Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Дмитревская:"Золотой софит" оскандалился


Марина Дмитревская, член экспертного совета "Золотого софита"

Марина Дмитревская, член экспертного совета "Золотого софита"

Объявление номинантов высшей петербургской театральной премии "Золотой софит" обернулось скандалом.

Председатель экспертного совета по драматическому театру Юрий Барбой покинул зал регионального отделения Союза театральных деятелей России в знак протеста против решения высшего – номинационного – совета премии, которое он посчитал произволом.

Известный театровед Юрий Барбой, возглавляющий экспертный совет по драматическому театру, прямо во время объявления номинантов "Золотого софита" сложил с себя свои полномочия и зачитал открытое письмо, адресованное руководству петербургского отделения Союза театральных деятелей и руководству оргкомитета Золотого Софита. Юрий Барбой считает, что члены номинационного совета, хотя и облечены формальным правом изменять списки номинантов, но морального права на это не имеют, поскольку большей части из 42 заявленных на премию спектаклей они не видели – каждый посмотрел всего несколько работ. То, что номинационный совет может пренебрегать мнением экспертов, Юрий Барбой назвал анахронизмом. С ним согласна и главный редактор Петербургского театрального журнала Марина Дмитревская:

– Номинационный совет своей волей отринул мнения экспертов и, руководствуясь своей волей, вписал в список того, кого нужно. На самом деле, "Золотой софит", которому уже 17 лет, со дня своего основания имеет жуткую структуру. Есть эксперты, которые отсматривают спектакли и тайным голосованием определяют номинантов. Но над ними существует некий номинационный совет, в котором сидят начальники, имеющие право корректировать мнения экспертов. Но и над этим советом есть оргокомитет… Вот такая неповоротливая, застойная структура. И все эти составные части структуры голосуют, а в итоге премия практически распределяется. На пресс-конференции председатель городского Комитета по культуре Антон Губанков так прямо и сказал, что эта премия – форма поддержки неких трендов. То есть это не присуждаемая премия, а "форма поддержки".

За время существования "Золотого софита" была масса сложных ситуаций, и все они так или иначе разрешались, – утверждает председатель Комитета по культуре Антон Губанков:

– Я бы не называл эту ситуацию скандалом – это вполне рабочая история. Противоречия между экспертным и номинационным советами возникают часто. Ничего страшного, но есть четкое правило – окончательное решение за номинационным советом.

Так же считает и председатель номинационного совета Николай Буров:

- Подобное случалось и раньше. Никто никого обидеть не хотел, поправок было немного. Наверное, просто надо чаще меня экспертов и членов номинационного совета.

– А никто не пытался поменять устав премии, чтобы избежать таких конфликтов?

– Таких попыток не припомню. За все время существования "Золотого софита" никто пока на основополагающие документы руку не поднимал.

А вот Марина Дмитревская уверена, что это не так:

– В апреле была отчетно-выборная конференция СТД, на трибуну поднялся абсолютно не обделенный премиями член бюро правления, оперный режиссер Юрий Александров и сказал: "Ребята, пожалуйста, пересмотрите устав "Софита". Неприлично – я не могу по телефону голосовать, я всегда присужу моему другу". Давно понятно, что эта структура себя изжила. Пока во главе номинационного совета стоял Кирилл Лавров, таких безобразий не было. А сейчас, когда я подошла к микрофону и напомнила, что принималось решение пересмотреть устав на нашем цеховом собрании, мне ответили: это, мол, было личное мнение Александрова. Под какой ковер это решение запихнули в лучших советских традициях?

Марина Дмитревская считает, что с одной стороны, скандал с "Золотым софитом" вскрыл нарыв в театральной среде, с другой, – на маленьком пятачке театра, как в луче софита, отражается вся государственная структура. По мнению Дмитревской, это был нечто схожее с вбросом бюллетеней, настоящей фальсификацией выборов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG