Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские регионы: Еврейская автономная область


Ирина Лагунина: Поиск новостей по Еврейской автономной области дал один любопытный результат. Мэр Биробиджана предлагает создать в городе безалкогольные зоны. Набережная и Театральная площадь превратились, по мнению мэра, в места общепита, хотя должны являться местом отдыха. Взамен мэр предлагает внедрить в этих зонах беспроводной Интернет. Ну а чем на самом деле живет эта область? В дискуссии принимают участие профессор, доктор географических наук Наталья Зубаревич и доктор политических наук, профессор Илдус Ярулин. Цикл "Российские регионы" ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, что сегодня происходит в экономике и социальной сфере Еврейской автономной области, чем этот небольшой регион отличается от других субъектов Российской Федерации?

Наталья Зубаревич: Прежде всего тем, что он достаточно плотно экономически связан с большим соседом Хабаровским краем, в который раньше когда-то автономная область входила. Тем, что это сельскохозяйственный придаток Хабаровского края, исторически в нем был более развит агросектор. Еще тем, что он не просто маленький, а он еще и сжавшийся очень сильно. Экономика автономной области держалась на агросекторе, немножко лес, немножко золотодобыча. Такой, нет ничего явного, что могло бы быть мотором роста. И еще, конечно, важный момент: будучи и в советское время периферийной частью, этот регион упал очень сильно в период кризиса. В Европейской автономной области сейчас душевой валовой региональный продукт вдвое ниже среднего по Российской Федерации, от промышленности советского уровня осталось меньше четверти, то есть он агролизовался окончательно и бесповоротно. Но в нем в последние годы произошли некие изменения в плюс, потому что инвестиции всегда были низкими, менее половины от средних по России, если считать на душу, и вдруг в последние год-два рывок до среднероссийского и даже выше уровня. Мы знаем эту причину – это достройка автодороги, нашей вечной дороги, связывающей восток страны с территорией байкальской, и второе – труба, которая там тоже частично идет. Это такие разовые инвестиции.
Если говорить о социальных вещах, ну что могу сказать? Более чем половину всех доходов дают федеральные трансферты - это стабильный уровень, стабильный, устойчивый, периферийный, депрессивный регион. И как следствие, социальные издержки те же. Если брать доходы населения, они всего лишь в два с половиной раза выше прожиточного минимума - это среднедушевые доходы, и это, пожалуй, самый низкий показатель на Дальнем Востоке, сопоставим только с той же похожей даже в чем-то по структуре экономики Амурской области. Уровень бедности 22%, то есть почти каждый четвертый беден. Со всеми этими издержками, проблемами живет автономная область. Живет тихо, ничего особенно не происходит, крупный бизнес туда почти не заходит, немножко золотодобытчики пробовали. Вот такая периферия со своей дальневосточной спецификой.

Игорь Яковенко: Илдус, вот с февраля прошлого года во главе Еврейской автономной области стоит Александр Винников, его, конечно, трудно назвать новым человеком во власти, до этого он 11 лет был мэром Биробиджана. Но, тем не менее, он сменил еще большего долгожителя, его предшественник Николай Волков 18 лет до этого руководил областью. В чем вы видите разницу в стиле управления, вообще произошло какое-то изменение в политической жизни в связи со сменой руководства?

Илдус Ярулин: Я бы не согласился в некоторых вещах с Натальей Васильевной при характеристике Еврейской автономии. Она отметила, что последние два года происходят изменения - это связано не только с дорогой, не только с трубой. Во-первых, то, что пришел Александр Винников, сразу изменилось во многом отношение. Он сумел консолидировать элиты, и самое главное, что он сумел консолидировать не только политических долгожителей, которые там продолжают жить, но он сумел в общем-то договориться и с губернаторами Дальневосточного федерального округа на предмет контактов и у него очень хорошие выходы есть и на Израиль. Это один из немногих людей, которого принимал с Биньямином Нетаньяху. И привлечение капиталов, то есть здесь, активно работает компания "Петропавловск", здесь и попытка развития промышленности, то, что строится мост до Китая, а здесь и кооперация с Амурской областью на предмет вывоза каких-то добываемых полезных ископаемых. Если будет создан металлургический кластер в Амурской области, то это достаточно сильно поддержит Еврейскую автономию.
И то, что появился новый человек, и как-то появилась в автономии надежда, что действительно что-то произойдет к лучшему. Винников юрист по образованию, но он хозяйственник очень крепкий. И то, что это попало действительно в руки хозяйственника, когда-то разрушенное, там действительно разрушенная экономика, начинается потихоньку возрождение. И самое главное, что появился дух возрождения, который населением поддерживается. Мы знаем, миграция достаточно сильная была. Но то, что сейчас идет развитие промышленности, и самое главное, что политические силы, может быть какое-то партийное противостояние есть, но эти силы во многом консолидировались вокруг Александра Винникова, что помогает ему решать многие проблемы. А это и связь с центром, это и умение лоббировать, поскольку все-таки, когда Винников договаривается с Голиковой – это тоже многого стоит. Не каждый губернатор, и причем маленькой структуры, то, что будут направлены деньги на решение социальных вопросов, связанных с о здравоохранительным. Даже такой момент, что в городе Биробиджане на базе бывшего небольшого пединститута создан Еврейский национальный университет. Решение о создании университета, да, он не федерального уровня, но тем не менее. То есть умение лоббировать, умение решать какие-то интересы и даже какие-то имиджевые перемены позволяет говорить, что пришел руководитель, скорее всего это надолго.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, я хотел бы вас спросить, Илдус Ярулин говорил о международных экономических связях Еврейской автономии. Очень бурно реагирует оппозиция и внутри области и вне ее на активную сдачу в аренду сельскохозяйственных земель китайцам, которую осуществляет, в частности, Винников и вообще руководство дальневосточных регионов, в частности, Еврейской автономии. Вообще эта экономическая интеграция, в частности, в области освоения сельскохозяйственных земель Китаем может дать какой-то импульс развитию этой территории?

Наталья Зубаревич: Я бы не сказала так позитивно. Она скорее снижает остроту проблемы запустения и неиспользования земель. Дело в том, что во всех дальневосточных регионах с аграрной составляющей сельское население деградирует очень быстро. Чтобы было понятно, ожидаемая продолжительность жизни в Еврейской автономии 63 года, для мужчин это существенно меньше 59-ти, а еще несколько лет назад было 59 лет. Все, это катастрофа, в России 68. После двух лет более-менее стабильности опять рвануло сальдо миграции в минус, и очень приличными темпами в 10 году население стало покидать область. То есть, понимаете, либо вы вообще оставляете эту землю бесхозной, либо сдаете в аренду, получаете сельхозпродукты. Поэтому я согласна с политикой аренды. Там единственный момент, который надо очень четко понимать: когда у вас очень короткие сроки сдачи в аренду на год, из земли выжимают все, хищнически ее используют. Если вы отстраиваете более долгосрочные отношения, то тогда и земля по-другому работает. Поэтому приход китайцев сезонный, люди зарабатывают, сельхозпродукты поступают на рынки и автономной области, и Хабаровска – это нормальный процесс. Но будить патриотический зуд – это наш национальный спорт. Я считаю, что просто надо отстраивать нормальные отношения. По поводу роли Еврейской автономной области в международном обмене, при всем моем уважении к усилиям губернатора, территория, которая имеет меньше 0,1 доли в иностранных инвестициях, и так небогатых в России, ну это скорее пиар-активность. Фактически их Еврейской области в Китай уползает какое-то сырье, прежде всего лес, а китайцы импортируют туда сезонную, я подчеркиваю – сезонную рабочую силу для того, чтобы она зарабатывала. Все.

Игорь Яковенко: Здесь речь не идет о том, что в масштабах страны это играет какую-то решающую роль, но для своей территории, видимо, что-то делается.

Наталья Зубаревич: Очень малые обмены, и они неформальные достаточно. Поэтому не надо иллюзий, то, что в Израиль ездят и встречаются – это прекрасно, притаскивают любой капитал. Но нашей власти свойственно раздувать свои контакты до уровня мировых. Бывает.

Игорь Яковенко: Некий пиар для поднятия общего тонуса может иметь некоторый смысл.

Наталья Зубаревич: Миграционный поток резко вырос – пиар не работает.

Игорь Яковенко: Здесь, видимо, объективно, люди едут туда, где лучше. Илдус, скажите, пожалуйста, вы занимаетесь таким сравнительным политологическим анализом всех регионов Дальнего Востока. Чем принципиально отличается политическая ситуация в Еврейской автономии?

Илдус Ярулин: Не хотелось бы, чтобы это расценивалось как-то обидно, но есть определенная в хорошем смысле местечковость. Это очень компактная, достаточно домашняя территория, где кто хочет там жить, он живет. Конечно, это не устраивает многих, кругом бурлящий мир, куда стремится и молодежь особенно. Но там очень спокойно и стабильно. Мы никогда не наблюдали каких-то таких буйных, бурных схваток за власть, все решалось по-домашнему, по-семейному, какой-то он домашний.

Игорь Яковенко: Так может быть это хорошо как раз?

Илдус Ярулин: Во всяком случае, на фоне разных противостояний очень спокойно. А насчет земли я бы еще отметил: все-таки почти 42 тысячи гектаров сдается китайцам не для сезонных работ. Китай собирается выращивать продукцию для своего среднего класса, экологически чистую, поскольку своей земли хорошей в Китае практически нет. Насколько я знаю, договор на 49 лет, не то, что помидоры три раза снять и чтобы потом 10 лет ничего не росло. Какие-то есть долгосрочные программы, но трудно получить документацию посмотреть все эти договора.
XS
SM
MD
LG