Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Владислав Юрьевич Сурков – человек загадочный и многоликий.

Очень циничный, если вспомнить про молодежную политику, которую он курирует в течение многих лет – со всеми ее якеменками, унитазами и селигерами. Очень патриотичный, способный в рамках суверенного креатива взволнованно рассказывать про Россию – осажденную крепость и ее врагов-смердяковых, а также "гнилые лимоны" с "яблоками". Очень демократичный, убежденный в том, что "мы должны пойти в ученики" к нашим западным партнерам. И очень смелый, способный, как в давнем интервью "Шпигелю", громко посочувствовать Ходорковскому и даже выдать важную кремлевскую тайну: мол, в окружении Путина есть люди, придерживающиеся диаметрально противоположных мнений по поводу судьбы МБХ.

На днях первый замглавы президентской администрации раскрылся нам еще с одной стороны. Мы узнали Суркова-мистика, способного долго размышлять вслух о Боге и судьбе. Правда, применительно к политике, но в устах профессионала это вызывало особый интерес.

В беседе с грозненским тележурналистом, посвященной 60-летию Ахмата Кадырова, Владислав Юрьевич сообщил нам, что покойного президента чеченскому народу "послал Бог, чтобы вывести его из беды, в которую этот народ попал". Тут же выяснилось и божественное происхождение Путина, посланного России для тех же целей. А чуть позже, логически завершая сюжет, он украсил список именем Рамзана Кадырова.

Чем объяснить все эти мистические озарения?

Конечно, Грозный – это такое место, где чудеса случаются на каждом шагу. Там прозревают, побродив по городу, даже люди типа Демушкина и Белова-Поткина, и возвращаются, пораженные стройностью чеченского орднунга и мудростью главы чеченской администрации. Чему ж удивляться, если главный кремлевский пиарщик находит для телеканала "Грозный-ТВ" такие незатертые образы и боговдохновенные слова?

Удивительно другое: легкость, с которой циник византийского толка превращается в патриота, убежденный душитель оппозиции – в западника, а демократ-рыночник – в толкователя божественных тайн. Как это все в нем уживается. И почему выглядит столь гармоничным.

По-видимому, разгадка в том, что Владислав Юрьевич – человек чрезвычайно информированный. И речь тут не только о политике, но о складе души, о характере, который формирует личность и карьеру. Об искусстве к месту и ко времени произносить определенные слова.

Это информированность особого рода. О человеке, с которым беседуешь, которым руководишь, которому служишь. Оттого он такой разный, Сурков – на службе в "Менатепе", на службе в Кремле, в интервью "Комсомольской правде", в интервью "Шпигелю", в интервью "Грозный-ТВ". Злой, взволнованный, доброжелательный, богобоязненный, восхищенный. А что Владислав Юрьевич думает на самом деле и не издевается ли над пожилым чеченским телерепортером, которому задвигает про святую троицу – о том снова можно только гадать. Тут его суверенная территория, которая, подобно суверенной демократии, – нечто глубоко личное, выстраданное, но необъяснимое.

Талейран эпохи Путина, Владислав Сурков выступает слишком редко, чтобы окончательно постичь смысл его речей. Впрочем, о текущих кремлевских раскладах по его высказываниям судить как-то можно. Мистика мистикой, а союз Кадырова с Путиным в предвыборном году, да еще такого неземного происхождения – это серьезная информация к размышлению. Можно даже предположить, что Сурков сделал свой выбор, если у него вообще этот выбор был. Как и у всех нас.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG