждан.

Владимир Кара-Мурза: Александр Осовцов, бывший директор программ фонда "Открытая Россия", не исключает, что до реальной депортации неугодных не так уж далеко.

Александр Осовцов: Владимир Вольфович всегда отличался тонким чутьем в отношении пожеланий власть предержащих. Так что, я думаю, что Путину и его ближайшему окружению слушать это приятно. До реального воплощения высылки диссидентов нынешних российских завтра, конечно, не дойдет, но многие уже когда-то отмечали, что в ситуации России и Белоруссии все повторяется с какими-то временными сдвигами, иногда Белоруссия немножко отстает, иногда Россия. Тут же и Лукашенко сказал, что он готов отдать, видимо, имел в виду продать всех оппозиционеров Евросоюзу. Я думаю, что нынешним российским властителям эта идея покажется реализуемой.

Владимир Кара-Мурза: Так ли уж, по-вашему, далеко до депортации неугодных из России?

Владимир Буковский: Это технически сложная проблема. Видите, вопрос возник, почему я в Лондоне. Товарищ очень молодой, не помнит. 35 лет назад политбюро решило этот вопрос, за 35 лет до Жириновского. Прислали самолет, меня выслали, я не по своей воле сюда приехал. Думаю, что технически довольно сложно и довольно бессмысленно. Я не думаю, что они до этого дойдут - это действительно большого смысла не имеет. Тем более, что надо менять конституцию. По закону нельзя лишить гражданства, не лишивши гражданства, нельзя запретить человеку въехать. Тем более, что сегодня Россия - это все-таки не Советский Союз границы, проницаемы. Если человеку очень надо приехать, он приедет, хоть и нелегально. При нынешних коммуникациях, при интернете, какая разница, где человек находится, он может быть в контакте со всеми своими единомышленниками, он может продолжать действовать и быть настолько же активным. Все это бессменно, это просто пустышка. Говорит нам товарищ, что это нужно для пиара, чтобы про них не забыли всякие пенсионеры. Может быть так. Не знаю, может быть для этого сказали. Но в принципе я этом смысла не вижу ни малейшего.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ростовской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Владимиру Буковскому. Как вы считаете, это предложение Жириновского следует отнести к его личным качествам? Эти качества большинству населения известны. Или что вполне вероятно ему поручил озвучить это предложение наш спаситель нации, наш хозяин?

Владимир Буковский: Вы знаете, я не исключаю таких вариантов, что, повертевшись на банкетах, поговорив с разными высокопоставленными чиновниками, он услышал от многих из них: вот бы сейчас их в один вагон и выслать. Вот Ленин на пароходе отправил, а чего мы стесняемся. Это не более, чем болтовня, ворчат они в кулуарах про себя: вот нам бы сейчас Сталина, мы бы порядок навели. Это обычное их ворчание, из которого вовсе не следует, что они завтра себе обретут Сталина. По-моему это не более того. Владимир Вольфович решил подыграть этим людям, озвучил такое их настроение. Но это не более, чем настроение, я не верю в такие планы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Невьянска от радиослушателя Александра.

Слушатель: Здравствуйте. Высылка тех, кто пытается мешать нашей верхушке пудрить народу мозги популистскими бреднями. Продавая таджикам рабочие места за полцены, разница себе в карман. Если Россия ничего не производит, какой налог на землю, и внутренние цены на нефтепродукты - это в нефтедобывающей стране. Высылают действительно тех, кто может быть зарабатывает себе какие-то очки, но действительно на том, что мешают нашей сребролюбивой верхушке пудрить мозги населению.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, может быть есть более реальные виновники нынешнего положения России, чем Немцов, Касьянов?

Максим Рохмистров: Началось все, будем так говорить, тогда и здесь можно много говорить о том, что как товарищ из Лондона много говорит. Денег наворовывают здесь и везут туда, и получают крохи от того, что там были. Войны давно ведутся за рынок. И то, что сейчас задавался вопрос по поводу цен на бензин, я об этом говорил полтора года с трибуны Государственной думы. Вам об этом никто не сказал. Законопроект фракции ЛДПР, который я докладывал, касался отмены транспортного налога, который сегодня взимается с наших автомобилистов ни за что, собственно говоря, который пилится, непонятно, где и куда, и смысл был сделать цену на литр бензина налогооблагаемой базой, тогда ее увеличение было бы уголовным преступлением. Не пустили этот законопроект. Я тогда сказал: не примите наш законопроект, через год, через полтора вы увидите, что цена на бензин поднимется на 30%. Требовали отставки министра энергетики. Почему? Это вообще бред он говорит: нам новых нефтеперерабатывающих заводов не надо, у нас их 17, нам их хватает. Я сказал – он просто сумасшедший. Как хватает? Лучше гнать сырую нефть и продавать, чем перерабатывать у себя? Это бред полный. То, что у нас происходит, вообще странно в стране: у нас на заправках бензина продается в четыре раза больше, чем производится и завозится к нам на территорию Российской Федерации. Только если водку можно увидеть где-то дешевле, водка безакцизная в два раза дешевле. Бензин я нигде не видел в два раза дешевле. Он говорил про нефтяных магнатов, что они бедные люди, у нас самая высокая шкала налогообложения на нефтяные доходы. Хорошо, нефть стоит 130 долларов за баррель, у них 90 долларов отнимают в виде налогов. А 40 остается? Остается. Давайте посчитаем: себестоимость добычи нефти 6,5 долларов за баррель, посчитайте рентабельность, вы получите 500%. Вы, извините, проституция дает меньше, торговля наркотиками дает меньше, торговля оружием дает меньше. Они у нас бедные, несчастные, сидят на яхте, едят сыр с плесенью, пьют старое вино, ездят на машине без крыши.
Вообще то, что в нашей стране происходит, ЛДПР не устраивает. И поэтому если мы где-то что-то наслушались, это, знаете, понимает только те, кто сидит в Лондоне и туда едет. Мы не едем в Лондон, мы не ездим в Лондон, мы не слушаем, что говорят в Лондоне. Оттуда к нам уже Ленин приехал. И поэтому то, что говорилось, говорилось Жириновским не о выдворении, а как раз о том, что поддержал Немцова. Хочет Немцов там, пускай туда едет, но обратно с революцией а нам приезжать не надо. У нас уже был один Ленин, нам хватило на 70 лет. Вот еще один Ленин или Саакашвили оттуда, там наученный, что надо делать в нашей стране, нам не надо. Мы здесь живем, и мы сами разберемся с тем, что в нашей стране делать. Мы послушаем того пенсионера, который на нас ругался, послушаем людей, которые задают вопросы, сделаем выводы. К сожалению, сегодня средства массовой информации не очень любят показывать оппозицию. Если бы показывали оппозицию, наверное, мы могли бы доносить до людей, что мы делаем, что мы могли сделать, и люди бы по-другому и к нам относились. К сожалению, все вырывается из контекста и преподносится перевернутым с ног на голову. Поэтому говорить о том, что не мешайте ребятам уехать отсюда, которые не хотят здесь жить, их деньги, там учителя, пускай они едут к Березовским и так далее, пускай едут туда и там живут. В этом смысл этой фразы был.

Владимир Кара-Мурза: Вадим Прохоров, адвокат Бориса Немцова, призывает не принимать прозвучавшую угрозу всерьез.

Вадим Прохоров: Прежде всего здесь вопрос для психоаналитиков. Вначале своей карьеры Жириновский ополчился на юмористов, на Хазанова, на Жванецкого, видимо, чувствуя в них конкурентов по жизни, что правда. Потом потихонечку перешел к преследованию коллег, политиков и так далее. В данном конкретном случае любое выступление этого лидера, наверное, не следует воспринимать всерьез, хотя какие-то глубокие комплексы кремлевским сидельцев, которым действительно было бы удобнее разворовывать и распиливать страну без реальной так называемой внесистемной оппозиции, поскольку остальная в рот смотрит, да, видимо, это выступление отражает. Что у умных на уме, то у Жириновского оказалось на языке.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ставрополя от радиослушателя аркадия.

Слушатель: Добрый вечер. У меня, если позволите, вопрос к представителю ЛДПР. Вы знаете, не так давно на Радио Свобода выступал ваш лидер, как всегда нес пургу. И среди прочего он сказал, что мы оппозиция. Я не поленился, полез в интернет: ЛДПР и "Единая Россия" 99% совпадения, по незначительным вопросам они имеют свой взгляд. Какая же вы оппозиция, объясните, пожалуйста?

Максим Рохмистров: Объясняю. Не знаю, в каком интернете вы лазили. Видимо, у вас не очень хорошо с интернетом. Действительно есть законопроекты, за которые мы голосуем и поддерживаем. В основном это социальные законопроекты. Например, мы поддержали сегодня законопроект об увеличении полицейским зарплаты. Мы поддержали законопроект об увеличении минимального размера оплаты труда. Да, у нас был альтернативный законопроект, где увеличение минимального размера оплаты труда, а это из чего рассчитывается зарплата всех остальных граждан, у нас было на тысячу рублей больше, "Единая Россия" предложила на 500 рублей. Но если наш закон на полторы тысячи рублей поднять минимальный размер оплаты труда провалили, мы, конечно, поддержали, чтобы хотя бы на 500 рублей подняли. Мы поддержали увеличение пенсий. Но мы не голосовали ни закон о торговле, потому что говорили о том, что этот закон ничего не решит с ценами, и это все сейчас увидели. Мы не поддержали закон о лекарственных препаратах, потому что наши поправки, которые реально смогли бы остановить рост цен на лекарственные препараты, не были приняты. Мы не поддержали закон об основах здравоохранения, потому что он ничего не решает. И сегодня, когда наша грабительская медицина над врачами просто издевается, например, операция на аппендицит оплачивается 10 тысяч рублей, из них 7 тысяч надо потратить только на препараты - это одежда для врачей, два хирурга, один анестезиолог, одна медсестра, в одноразовой одежде, на нитки, которые стоят 800 рублей для этой операции. И вот мы считали, получается, что их 10 тысяч 7 тысяч рублей надо потратить только на препараты, которые нужны для этой операции. А если осложнения? За эти деньги больной должен 10 дней пролежать в лечебном учреждении. И вот мы за это не голосуем.
Мы не голосовали за те законопроекты, которые реально сегодня ухудшают ситуацию с реальным сектором, то есть повышают налоги, мы за это не голосовали. И вот если сегодня мы проголосовали за три закона, то за другие 12 мы голосовали против. И я лично выступал по закону, так называемые трансфертные ценообразования, который в ближайшее время поднимет все цены на все продукты через год после вступления минимум на 10%. И я таких примеров могу говорить вам много. И какой интернет вы смотрите, видимо, который из Лондона идет. Интернет тоже бывает разный. Войдите на официальный сайт Госдумы и возьмите, как голосует ЛДПР. У нас сейчас висят 65 законопроектов, только в эту сессию 8 законопроектов нам вернули, отказались рассматривать. Наши законы висят годами. Я бился, чтобы закон об отмене транспортного налога полтора года. Я четыре года бился за закон, чтобы малым предприятиям разрешили выкупать без конкурса свои помещения, которые арендуют они больше трех лет. 4 года я бился и только под выборы "Единая Россия" его поддержала.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, выглядел ли вчерашний запрет Федеральной службы судебных приставов в отношении Немцова и Милова покидать Россию, хотя и отмененный впоследствии, как форма психологического давления на них?

Владимир Буковский: Конечно, всякая попытка ограничить человека в правах - это давление, это запугивание. Но в этом случае, я думаю, была какая-то накладк,а потому что так быстро отменили - это значит, не было согласовано с властями. Может быть кто-то думал, что будет психологическое давление, а когда дошло до исполнения, то исполнительная власть решила, что это бессмысленно, вполне справедливо решила. Так что трудно сказать. Но в принципе было ограничение в правах, тем более оппозиционных политиков. Психологическое и политическое давление.

Владимир Кара-Мурза: Леонид Гозман, бывший сопредседатель партии "Правое дело", считает заявление лидера ЛДПР обычным эпатажем.

Леонид Гозман: Он просто эпатирует всех. Он иногда выполняет задание, иногда ему говорят: скажи вот это, и он это говорит по указанию Кремля для того, чтобы наехать, проверить. А чаще всего он просто дурака валяет. Его избиратели - это те, кому нравится написанное матерное слово в лифте, и он честно выполняет контракт с ними, устраивает постоянно какие-то мелкие скандалы, приколы всякие. Вот сейчас он эту глупость сказал. Так что, конечно, не надо на это обращать внимания.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новороссийска от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. Народ России считает, что вопрос о Немцове неактуален – это политический ноль. Народ России считает, что гораздо важнее начать бороться с этническими преступными группировками. И потом большой упрек Радио Свобода. Вы, помнится, целый год плакали о какой-то таджикской цыганской девочке, которую убили в Питере. Но вот смотрите: представитель Армении убивают молодую девушку, азербайджанец убивает врача, которая его вылечила, от смерти спасла. Тут в Сагри этнические преступные группировки нападают на целый поселок. Вот с чем надо бороться. Все они получили российское гражданство мошенническим путем. И еще требование к депутату: закрыть все границы и сделать так, чтобы Россия не была проходным двором.

Владимир Кара-Мурза: Вот дошло до того, что закрыть все границы.

Максим Рохмистров: Действительно человек, который переживает за страну. Мне хотелось бы его поддержать. Конечно, он сторонник радикальных мер, в нашем сегодняшнем обществе нельзя закрыть все границы, мы задохнемся, были такие варианты. Но вопросы, которые он поднял, они действительно есть. Кстати, то, что нам не дают, мы хотим отменить "русскую статью" так называемую - это 282 статья. Это, кстати, в защиту оппозиции. Потому что любого оппозиционера можно сегодня привлечь за разжигание национальной розни, экстремистские высказывания. Что-то сказал против власти – можно привлечь. Мы единственные выступаем, чтобы ее отменить, потому что по ней сажают только русских. Пожалуйста, русский где-то ударил представителя другой национальности, и его посадят именно по этой статье. Моего сына в центре Москвы избили представители другой национальности, там мое влияние нужно было, чтобы возбудили уголовное дело. И по какой статье, вы думаете, возбудили? По 282? Хотя девушка, которая была с моим сыном, она говорила кричала, что русский, ты подлец, поддонок и так далее. 282 статью не возбудили. Возбудили хулиганство. Никогда не возбуждают против русских эту статью.
И пожалуйста, к товарищу, который слушал, смотрите Русскую службу новостей в воскресенье, как раз мы будем обсуждать именно проблему межэтнических преступных группировок. Я там тоже буду. И вопрос стоит не то, что кого-то выслать, здесь Владимир Вольфович выступил в защиту того же Немцова. Хочет товарищ уехать туда, где его деньги, ну пускай едет, другими словами перевожу. Просто всегда нужно давать определенный посыл, чтобы тема начала обсуждаться, потому что иначе ничего не было бы. А так действительно пиар Немцову, он показал лицо. Все знают, что за Немцова очень сильно переживают на Западе. Он для них оппозиция. А когда он был у власти, он кто был? Он был просто правильный руководитель страны. Только наши граждане не очень понимали правильность его действий.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, станут ли в предвыборном году вопросы пересечения границ или двойного гражданства вновь инструментами политического давления?

Владимир Буковский: Я уверен, что законы эти останутся и применение их будет такое же, как было раньше. То есть это вопросы двойного гражданства, проживания 10 лет до выборов и прочее. Это никуда не денется, никто эти законы отменять не собирается. Есть большое количество людей, которые могли бы иметь какой-то голос в политике. То есть никакой я в этом не вижу. Что касается 282 статьи, я абсолютно согласен с нашим собеседником. Между прочим, не одни они против этой статьи выступают, очень многие против нее выступают в оппозиции, и я на эту тему писал и говорил. Это безобразная статья, которая совершенно не юридическая, чисто политическая статья. Ни в одном кодексе ни одной страны такой статьи нет.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Станислава радиослушателя из Химок.

Слушатель: Добрый вечер. Выслушал от человека в студии такую реплику, что не тех присылают из Лондона, некачественных и многовато. У нас, вы говорите, наша страна, наше сознание, наша культура. Вы мне скажите, что это, инопланетяне, мы что, не европейская нация, почему мы нуждаемся в новых вещах, почему нам должен человек из Лондона говорить. Вспомните, почему такое происходит.

Максим Рохмистров: Я наоборот не хочу. Я наоборот говорю, все, что оттуда к нам присылают, все, кто там учился, приезжают сюда и начинают работать на них. Поймите одно: сегодня интересует не рабский труд каких-нибудь граждан, не захват территорий, даже не наши леса и не наши полезные ископаемые, сегодня во главу угла ставится рынок сбыта продукции, чтобы на их территории производилась продукция, которая бы продавалась в другом месте. Они получают деньги, получают рабочие места, получают благосостояние. За рынки идет борьба, и война третья мировая за рынки сбыта.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG