Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело фотографов: шпионы или жертвы шпиономании?


Акция протеста журналистов у МВД Грузии, 11 июля 2011

Акция протеста журналистов у МВД Грузии, 11 июля 2011

Журналистское сообщество Грузии продолжает настаивать на рассекречивании материалов так называемого "дела фотографов".

Напомним, что личный фотограф президента Саакашвили Ираклий Геденидзе, его супруга Натия Геденидзе, репортёр европейского фотоагентства Зураб Курцикидзе и фотокор медиахолдинга "Алия" Георгий Абдаладзе, работавший по совместительству фотографом МИД страны, обвиняются в передаче секретных сведений ГРУ Генштаба российской армии.

Согласно утверждению грузинских спецслужб, основным фигурантом дела является Зураб Курцикидзе. Он якобы склонил к сотрудничеству Георгия Абдаладзе, Ираклия Геденидзе и Натию Геденидзе, которые входили в так называемый журналистский "президентский пул" и имели доступ к секретной информации. По данным следствия, Курцикидзе получал от них секретные сведения о визитах главы государства, содержании его бесед с иностранными коллегами, фотографии секретных документов о мерах по обеспечению безопасности мировых лидеров во время их визитов в Грузию и так далее. Затем, по утверждению МВД, Курцикидзе отсылал эти материалы в московское бюро европейского фотоагентства.

11 июля газета "Алия" опубликовало письмо своего фотокора и сотрудника МИД Георгия Абдаладзе. В письме подследственный категорически опровергает мнение своих коллег о том, что арест якобы связан с некими "пикантными фотографиями", снятыми во время одной из зарубежных поездок главы государства. По мнению Георгия Абдаладзе, на самом деле арест – это месть властей за фотографии, которые личный фотограф президента Ираклий Геденидзе снял во время разгона митинга в ночь 26 мая и с помощью других своих коллег передал многим мировым фотоагентствам.

В беседе с Радио Свобода руководитель информационно-аналитического департамента МВД Шота Утиашвили назвал эту версию абсолютным нонсенсом и напомнил, что в материалах дела есть фотографии секретных документов, в том числе плана-схемы президентского дворца.

Мнение о том, что арест фотокорреспондентов связан с их профессиональной деятельностью, категорически отвергают и другие официальные лица. Один из лидеров правящей в Грузии партии "Единое национальное движение" Нугзар Циклаури убеждён, что очередной шпионский скандал следует рассматривать в общем контексте непрекращающихся попыток во что бы то ни было дестабилизировать ситуацию в Грузии:

– Этот вопрос нужно обсудить в ином контексте - того, что происходит после 2004 года в Грузии. Как ей объявляли экономическую и энергетическую блокаду, выгоняли грузин, проживающих в России. Когда стало ясно, что ничего из этого не получилось, настал 2008 год – та самая война. Те, кто напал тогда на Грузию, думали, что уже сломили сопротивление, что экономику в стране уже не восстановить, никакой стабильности не будет. Но прошел год, потом второй, и все увидели, что экономика Грузии развивается, а политическая система – стабильна. Тогда наши соседи перешли к другой тактике: проводится подрывная работа в разных слоях грузинского общества. В этом контексте я назвал бы фамилии, прежде всего, Нураидели и Бурджанадзе. Что касается последнего дела с фотографами, то мы видим, что наши спецслужбы со всем этим справляются. Грузия уже привыкла к этому противостоянию, – сказал Нугзар Циклаури.

314-я статья Уголовного кодекса Грузии – "Сбор и передача иностранной организации сведений, составляющих государственную тайну" – предусматривает лишение свободы сроком от 8 до 12 лет. Подробнее о шпионских делах в Грузии последнего времени Радио Свобода рассказал независимый депутат грузинского парламента, последовательный критик Михаила Саакашвили Петр Мамрадзе:

– Я тесно общаюсь с дипломатическим корпусом, и никто к этой шпиономании серьезно не относится. Кого-то ловят, и они сразу же признаются, что якобы пытались взорвать театр в Кутаиси или офис. Это все попахивает 30-ми годами, когда людей обвиняли в том, что они – то Лондон бомбили, то совершали еще что-то в этом роде. Но дело фотографов, фоторепортеров – совершенно особенное дело на этом фоне. Это вопиющая несправедливость. Там все настолько шито белыми нитками! Один из задержанных, фотограф, рассказал, что пострадал за снимки избиения демонстрантов 26 мая, на которых видно, как полицейские убивают человека. Эти снимки были действительно проданы европейскому фотоагентству. И за это сейчас затеяно дело фоторепортеров. Следующим может быть "дело врачей", педагогов и т. д.

– Если правы те, кто утверждает, что это все – инсценированные процессы, можно ли предположить, как действует эта система?

– Почему я так уверен в том же "деле репортеров"? Потому что все построено на признании одного из них, личного фотографа Саакашвили, супругу которого арестовали. Она находилась в тяжелейшем положении. Как только ее освободили, через 20 минут фотограф выступил с покаянием. В деле нет никаких доказательств. Что и кому они передавали - схему резиденции и распорядок дня президента? Так российские спецслужбы давно имеют эту информацию. Телефонная запись позволяет понять, что фоторепортеры открыли счет в банке, но о каком шпионаже идет речь?! Они же и не скрывают того, что продавали фото.

– А чего добивается Саакашвили, инсценируя эти процессы?

– Держать и не пущать! Иначе все начнет рушиться. При этом шеф тайной полиции Мирабишвили каждый день записывает себе очки, доказывая, какой он незаменимый и очень нужный президенту человек.

– Дело шпионов, которых судили в Батуми, и по которому на прошлой неделе были осуждены некоторые фигуранты, тоже относится к числу сфабрикованных?

– В батумском случае есть сомнения, и очень сильные. Первое и самое главное: практически все обвинение строится на самобичевании и признании арестованных людей. Им предлагают очень простые вещи: либосядешь на 30 лет, либо мы тебе выдадим такой-то срок, а потом еще скостим. Через три года выйдешь. Такое вот давление.

– Но нельзя, наверное, исключить, что Грузия инфильтрована агентами российских спецслужб?

– Конечно, они могут быть. Но первый вопрос – что они в нашей несчастной Грузии ищут? О каком секретном вооружении может идти речь ? Ведь всю информацию можно получить с помощью космической разведки, даже номера нужных машин различить. Так что все это попахивает шпиономанией.

– Следует ли ожидать каких-то политических последствий всех этих шпионских разоблачений?

– Безусловно! Ведь дело фоторепортеров к чему привело? Уже выступили репортеры иностранных агентств и заявили о том, что давно каждый свой шаг просчитывают, пытаясь понять: могут ли их за это обвинить в шпионаже? После этого дела фоторепортеров, которое закончится, конечно же, их осуждением, самоцензура журналистов возрастет на порядок. Чего власть и добивается.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG