Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - об очередном приговоре группе скинхедов


Члены "банды Молоткова" в Мосгорсуде

Члены "банды Молоткова" в Мосгорсуде

В "Гранях времени": президент фонда "Холокост", член Общественной палаты Алла Гербер и директор информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский.

Мосгорсуд в понедельник, 11 июля, вынес обвинительный приговор банде из 13 скинхедов-убийц. Они признаны виновными в 27 убийствах, нападениях, в том числе на сотрудника ФСБ, а также в подготовке к теракту на Загорской ГАЭС. Лидер группировки Лев Молотков отказался признать свою вину. Ранее прокурор просил назначить наказание в отношении семерых обвиняемых в виде пожизненного лишения свободы. Как передает РБК со ссылкой на источник в суде, возможно, оглашение приговора займет несколько дней.


Владимир Кара-Мурза: Московский окружной военный суд приговорил 13 боевиков национал-социалистической группировки "НСО-Север" к различным срокам заключения. К пожизненному лишению свободы приговорены 5 членов национал-социалистического общества. Подсудимые признаны виновными в совершении ряда особо тяжких преступлений, в том числе в 27 убийствах, подготовке теракта, покушении на сотрудника правоохранительных органов, участии в экстремистском сообществе. К максимальному наказанию, в частности, приговорен лидер банды Лев Молотков. Другой участник запрещенной организации Сергей Свиридов, пришедший с явкой с повинной и заключивший "сделку со следствием", получил 8 лет условно. К 19 годам колонии общего режима приговорена Василиса Ковалева, являющаяся начальником аналитического отдела благотворительного фонда "Город без наркотиков". В "деле северян" 27 трупов — в основном приезжих, а также антифашиста Алексея Крылова и члена банды Николая Мельника, которого заподозрили в предательстве. О том, остановит ли волну ксенофобии очередной приговор группе национал-социалистов, мы сегодня беседуем с Аллой Гербер, президентом фонда "Холокост", бывшим депутатом Государственной думы, членом Общественной палаты и Александром Верховским, директором информационно-аналитического центра СОВА. Можно ли говорить об активизации и успехах правоохранительных органов в борьбе с национализмом?

Алла Гербер: Об активизации, безусловно, можно. Потому что совсем немного времени прошло с тех пор, когда вообще было полное молчание и на все наши призывы, жалобы, всевозможные послания в
Мне кажется, что это хорошо, что активизировались правоохранительные органы, но лучше бы не доводили дело до правоохранительных органов, а делали многое такое, чтобы к этому не приводило, чтобы сам источник существования этих преступлений был бы обезвожен

правоохранительные органы всех уровней никакой реакции не было – это продолжалось годами. Годами ничего не было. Если что-то происходило, то за убийство, которое было совершено явно на национальной почве, получали приговор по совершенно другой статье – либо хулиганство, либо бытовое какое-то преступление, либо еще что-то условное. И часто выпускали совершенно откровенных неонацистов в День Победы – такая была амнистия именно в День Победа. Шли годы. Сейчас последние два-три года резко изменилась ситуация. Этот "Север", мы о нем знали очень давно, я думаю, что Саша Верховский это подтвердит, лет 10 уже как я слышала об этой организации и о ее всевозможных преступлениях. Как вы видите, понадобилось, чтобы было 27 убийств, несколько терактов и прочих преступлений, для того, чтобы они оказались на скамье подсудимых. Можно было избежать этих 27 убийств, можно было гораздо раньше привлечь их к ответственности.
Да, конечно, активизировалась, что называется, на последней стадии преступлений. Но это все результаты, это все последние пункты в том, что происходит вообще в активизации не наказания, а в активизации самих действий, самого действа этих всевозможных националистических группировок. Они по-прежнему существуют, их очень много и становится все больше и больше самого разного толка, они бывают по-разному организованы, по-разному сгруппированы, но все они имеют площадку, где они тренируются, имеют возможность ходить в какие-то клубы, где тоже они собираются, где происходит такой тренаж и пропагандистский, и физический. Об этом очень хорошо было сказано в фильме "Россия-88", который так толком не пошел широким экраном, именно об этом, потому что у них есть лидеры, и не все они попадают на скамью подсудимых и получают бессрочное наказание, то есть пожизненное. Мне кажется, что это хорошо, что активизировались правоохранительные органы, но лучше бы не доводили дело до правоохранительных органов, а делали многое такое, чтобы к этому не приводило, чтобы сам источник существования этих преступлений был бы обезвожен.

Владимир Кара-Мурза: С какого времени вам известно о существовании этого "НСО-Север" и в чем была его специфика?

Александр Верховский: Национал-социалистическое общество нам известно примерно с 2004 года, если не ошибаюсь. Собственно "НСО-Север" – это просто районное отделение, они московскую организацию, когда он подросла, делили по секторам географически. Просто так получилось, что "НСО-Север" в силу личного состава совершало так много преступлений, там не все районные организации так отличились. Вообще Национал-социалистическое общество было довольно своеобразной организацией. С одной стороны оно открыто
С другой стороны члены этой организации совершали насильственные преступления, в том числе и убийства. И в общем-то это не было секретом и тогда. Но почему-то, тем не менее, они продолжали существовать к некоторому удивлению

провозглашало себя национал-социалистическим, эти люди имели соответствующее происхождение, они были из каких-то других организаций с опытом те, кто постарше. Они вели некую публичную политику, проводили митинги, пытались даже участвовать в местных выборах, поддерживать неких депутатов. То есть вели себя как такая легальная нацистская организация.
С другой стороны члены этой организации совершали насильственные преступления, в том числе и убийства. И в общем-то это не было секретом и тогда. Но почему-то, тем не менее, они продолжали существовать к некоторому удивлению. А потом у них случился раскол в 2007 году, организация в общем-то развалилась. И уже после этого раскола, точнее, параллельно с этим расколом правоохранительные органы всерьез взялись за НСО и окрестности, потому что там не всегда было фиксированное членство, непонятно, кто НСО, кто не НСО. Сейчас мы видим результат в итоге, что организация давно не существует, ее лидеры куда-нибудь делись, кто-то погиб, кто-то отошел, кто-то скрылся. Наиболее активные бойцы либо сидят под следствием, либо осуждены. Понятно, что в НСО было много людей, колонна НСО в "Русском марше", где они официально участвовали, это было примерно около тысячи человек – это не все члены, но и сочувствующие, которые сочли нужным именно в эту колонну встать, а не в какую-то другую. Понятно, что они доныне существуют и продолжают такую деятельность.

Владимир Кара-Мурза: Александр Брод, директор московского Бюро по правам человека в России, член Общественной палаты, видит угрозу активизации радикалов.

Александр Брод: Безусловно, есть угроза активности радикальных националистических организаций, которых достаточно много, они активны, они ведут серьезную подготовительную работу, распространяют литературу, проводят массовые акции, "Русские марши" так называемые, где звучат ксенофобные призывы, откровенно погромная идеология. И это не только риторика – это нападения на мигрантов, жестокие избиения, убийства, это и подготовка терактов и в рамках этих организаций, и такие появляются бойцы-одиночки, которые готовы взрывать и церкви, и синагоги, и мечети, и рынки, где скопление мигрантов. То есть можно сказать, что это идеология ненависти, безумной агрессии, человеконенавистничества, расизма, она захлестнула достаточно широкий круг людей и молодых, которые готовы к более решительным действиям, и к людям среднего и старшего возраста, которые разделяют эти идеи.



Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG