Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Тимашева: На Московском международном кинофестивале существует конкурс под названием ''Перспективы''. Как правило, это картины молодых режиссеров, либо режиссерские дебюты актеров или сценаристов, посвященные проблемам молодежи. О них рассказывает Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова: Конкурс ''Перспективы'' этого года почти полностью состоял из фильмов социально-молодежной направленности. Безработица, эмиграция, жизнь за границей, любовь и секс, криминал и политика – таков основной набор тем и даже штампов. В этом смысле победа литовского фильма ''Анархия в Жирмунае'' представляется закономерной: в сценарии присутствуют все вышеперечисленные элементы, как в рецепте коктейля Молотова, который собирается швырнуть в Макдональдс одна из главных героинь в финале фильма. Пару лет назад сценарий получил награду программы ''Медиа'' на Каннском фестивале. Жирмунай – это небогатый район в Вильнюсе, где снимает квартиру провинциалка, поступающая в педагогический вуз, а хозяйка квартиры носит анархистский значок, грубые ботинки и ремень с заклепками, который пускает в ход, когда обижают кого-то из своих. Между девушками возникает сначала психологическая, а затем эротическая игра, где непонятно, кто хитрит и кто кого соблазняет и использует – и в конечном счете, кто дальше пойдет по пути теории и практики анархизма. Важную роль в сюжете играют пистолет и доллары, а также изучение ''Поваренной книги анархиста''. Фильм смонтирован динамично, заканчивается пессимистично, сделан со знанием типажей и с явной критикой постсоветской жизни в Литве (постоянно звучит словосочетание ''литовский бардак'' и обсуждается желание героев эмигрировать) . Рассказывает режиссер фильма ''Анархия в Жирмунае'' Саулюс Друнга.

Саулюс Друнга: Вся история вымышленная. Как заглавную идею я взял сказку. Говоря про эти архетипичные персонажи или сюжеты, можно легко заметить, что это сказка про Красную Шапочку. Я уже на этот скелет накладывал разные заметки из своей жизни, когда я был на улице панком. Также есть некоторые интересные детали. Вот, например, сцена, когда девушки ночью убегают от полиции на машине. Это была реальная сцена, в этой машине сидели продюсер фильма и я, и мы убегали от полиции. Еще такое замечание. Меня в Литве очень многие спрашивали, как я, мужчина, пишу про женщин. И я говорил всегда, что я пишу не про женщин, а про людей.

Елена Фанайлова: О своей работе говорит актриса Северия Янушаускайте, исполнительница роли Сандры.

Северия Янушаускайте: Было интересно создавать этот образ, потому что в жизни я совсем другая, несмотря на то, что ношу брюки и говорю низким голосом. Главным образом работа была над типажом. И только на этом отрезке своей жизни, на съемках, я и была Сандрой. Сценарий я прочла за полгода до съемок, то есть у меня было достаточно времени, чтобы забыть всякие женские штучки типа юбки и косметики. Самое интересное в этой актерской работе было показать скрытую сторону человека, не то, что мы показываем людям в обычной жизни.
Почему Сандра отказалась от анархической идеи? Если на съемках я просто изображала анархистку, то после съемок я довольно много думала о самой анархии, как об идеологии. Думаю, что анархия – это еще один опиум для народа. Не хочу проводить слишком прямых параллелей с религией, но в принципе анархия как идеология – это для того, чтобы молодой человек был чем-то занят. Или его заняли. Думаю, что этот фильм – про взаимоотношения людей, а анархическая утопия испаряется сама собой.

Елена Фанайлова: . О социальном неблагополучии рассказывает и российский фильм под названием ''БАгИ'', который удостоился специального упоминания жюри конкурса ''Перспективы''. Режиссеру фильма Андрею Богатыреву 26 лет, он автор нескольких короткометражек, ''БАгИ'' – его полнометражный дебют. Слово ''БАгИ'' означает ''компьютерный сбой''. Согласно фильму, сбой произошел во всей социальной системе постсоветской России, в разных поколениях, от молодого ''офисного планктона'' до пенсионеров-орденоносцев: деньги заменили людям совесть, ради денег можно пойти на все. С таким диагнозом можно согласиться, но фильм решен довольно прямолинейно, интонация его чрезвычайно серьезна, вплоть до нравоучительной, сюжетным ходам не слишком доверяешь:
Приз и диплом Федерации киноклубов с формулировкой ''за тонкое сочетание депрессивности и романтизма'' получил фильм ''Подводное течение'' исландского режиссера Олафа Асгейрссона. Этот фильм под лозунгом ''женщина на борту – быть беде'' с плохо мотивированными разрушительными действиями персонажей показался мне скорее депрессивным, чем романтичным, самое романтичное в нем – это съемки ночной рыбной ловли.
Специальный диплом ''за органичное сочетание комического и серьезного, за нетривиальный поиск выразительных средств'' получил фильм ''Снежное дитя'' немецкого режиссера Уты Арнинг, снятый в Японии на японском материале. Честно говоря, фильм об отеле самоубийц смешным назвать трудно, скорее он сюрреалистичен. Комический эффект вызывает разве что сексуальная озабоченность или гипертрофированное честолюбие героев на фоне того, что ежедневно кто-то падает с балкона в море. В фильме действует несовершеннолетняя школьница, немая Лолита, которая любит всех мужчин в отеле, кого платонически, а кого и вполне порнографически; к тому же она окажется автором хокку, близких к гениальности. Еще одна тема – отцы и дети. Продюсер фильма Мэтью Боуэр подчеркивает этот смысле фильма

Мэтью Боуэр: Это напряжение между младшим и старшим поколением, которое доходит до того, что люди единственным выходом видят самоубийство.
Кино Уты имеет дело с этой проблемой, как причиной того, что подталкивает людей к самоубийству, и возможно, позволяет нам понять, как японское общество движется к разрешению таких ситуаций.

Елена Фанайлова: В конкурсе ''Перспективы'' были три ленты о том, что жизнь устроена неправильно, иногда трагично, но прекрасно– ''Гакку'' казахского режиссера Газиза Насырова, ''Ляовай'' француза Фабьена Гайяра, ''Час назад'' режиссера Франко Спано, фильм испано-венесуэльский. ''Гакку'' – история двух товарищей, выпускников философского факультета в Алма-Ате, остроумное и грустное повествование о несбывшихся надеждах и нелепой эсхатологии двухтысячного года, о родном городе и его прелестных девушках. Похож по интонации французский фильм ''Ляовай'': история молодого компьютерного инженера, который живет в Шанхае, через выяснение отношений с возлюбленной-китаянкой, ее родными и друзьями узнает чужую страну и становится человеком местного мира. ''Час назад'' - лента о двух женщинах, потерпевших страшное наводнение в Венесуэле, потерявших близких, вывезенных Красным крестом на Канары и вынужденных выживать в жестких условиях, в том числе нелегальным заработком. Режиссер фильма Франк Спано отвечает на вопрос о правдоподобии такого развития событий.

Франк Спано: К сожалению, реальность зачастую еще хуже, чем вымысел. Я сам, как эмигрант, был в Испании и видел этот вопрос изнутри. Да, есть организации, допустим, в нашем фильме представлена такая организация как Красный Крест, но она лишь частично пытается помочь героине и, в результате, решает лишь бюрократическую часть проблемы, но не дает экономического решения. К сожалению, в западном обществе проблема такова, что тот, у кого нет денег, не получает помощи.

Елена Фанайлова: Вопрос о сюжетной убедительности, о достоверности встает и после просмотра фильма ''Степи''. Его снял известный американский режиссер Роб Нильссон, классик американского независимого кино, призер Каннского фестиваля и фестиваля в Санденсе. Почему эта лента попала в конкурс ''Перспективы''? Объяснить это можно тем, что Нильссон прибегает к очередному в своей жизни радикальному эксперименту: он записывает звук на микрофоны, спрятанные под одеждой актеров, а изображение близко к хоум-видео, отчего впечатление возникает крайне неровное – видимо, как сама жизнь бедных эмигрантов в Сан-Франциско. Героиня, пожилая украинка по имени Мири, после смерти мужа впадает в депрессию, ее спасает племянница, в том числе путем расспросов о семье, и среди этих разговоров всплывает и голод в послевоенной Европе, и история Голодомора. Этот эпизод вызвал вопрос на пресс-конференции, не считает ли режиссер подобный ход возвращением к образу Советского Союза как империи зла, ведь Голодомор, по мнению журналиста, был политической фикцией. Несколько удивленный вопросом режиссер отвечал, что просто читал исторические книжки. Комментирует критик Алена Солнцева.

Алена Солнцева: И в этом фильме, мне кажется, его проблема для нашего восприятия именно в том, что сталкивается западное знание о России, как о какой-то условной стране, и сегодняшним нашим знанием об этом. У нас свои мифы, другие. Они, естественно, не совпадают. Для фильма это не важно, фильм не об украинской женщине, которая живет в Америке, фильм о старости, о тяжелой жизни, которая приводит к определенным психологическим проблемам, об аутизме таком социальном.

Елена Фанайлова: Алена Солнцева – о фильме ''Степи'' Роба Нильссона.
Три фильма в конкурсе ''Перспективы'' имели прямое отношение к сексу и к формальному киноэксперименту. Один фильм, румынский, так и называется, ''Моя сексуальная жизнь''. Но юмор названия в том, что героиня работает в секс-шопе, а ее личная жизнь совершенно не устроена, по жанру это нечто вроде комедии положений, а по форме близко румынской социальной ''новой волне'' двухтысячных. Секс обсуждается, но не демонстрируется в снятой одним дублем, без монтажных склеек, немецкой ленте ''Tape end''. Гораздо откровеннее сделанная южнокорейской феминисткой Ли Ёнми картина ''Секреты, предметы'' - о том, как сорокалетняя профессор социологии влюбляется в своего студента, который подрабатывает стриптизером. Говорит отборщик фестиваля, критик Кирилл Разлогов.

Кирилл Разлогов: Фильм женщины-режиссера, которая нашла очень хитрый ход выяснения отношений между мужчинами и женщинами, и решила создать на всю картину дистанцию. И эту дистанцию она создает благодаря тому, что в секреты личных взаимоотношений вводит сторонних наблюдателей: первая часть фильма рассказывается ксероксом, а вторая часть фильма рассказывается камерой. Как живые персонажи ксерокс и камера комментируют события. Иначе эта картина грозила бы превратиться в довольно банальную мелодраму. И вот эта картина интересна, в первую очередь, с точки зрения формальной.

Елена Фанайлова: Но она интересна и с точки зрения социальной. Я, например, представляла себе восточное общество гораздо более консервативным, а тут речь идет о сексуальной свободе 40-летних женщин.

Кирилл Разлогов: Эта тема сейчас чрезвычайно распространена. Здесь, я думаю, аудитория будет достаточно широкой.

Елена Фанайлова: Две лучшие, на мой взгляд, картины конкурса ''Перспективы'' этого года – иранская и ливанская, сделанная зрелыми мастерами. Автор ленты ''Дом под водой'' иранка Сепидех Фарси эмигрировала во Францию 30 лет назад, после Исламской революции. По жанру ''Дом под водой'' - это полицейский триллер, а по сути – философская драма или даже притча о том, как трагическое прошлое, повторяясь, может изменить настоящее, но у человека есть выбор – меняться к лучшему или к худшему, и менять свое отношение к прошлому. При желании это послание фильма можно прочесть и как историко-политическое, как судьбу поколения режиссера. А 70-летний ливанец Мунир Маасри, известный театральный актер и режиссер, учившийся в шестидесятые годы в Америке у Ли Страсберга, снял кино о бунтующей студенческой молодежи Бейрута начала двухтысячных, напоминающее и фильмы французской ''новой волны'', и американские политические триллеры семидесятых. Фильм называется ''Улица Ювелена'' - это адрес экономического факультета франкофонного Университета Ближнего Востока, где на рубеже 90-х двухтысячных родилось студенческое национально-освободительное движение против сирийской оккупации. И мы увидим дружбу и предательство, героизм и трусость, демонстрации и допросы в спецслужбах, любовные истории и американских корреспондентов. В последних эпизодах фильма высланный из страны герой наблюдает по телевизору многотысячные демонстрации в Бейруте 2005-го: студенческий протест в конце концов обернулся всенародной революцией. Удивительный финал и в свете последних арабский событий (фильм снимался до января 2011 года), и в свете современных протестных настроений в России.
Итоги конкурс ''Перспективы'' этого года похожи на предыдущие: награда присуждается молодым режиссерам, а лучшие фильмы в это конкурсе снимают все-таки взрослые кинематографисты.

Марина Тимашева: Сегодня мы завершаем обзор разных программ Московского Международного кинофестиваля и напоминаем, что с этого года в его рамках восстановлен конкурс документального кино. О нем - Ольга Клячина.
XS
SM
MD
LG