Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обзор конкурса документальных фильмов ММКФ


Подготовка к открытию 33-го Московского Международного кинофестиваля

Подготовка к открытию 33-го Московского Международного кинофестиваля


Марина Тимашева: Сегодня мы завершаем обзор разных программ Московского Международного кинофестиваля и напоминаем, что с этого года в его рамках восстановлен конкурс документального кино. О нем - Ольга Клячина.

Ольга Клячина: В конкурсной программе документального кино было показано 7 картин. Многие из них – дебюты, в том числе и фильм-победитель ''В ад и обратно''. Это первая работа в кино Данфунга Денниса – американского военного фотожурналиста. Он отправился на войну в Афганистан – и неожиданно для себя самого снял фильм.

Данфунг Деннис: Когда я начал снимать, у меня не было идеи сделать из этого фильм. Я просто узнал, что в июле 2009 года будут происходить важные военные действия. Я решил пойти вместе с ротой ''ЭХО'' - морскими пехотинцами, которые были заброшены на 18 километров вглубь территории, контролируемой талибами. В первый же день мы попали в окружение – и один сержант протянул мне фляжку с водой. Так мы и познакомились с Нэйтеном Харрисом, который стал героем картины. Уже в Америке, когда мы вернулись и стали выходить из автобусов, я заметил, что его нет. К тому времени я его уже неплохо узнал – он опекал меня, помогал мне пережить все, что там с нами было. Мне сказали, что его только что подстрелили. Я ему позвонил, и он пригласил меня к себе домой, куда он только что вернулся из госпиталя. Он испытывал невыносимую боль. Он представил меня своим друзьям и семье, рассказал, что я был с ним там все это время. Так меня и приняли в довольно узкий круг людей маленького провинциального набожного городка. Во время съемок я просто жил с ним и его женой.

Ольга Клячина: Съемки военных действий перемежаются кадрами из жизни солдата Нэйтена Харриса, который пытается вписаться в мирную жизнь. Он ходит с женой в магазин, на прием к врачам, с невыносимыми мучениями разрабатывает поврежденную ногу. Когда боль нарастает, он опускает отяжелевшую голову, и словно слышит треск пулеметов, и снова в кадре - поле боя, желтый песок и камни, раненые. Монтаж строится на постоянном сопоставлении войны и мира: компьютерная игра-стрелялка, которую покупает герой – и настоящая перестрелка. Стены нового дома – и те стены, из-за которых стреляют солдаты. Картина смотрится на одном дыхании. И хотя тема политически-актуальна, сам фильм аполитичен. В нем нет ответа на вопрос, должны ли американские войска покинуть Афганистан. С одной стороны, зритель видит, как страдают сами солдаты, как мучительно вспоминают погибших друзей. В то же время, в фильме показано, насколько искренне некоторые американские военные верят в необходимость жертвовать жизнью ради избавления Афганистана от талибов.
Лента ''В ад и обратно'' напомнила мне еще один американский фильм о сложностях возвращения к мирной жизни после войны - ''Как складывать флаг''. Его герои вернулись из Ирака, и, в отличие от Нэйтена Харриса, не знают, за что воевали. Он же, напротив, убежден в необходимости войны и не мыслит себя без службы в армии. Он профессиональный военный – с детства мечтал им стать. Он прямолинеен, прост, груб, но не вызывает раздражения, потому что, в то же время, честен и терпелив. Фильм заставляет задуматься о природе человека, о причинах и следствиях любой войны, о сущности понятия патриотизма… Картина, я думаю, заслуженно получила награду на конкурсе.
Фильм ''Марафонец'' – вторая очень сильная конкурсная работа, которая с тем же успехом могла бы стать победителем. Англичанка Джемма Атвал сама родилась в Индии. Ее удочерила британская семья. И она, в течение 5 лет, снимала необыкновенного индийского бегуна – мальчика Будию и его тренера.
Будия родился в трущобах Индии, мать бедствовала и продала сына проезжему торговцу, который издевался над ним и бил его. В 3 года Будия попал в приют для беспризорных детей, где его взял под опеку основатель приюта и тренер по дзюдо, Биранчи. Он разглядел в мальчике талант бегуна на длинные дистанции и стал устраивать для него невероятные по нагрузке занятия. 4 –х летний ребенок бежит, например, 20 километров за 2 часа. Однажды эксперимент заканчивается плохо – мальчик падает в обморок. Тренера начинают преследовать журналисты, врачи, местные власти. Личность его показана неоднозначно: непонятно, благодетель он или эксплуататор. Видимо, и то и другое. Он заботится о мальчике и, в то же время, устраивает вокруг каждого события скандал, созывает прессу на марафоны и врачебные экспертизы. Будия постоянно, даже в кабинете врача, окружен толпой журналистов, его буквально рвут на части – тренер, местные власти, мать, которая вдруг решает восстановить свои права на сына. Страсти накаляются, фильм превращается в абсурдный детектив, где все ищут виновного, которого нет, а мальчик становится поводом для борьбы тренера с властями. Совершенно неожиданно все обрывается – Биранчи убивают. Предполагают, что причина убийства – темные коррупционные разборки. Ясно одно: страдает ребенок. Говорит режиссер фильма Джемма Атвал:

Джемма Атвал: Я не уверена, что он когда-либо сам хотел быть бегуном. Для меня очень интересна психология его увлечения – почему он бегает? Я думаю, в первую очередь потому, что его в этом поддерживали, одобряли, на него обращали внимание, когда он чего-то добивался. Это эмоционально его поддерживало. Для человека вообще очень свойственно максимально выкладываться ради одобрения. С одной стороны, он бегает, потому что он хочет получать взамен это одобрение. К тому же, здесь очень важна его история. К тому времени, когда ему исполнилось три года, его уже два раза продали. Какие следствия этого? Когда он встречает того, кто берет его к себе, обеспечивает его основные потребности (еду каждый день), дает ему идентичность – ''я бегун''. Раньше у него не было ничего. Поэтому бег Будии – это и благодарность Биранчи, своему благодетелю за проявленное добро. И я себя часто спрашиваю, действительно ли Будии был таким талантливым бегуном или его просто заставили этим увлечься? Я думаю, и то, и другое. Я думаю, что в этом возрасте ребенка можно заставить делать почти что угодно. Потому что у него еще нет ощущения своего независимого Я. И существование ребенка полностью зависит от его наставника.

Ольга Клячина: Джемма Атвал рассказала, что намеренно сделала фильм бесстрастным, хотя сама очень сопереживала Биранчи и была на его стороне.

Джемма Атвал: ''Марафонец'' стал историей о несчастном человеке и несчастном мальчике, которые объединены общей мечтой, но разведены миром. Только в середине съемок я поняла, что история вырисовывается очень мрачная. Мы видим, что у людей есть мечта, но темные силы разрушают эту мечту и разлучают их. И то, что начинается как спортивный эпос, полный надежды, заканчивается невероятными проявлениями жадности, злобы и коррупции.

Ольга Клячина: Что особенно важно, режиссер не оставила своего героя Будию после съемок фильма. Она основала благотворительный фонд ''Марафонец'', накопления которого идут на помощь Будие и другим беспризорным детям спортивного клуба. Это вызывает глубокое уважение к авторам фильма. Обычно режиссеры-документалисты редко чувствуют социальную ответственность, редко решаются на прямую помощь своим героям.

Мой третий фаворит конкурса называется ''Рамин''.

Рамин – имя героя, 75-летнего грузина, чемпиона по вольной борьбе. Литовский режиссер Аудрюс Стонис явно впечатлен грузинским колоритом. Наблюдение за грузинским застольем занимает чуть ли не половину фильма, но совершенно не надоедает. Ближе к финалу герой начинает поиски подруги своей молодости Светы Турманидзе – он очень одинок и совершенно искренне мечтает о любви. Единственный недостаток фильма в том, что основная сюжетная линия начинается за 10 минут до конца. Но на это можно махнуть рукой, когда предшествующее сюжету созерцание жизни сделано так искусно. На слова режиссера публика в зале реагировала очень бурно:

Аудрюс Стонис: Сначала мы думали, что сделаем фильм о чемпионе Грузии, Советского Союза, рекордсмене мира – и это правда. Но потом вот появилась эта история Светы Турманидзе – и мы тогда уже поняли, что это важнее всех его рекордов. Он не нашел Свету – мы нашли ее! (в зале возгласы и аплодисменты). Когда мы говорили с ним о Свете – ''как ты думаешь, сколько ей лет?'' 50 лет тому назад им обоим было по 25 лет. И спрашиваем: ''Ну, вот сколько ей может быть?'' Он так подумал и говорит: ''35. Нет, 45. Нет, может быть, 60''. И вот если бы они встретились (она сейчас уже старушка) какой фильм получился бы из этого? Очень грустный, наверное.

Ольга Клячина: ''Вечерняя страна'', на мой взгляд, худший фильм среди конкурсных. Он состоит из разрозненных кадров, сделанных в разных городах Европы в ночное время. Сняты они зачастую статичной камерой и одним планом. Больше их ничто не объединяет. В фильме нет закадрового текста, нет интервью, действия в нем мало. Инкубатор для недоношенных детей, пустой зал заседания парламента, шумная пивная в Мюнхене, Папа Римский на площади Святого Петра в Риме, сотрудники службы психологической телефонной помощи в офисе, дом престарелых, рабочий на фабрике, бесконечная толпа людей, трясущихся в клубе, кремация. Ясно, что режиссер хотел подняться над суетой повседневности и беспристрастно посмотреть на замкнутый круг нашей жизни, на ее суету, скуку и на тщетность усилий. Режиссер фильма Николаус Гейрхальтер решил растолковать эти смыслы публике после просмотра:

Николаус Гейрхальтер: По моему мнению, это фильм не только о ночи, но о нашей жизни, о нашем образе жизни. Здесь закадровый текст был бы лишним, я думаю, потому что изображение говорит само за себя. Ночь сама по себе не была основным моим интересом. Я хотел найти зеркало нашего общества – и его мы нашли в темноте.

Ольга Клячина: Больше всего зрителей было на фильмах ''Сенна'' и ''Счастливые люди: год в тайге''. Картина о знаменитом гонщике Сенне собирает сейчас в Англии полные залы.

Зрителей в первую очередь привлекает имя звезды– Сенны – и разочарованным из зала никто не уходит. Картина, действительно, очень крепкая, качественная, с выстроенной драматургией. Кроме того, фильмы о спорте часто вызывают большой интерес. Рассказывает режиссер Азиф Кападия:

Азиф Кападия: Моей целью было сделать фильм, который бы был понятен фанатам Сенны и ''Формулы-1'', но я очень хотел, чтобы фильм был понятен и тем, кто вообще не любит спорт, кто не смотрит ''Формулу-1'' и кто никогда раньше не слышал об Айртоне Сенне. Я знал, что он великий гонщик. Я мало знал о нем, как о человеке – и именно это произвело на меня самое сильное впечатление. Он был единственным, кто останавливался на трассе, когда что-то случалось с другими пилотами. Если случалась авария, он был единственным, кто шел смотреть на место аварии, чтобы разобраться, в чем дело. На всех встречах пилотов он был единственным, кто спорил о безопасности.

Ольга Клячина: Фильм-биография спортсмена состоит целиком из хроники. В нем нет никаких современных съемок. Такова задумка режиссера – и она работает, полностью погружает зрителя в то время. Смерть героя становится неожиданной даже для тех, кто знает о гибели гонщика. Создатели фильма брали интервью у многих людей, но не показывали их лица, а только давали голоса. Эти голоса и выстраивают повествование фильма.
''Счастливые люди: год в тайге'' - еще один аншлаговый фильм конкурса. Здесь, наверное, основную роль сыграло имя Вернера Херцога, которое значилось в титрах. На самом же деле, Херцог не присутствовал на съемках фильма, он увидел уже готовый 4-часовой цикл фильмов о тайге российского режиссера Дмитрия Васюкова и решил сделать международную версию, которую и показали на фестивале.

В международной версии объясняется, что такое праздник 1-го мая, где находится Сибирь и так далее. Более того, прокомментированы эмоции героев (например, старик говорит о Великой Отечественной войне, запинается, обхватывает руками голову, а за кадром звучит голос Херцога: ''Он очень взволнован воспоминаниями о войне и не может продолжать''). Фильм вышел одновременно лубочный и глянцевый. Жизнь таежных охотников и рыболовов идеализирована, за ней Вернер Херцог наблюдает как за диковинным, свободным от условностей миром.

Вернер Херцог: Красота этого фильма в том, что в нем показаны люди, которые полагаются на самих себя, которым не нужны современные технологии. У меня есть твердое убеждение в том, что род человеческий не сможет долго оставаться на этой планете. Но среди людей есть такие, чьи шансы на выживание намного выше, чем у прочих. И это как раз те люди, которых вы видели в фильме. Я бы хотел провести с ними целый год.

Ольга Клячина: Лента ''Чешский мир'' была единственной политической среди конкурсных работ.

В ней показана реакция чешского общества на план правительства США по установлению радиолокационной станции на территории Чехии. Мнений в фильме много – как за, так и против. Режиссер Филип Ремунда признался, что был против радара, но рассказал и о том, почему многие в Чехии были за:

Филип Ремунда: Мы – наша пресса, наше правительство и наши политики – много раз говорили, что мы находимся под угрозой, если в России не будет демократии. А демократия в представлении наших политиков отличается от того, что мы можем видеть в современной России. Сейчас премьер-министр Путин – он был в КГБ. Этого мы не можем понять, мы бы не хотели, чтобы секретная полиция была у власти в Чехии так открыто, это нам непонятно. Поэтому многие люди в Чехии чувствуют, что если у нас будет одна нога американского солдата, мы будем во все времена защищены от угрозы со стороны России.

Ольга Клячина: Работы, представленные на конкурс, оказались очень разными по стилистике и темам. Но кое-какие тенденции все же удается проследить: большой популярностью пользуется прием съемки в стиле ''cinйma vйritй''. Картины снимают часто по много лет, чтобы проследить историю в динамике. Многие режиссеры отказываются от закадрового текста, не очень любят записывать интервью, и предпочитают наблюдение за живой жизнью.
XS
SM
MD
LG