Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Дмитрий Волчек – о Карловарском фестивале


Dmitry Volchek portrait

Dmitry Volchek portrait

В Карловых Варах завершился 46-й международный кинофестиваль. Главный приз по решению жюри под председательством Иштвана Сабо достался фильму "Реставрация" израильского режиссера Иосифа Мадмони.

На фестивале был аккредитован обозреватель РС Дмитрий Волчек:

– Завсегдатаи фестиваля в Карловых Варах знают, что фильмы главного конкурса – как правило, самая слабая часть программы. Крупные режиссеры выбирают Канн, Венецию, Берлин или Локарно. В этом году было только одно достаточно громкое имя – Мартин Донован, но известен он не как режиссер, а как актер, игравший во многих фильмах Хола Хартли. Актер хороший, но его режиссерский дебют – фильм "Соавтор" о неврастеничном драматурге, которого донимает брутальный пьяница – на мой взгляд, совершенно провальный. А вот конкурс документальных фильмов, напротив, в Карловых Варах обычно сильный. И в этом году было много интересных работ, в том числе одна картина о России: польский режиссер Михал Марчак снимал на крайнем Севере погранзаставу, где служат шесть человек, отрезанных от мира и охраняющих снежную бесконечность, на которую никто никогда не покушался. Получился русский вариант знаменитого романа "Татарская пустыня". Награду в этой секции получил превосходный фильм "Хорошая жизнь" о двух датских миллионершах, матери и дочери, растративших семейное состояние и бедствующих в Португалии.

– В главном конкурсе была одна российская картина: "Бедуин" режиссера Игоря Волошина. Что говорят в Карловых Варах о российском участии в фестивале?

– Русских фильмов в Карловых Варах всегда было много, это традиция еще с советских времен, и сейчас администрация фестиваля не забывает о том, что на курорт приезжает много русскоговорящих туристов – в частности, из Израиля. "Бедуин" – фильм об украинской девушке, которая хочет заработать денег в качестве суррогатной матери, – чешская критика приняла прохладно, и на фестивале он не получил наград. Да и многие русские зрители настороженно отнеслись к этому фильму – возможно, потому, что помнят Волошина как автора "Олимпиуса Инферно", не все готовы простить режиссеру эту пропагандистскую ленту о войне в Южной Осетии, показанную по Первому каналу. Зато успехом пользовались "Елена" Андрея Звягинцева, "Сердца бумеранг" Николая Хомерики и замечательная экспериментальная работа Павла Костомарова и Александра Расторгуева "Я тебя люблю" – фильм, снятый самими его героями, молодыми людьми из Ростова. Специального упоминания жюри был удостоен фильм Виктора Гинзбурга "Generation П".

– Известно, что есть большая тройка – Венеция, Канн и Берлин, и есть другие фестивали так называемого класса "А". Им нравится быть фестивалями класса "А", но находить серьезные фильмы для конкурсной программы очень сложно. В этом, кажется, есть сходство между только что завершившимся Московским фестивалем и Карловарским?

– Московский фестиваль был спутником Карловарского, они даже чередовались, но все это в прошлом, и теперь если и осталось что-то общее, то это действительно слабый конкурс. А главное расхождение – в организационной стилистике. Карловарский фестиваль отличается особым демократизмом. Его организаторы считают, что в залах не должно быть свободных мест, и если на какой-то сеанс остаются нераспроданные билеты, пускают студентов, которые на время фестиваля заполняют огромный кемпинг и хостелы. Демократизм иногда даже кажется чрезмерным – в один кинозал, например, можно приходить с пивом или вином и выпивать во время сеанса. В общем, это не похоже ни на один крупный фестиваль, но на Московский не похоже особенно. Который год слышу жалобы на то, что билеты в Москве слишком дорогие, из-за этого залы пустуют, все плохо спланировано, и устроители фестиваля не думают о простых зрителях, особенно о молодых и небогатых. Вот тут главный контраст. Но и по обилию свежих и важных фильмов Москва очень сильно проигрывает Карловым Варам, особенно в этом году.

– Вы упомянули демократичность фестиваля, могу только присоединиться к вашим словам. Пару лет назад на набережной реки Тепла я встретил Джона Малковича в бриджах, никто его не трогал, никто не мешал ему наслаждаться курортными водами. Кто приехал из звезд в этом году?

Актер Джон Туртурро с наградой президента Карловарского фестиваля
– Джон Малкович сейчас пробует себя в качестве дизайнера мужской одежды, и он снова приехал в Карловы Вары, чтобы представить коллекцию под названием Technobohemian, причем моделями стали чешские актеры. Актриса Джуди Денч получила приз "Хрустальный глобус" за вклад в киноискусство, а Джон Туртурро – премию президента фестиваля. Мартин Донован и Ежи Штур давали мастер-классы.

Публику взбудоражило таинственное появление Ким Ки Дука. На каннском фестивале в мае в программе "Особый взгляд" победил фильм "Ариранг", в котором режиссер рассказал о своем творческом кризисе. В Корее эта картина показана не будет вообще, но Ким Ки Дук пожаловался на то, что ему теперь приходится скрываться от корейских журналистов. Так что он появился и исчез, объявив при этом публике, что кризис в его жизни закончился, и он снова готов снимать по фильму в год. В отличие от Ким Ки Дука, культовый режиссер Монти Хеллман не прятался и общался с поклонниками. Приехала в Карловы Вары и вдова легендарного американского режиссера Сэмюэла Фуллера: на фестивале была показана его ретроспектива.

– А почему организаторов фестиваля заинтересовала эта фигура?

– Имя Фуллера (кстати, его родители были выходцами из Российской империи) связано с Чехией, он воевал в составе Первой пехотной дивизии американских войск, участвовал в высадке в Нормандии и освобождал западную Чехию. Фуллер получил несколько военных наград, в том числе "Серебряную звезду" и "Пурпурное сердце". Среди операций, в которых он участвовал в этом районе, – освобождение концлагеря Фалькенау. 4 июля в городе Соколов, недалеко от Карловых Вар, была открыта мемориальная доска в честь освобождавшего этот город подразделения, в котором служил Фуллер, и в этой церемонии участвовали вдова режиссера, его дочь и внучка. А в ретроспективу фильмов Фуллера были включены одиннадцать его картин и фильм о незавершенной бразильской мелодраме "Тигреро", снятый Микой Каурисмяки.

– Есть ли какие-то тенденции, на которые фестиваль обратил свое внимание в этом году?

– Одна из таких тенденций – влияние Youtube на кинематограф. Фильм, о котором я уже говорил, "Я тебя люблю" Костомарова и Расторгуева, сделан из любительских записей, смонтированных режиссерами. Более масштабный проект в таком же духе принадлежит документалисту Кевину Макдональду и продюсерской компании Ридли и Тони Скоттов, которые предложили пользователям Youtube снять один день своей жизни. На этот призыв откликнулись тысячи людей. Избранный день 24 июля 2010 года в истории останется благодаря давке на Love Parade в Дуйсбурге, несколько человек тогда погибли, и в фильме "Жизнь за один день" есть хроника этой трагедии. Но для тысяч людей во всем мире, которые откликнулись на призыв Макдональда, 24 июля 2010 года стало важным днем в их частной жизни. В фильме много страшных, смешных, красивых кадров. Чего тут только нет: и девушки в лимузине, наблюдающие за лесным пожаром, и роды жирафа, и заботы козопасов, и видеодневник корейца, который девять лет ездит по миру на велосипеде. Участвовали в проекте и россияне, в том числе гениальный мастер паркура, перепрыгивающий через стены и перемещающийся по деревьям, как белка.

И еще одна важная кинематографическая история, на которую обратил внимание Карловарский фестиваль, – это новая волна греческого кино. Греческое кино много лет никого не занимало, но после появления фильмов "Клык" и "Аттенберг" к нему возник большой интерес, и в Карловых Варах прошла ретроспектива молодых греческих фильмов и дискуссия о них. Ее участники пришли к выводу, что нельзя говорить о какой-то идеологической общности, но стоит отметить, что подъем в кино совпал с экономическим спадом и политической нестабильностью в стране.

– Дмитрий, вы известны коллегам по Радио Свобода и слушателям нашего радио, как журналист, которому по нраву все то, что новее нового. С этой точки зрения, понравился вам фестиваль? Кто ваши фавориты?

– Мне кажется, фестиваль в этом году исключительно удачный. Вероятно, это заслуга Карела Оха, нового художественного руководителя, который сменил Эву Заоралову. Мой фаворит среди игровых картин – "Синяя птица" режиссера Густа Ван ден Берге. В высшей степени необычный фильм: сцены из "Синей птицы" Метерлинка разыгрывают деревенские дети в африканской стране Того. Я однажды побывал в этом районе и узнавал на экране магические пейзажи саванны. Густ Ван ден Берге представил фильм прекрасной фразой Гете: "Жизнь – это детство бессмертия". А мой фаворит в документальном конкурсе – "Арабское притяжение", фильм о судьбе феминистки из Зальцбурга Барбары Валли, рафинированного искусствоведа, убежденной атеистки, которая внезапно приняла ислам, переехала в Йемен, стала второй женой местного жителя, благочестивого водителя, соблюдает Рамадан и молится пять раз в день. Свое решение она объясняет тем, что ислам избавил ее от навязчивого страха смерти. Невероятная, слегка комичная и в то же время вполне серьезная история.

Фрагмент программы "Итоги недели"
XS
SM
MD
LG