Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О чем поет "Груша"?




Авторская песня раздвигает границы жанра. Сегодня барды – это не бородатые одиночки с гитарами, которые поют туристические песни с простеньким мотивом, посвященные романтике покорения гор. Сегодня авторская песня – это не просто городской романс, а синтетическое явление: она испытывает влияние джаза, рок-н-ролла, фолк-музыки и бразильской босановы, среди исполнителей стало много профессиональных музыкантов, качество исполнения – и вокального, и инструментального – растет, на сцену бардовских фестивалей поднимаются целые ансамбли, где, кроме традиционной аккомпанирующей гитары, есть бас-гитара, скрипка и флейта, перкуссия, соло-гитара. Многие приезжают с записанными компакт-дисками. Такова тенденция последних лет, которая была заметна и на 38 Грушинском фестивале авторской песни. Оговорюсь, что я был на фестивале, который проходил на Федоровских лугах под Тольятти – его организатор, клуб имени Валерия Грушина, отстоял право на использование брэнда «Грушинский фестиваль», потому что есть еще один, альтернативный, проходящий в то же время по соседству. Бывший участник группы «Грассмейстер» Тимур Ведерников, музыкант-универсал, отличный блюзмен и, между прочим, организатор концертов памяти Булата Окуджавы в Переделкине, считает, что музыкант должен быть открыт всем веяниям и не ограничивать себя стандартами. То, что происходит в авторской песне – это хорошо, говорит он:

Тимур Ведерников:
Потому что все, что застывает в какой-то одной форме, оно перестает развиваться. Как только авторская песня вышла за пределы костра, небольшой компании в 20-30 человек, когда ты собираешь 10 тысяч человек – это абсолютно другие песни, другие законы исполнения, чем когда ты поешь для 30 человек. Нужно как-то и подавать с энергией, и играть на гитаре как-то лучше, петь.

Сергей Гогин: Исполнитель из Ульяновска Константин Николаев соглашается, что тенденция неизбежна, но сам остается поклонником бардовской классики, Визбора и Окуджавы.

Константин Николаев: С одной стороны, грустно, потому что песня-раздумье, которая что-то анализировала, - она уходит. Может, время такое. Есть, конечно, «вечные» песни. Окуджава, по-моему, он вообще вне времени. Во всяком случае, я думаю, будут слушать Окуджаву больше, чем бард-реггей, бард-рок, бард-фолк.

Сергей Гогин: Есть такая шутка: если бы сегодня Окуджава решил участвовать в фестивальном конкурсе, он бы не прошел дальше второго тура, если бы не взял себе профессионального аккомпаниатора. Теперь автор-исполнитель должен чем-то взять аудиторию. Григорий Данской, например, берет ее не только хорошей поэзией, но и зажигательным ритмом, и остросоциальной тематикой. Лет десять назад он бы никогда не получил главную сцену фестиваля, а сегодня он – хедлайнер, один из главных гостей.

Сергей Гогин: Сегодня люди теряют интерес к многочасовым концертам на фестивальной горе, они предпочитают ходить от сцены к сцене, составляя личное меню из песен и исполнителей. В этом году для бардовской классики отвели специальную площадку, которую так и назвали: «Классика». Немного похоже на заповедник или резервацию. Григорий Данской считает, однако, что бардовскому канону ничего не угрожает: что-то будет переосмысляться, но это – золотой фонд отечественной культуры.

Григорий Данской:
Это нельзя переступить, нельзя сбросить с парохода современности. Остается человек, остается личность, остается песня на русском языке, которая, конечно, будет опираться еще и на некую традицию – в какой-то мере на литературную, может быть, на фольклор. У народа все равно есть потребность в демократичном и простом музицировании. Поэтому лучше, если на этих четырех аккордах передано все-таки серьезное содержание.

Сергей Гогин: Музыкант из Ярославля, автор песен Игорь Малыгин говорит, что сегодня исполнителю приходится ублажать людей, потому что люди привыкли расслабляться. Залог живучести бардовской песни он видит в ее сердечности.

Игорь Малыгин: Простая гармония, она чем хороша: она не отвлекает от текста. Но если гармония превалирует, песня практичеси пропала: это развлекуха. Но вот это общение – сердце к сердцу – в бардовской музыке это естественная ее принадлежность.

Сергей Гогин: С этим мнением согласен автор-исполнитель из Калининграда Дмитрий Чернов:

Дмитрий Чернов: Автораская песня вбирает в себя все музыкальные течения, какие есть, в этом плане она совершенно свободана. Это, наверное, самое перспективное развивающееся музыкальное движение. А музыку надо, я считаю, читать как книгу: за каждой песней стоит человек, который хочет что-то сказать.

Сергей Гогин: Поэтому и сегодня концерты из произведений Юрия Визбора в исполнении классиков жанра собирают престижные залы. Авторская песня будет меняться, но в литературоцентричной России, скорее всего, всегда будет спрос на глубокую поэзию и умное слово, проговоренное под несложный аккомпанемент гитары.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG