Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза: В свежем номере "Новой газеты" опубликовано коллективное письмо, озаглавленное "Выбор есть". Ему предшествует краткая преамбула: "Российские интеллектуалы странным образом ненавидят тех, при ком только и могут выжить", — сказал в редакции "Новой газеты" великий поэт Коржавин. И добавил: "По раздельности всё понимают, а собравшись вместе, резко глупеют". Судя по этому письму, что-то изменилось. Может быть, впервые в личной истории этих подписантов, да и газеты тоже, печатается письмо в поддержку действующего президента. И далее следует текст, лейтмотивом которого звучит рефрен о том, что авторам не нравятся годы путинского правления. "Нам категорически не нравится, что премьер под шум патриотической риторики монополизировал вертикаль как частную или корпоративную собственность. Если коллективный Путин получит власть еще на 6 или 12 лет — Россия обречена на статус периферийной сырьевой деспотии, где для сохранения себя во власти номенклатура не стесняется использовать репрессии. Кто этого хочет?". "Уход Медведева, – предупреждают авторы - отменит и повернет вспять его долгосрочные инициативы. Нельзя допустить такого поворота. Необходимо помочь ему двигаться в намеченном направлении. Выбор у нас есть. А вот права пренебрежительно отказываться от него — как раз нет. Назад его потом не получишь". Письмо подписали Мариэтта Чудакова, Сергей Филатов, Дмитрий Орешкин, Евгений Солонович, Игорь Харичев и другие общественные деятели. Трудный выбор интеллигенции между Путиным и Медведевым мы сегодня обсуждаем с авторами письма деятелей культуры в "Новую газету" Мариэттой Чудаковой, культурологом, литературоведом, бывшим членом комиссии по помилованию при президенте России и Игоре Харичевым, генеральным директором журнала "Знание - сила". Что побудило вас подписать письмо "Выбор есть"?

Мариэтта Чудакова: Не только подписать, но мы и составляли вместе его. Два, наверное, мотива главных, которые нарастали постоянно, мы начали 30 мая, давно уже. Первая: крайне неприятно, живя в собственной стране, которую я считаю своей и у себя дома, слышать со всех сторон, что за нас все давно решено и что бы кто ни говорил, уже заранее решено, что следующим президентом будет Путин. Ясно, что не на 6, а на 12 лет. Многие скептики смеются: как на 12? Пожизненно – не беспокойтесь. Крайне неприятное чувство, что тобой манипулируют в твоей собственной стране. У меня чувство, что я у себя дома, было и при советской власти, на что удивлялись некоторые чиновники, когда я им говорила: а что вы так со мной разговариваете? Я у себя дома. Это их удивляло, два раза у меня был такой разговор. Потому что они считали, что только они у себя дома. И сейчас многие считают, что мы не у себя дома, а у них, они из милости посадят того президента, которого захотят. Это первый был мотив такого сопротивления внутреннего. Я вам говорю все, как есть, не придумываю. Внутреннего сопротивления, что мне кто-то навязывает за меня, не спросясь меня, кто будет мною чуть ли ни пожизненно править.
А второе: я не раз слышала от моих сотоварищей разнообразных: ну что, ведь Медведев не делает никаких энергичных шагов, мы не видим у него никаких резких движений. Я все время говорю: а собственно ради кого он их будет делать, вам не приходило в голову? Потому что поддержка Путина более-менее очевидна. Множество людей, как мы их привыкли называть силовиками, приобрели сплошь и рядом коррупционным путем свои большие состояния, очень заинтересованы в том, чтобы все оставалось так, как было и поэтому они оказывают ему большую поддержку. Действующий президент Медведев не видит в обществе, мое мнение было, и сейчас оно сохраняется, поддержки. Нет общественных слоев, которые его поддерживают, что я считаю неправильным. Надо попытаться показать ему, подумала я, это решение я приняла в течение часа, может быть получаса после того, как мне один мой очень хороший знакомый и очень умный человек сказал, что не о чем даже беспокоиться, все давно предрешено. Вот это когда я услышала, что все давно предрешено, у меня по свойству личности вызывает взрыв энергии вместо подавленного чувства. Я подумала, что надо сделать следующее: попытаться, по крайней мере, продемонстрировать нашу поддержку, кто захочет, тот поддержит, нет – нет. И это может послужить, я не могу отвечать за президента, но мне кажется, это могло бы послужить катализатором и побудить его к более активным действиям по той линии, по его стратегии, которую он последние полтора года выбрал, которая мне импонирует, он более бы энергично стал бы идти по этому пути. Попытаться эту поддержку продемонстрировать. А воспользуется ли он ею или нет, послужит ли она катализатором или нет – это уже целиком его дело, я на это воздействовать не могу. Мы увидим, так это или гипотеза моя была фальшивой.

Владимир Кара-Мурза: Скажите, Игорь, почему у части интеллигенции возникло мнение, что выбора нет, и она не решается оказать поддержку действующему президенту?

Игорь Харичев: Люди приходят к такому мнению, когда видят, как манипулируют результатами выборов в Москве и в других местах России. Поэтому многие считают, что просто, какой бы ни был результат, он будет таким, каким нужен власти. Это первое. Второе: к сожалению, поддержка Путина достаточно высокая в тех слоях общества, которые живут в небольших городах, в сельской местности, в средних городах. Два этих фактора складываются – и высокая поддержка Путина, и то, что скорее всего результаты выборов будут откорректированы в нужную сторону. Поэтому возникает такое ощущение, что голосуй, не голосуй, результат будет такой, какой нужен власти, поэтому смысла особого голосовать нет.

Владимир Кара-Мурза: Дмитрий Орешкин, политолог и так же один из авторов письма, встревожен апатией российского общества.

Дмитрий Орешкин: Смысл письма заключается в том, что меня пугает некоторое пренебрежение к той ситуации политической, в которой находится страна. Мне кажется, что это была задача власти всех убедить в том, что какая разница, выбора нет все равно, все одинаковое, да не ходите вы голосовать, мы все без вас сделаем. Мне кажется, что в этой ситуации мы попадаем в категорию застоя, принимая те правила, в которых мы действуем, и понимая ограниченность нашего выбора, надо все-таки собраться и сделать выбор. Потому что есть возможность роскошным жестом отказаться от выборов, и эта возможность подкупает тем, что она тебя не ограничивает, ты себя возвышаешь, говоришь: да какая мне разница, оба они хороши. И есть возможность ограниченная выбора из того меню, которое нам предлагают. Меню само по себе восторга не вызывает. Но если ты одну из позиций в этом меню выбираешь, то, мне кажется, ты сохраняешь возможность и дальнейших выборов. Если ты отказываешься от выбора или выбираешь противоположную позицию, что одно и то же по сути, то в дальнейшем тебе нет оснований надеяться, что тебе предложат выбор когда-нибудь еще в будущем. Вот, собственно, вся история.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Якова.

Слушатель: Добрый вечер. Если позволите, я очень коротко по поводу вчерашнего эфира, а потом по поводу сегодняшнего. Вчера меня опять постигло глубокое разочарование тем, что была приглашена одна сторона при обсуждении острого вопроса. Я считаю, что обязательно должен был быть приглашен с левыми взглядами. Потому что вчерашняя программа превратилась не в осуждение сталинизма, который я сам осуждаю, а в осуждение самой коммунистической идеологии, чего я категорически не приемлю. Поэтому вчера ваша программа выглядела неубедительно. А второе, что я хочу сказать, что для меня никакого выбора нет. Я считаю себя интеллигентом, но советским интеллигентом. Для меня оба чума на оба ваши дома, и тот, и другой. Когда Медведев уйдет из Кремля, лично для меня это будет праздником. Потому что я не могу приветствовать человека, который говорит в РСПП: когда человек приниматься на работу и готов трудиться только 8 часов в день, его надо гнать. Как написал Олег Максимович Попцов в "Литературной газете", президент ставит под сомнение конституционный норматив труда.

Владимир Кара-Мурза: Вчера мы действительно обсуждали коммунистическую идею, у нас был ее защитник, как ни странно, из общества "Мемориал", он как раз призывал не осуждать коммунистическую идею. Как характеризует этот звонок радиослушателя состояние умов российского общества?

Игорь Харичев: Я вижу в этом большую проблему. Я должен сказать, что я входил в руководство "Демократической России", был членом координационного совета, я вспоминаю то, чему скоро 20 лет. Тогда тоже были большие надежды, казалось, что мы одержали большую победу, потом выяснилось, что никакой победы мы не одержали, а если одержали, то упустили ее. И я вижу большую и главную проблему в том, что мы не работали с народом, то, что наши люди не разделяют тех ценностей, которые мы воспринимали за таковые. Наше общество во многом остается традиционным. И что для меня кажется главным, и я готов это доказать - это такие вещи, которые на первый взгляд кажутся второстепенными - отношение к человеческой личности. Отношение к человеческой личности - это коренная вещь. На самом деле во всех странах, которые экономически процветают, это уважение сформировалось давно в ходе индустриализации, когда общество традиционное трансформировалось в постиндустриальное общество, возникали новые институты, но уважение к личности – это основа, из нее вырастает уважение к свободе. Причем свобода – это не вольница, которая позволяет все, свобода всегда идет сочетании с ответственностью, потому что человек свободный ответственен за себя, за других, за свои решения. Это уважение к правам человека – тоже коренная вещь, это уважение к частной собственности. Разумеется, честной частной собственности. Вот эти институты являются базовыми, из них прорастает экономическое процветание.
Когда мы говорим, что надо развивать экономику, практически если мы не будем решать этих задач, мы не разовьем нормальную экономику. Этого не появилось в нашем народе. Я говорю, что наша культура во многом осталась традиционной, она остается по сей день. Я вижу большую проблему в том, что наша культура, я говорю об основной массе населения, создает проблему для модернизации нашей экономики и самого общества. И если сегодня случится так, что партии оппозиционные придут к власти, я не уверен, что ситуация через 5-10 лет будет принципиально иной, если мы не будем работать с народом, если мы не будем заниматься широчайшим просветительством. Разумеется, власть должна показывать пример народу и прочее. Но власть такова, какой ей позволяет быть народ – это абсолютно точно. Если бы у нас народ был другой по своей культуре, и власть была бы другая. Она сейчас такая, какой ей позволяет быть народ. Так что первична наша культура. Пока не изменим, изменений ждать трудно. Исходя из этого, я говорю, что я с нынешней властью, естественно, не попутчик, потому что мы ценности видим по-разному, но это решение подписать - это письмо это тактическое решение. Потому что в этой ситуации я считаю, что предпочтительнее, чтобы был Медведев, и в то же время я готов бороться, чтобы менялась культура нашего народа – это для меня стратегическая цель.

Владимир Кара-Мурза: На какую аудиторию рассчитано ваше коллективное письмо, и случайно ли, что оно появилось в "Новой газете", может быть не нашлось больше желающих его опубликовать?

Мариэтта Чудакова: Да, отказались две газеты "Российская газета" и "Московские новости" по разным соображениям. Мы обратились, так и думали, что кончится "Новой газетой" мы очень рады, что Дмитрий Муратов на это откликнулся. Аудитория миллионов людей. Вменяемых людей, тех, которые задумываются о судьбах страны, как будут жить их дети.

Владимир Кара-Мурза: Алла Гербер, президент фонда "Холокост", член Общественной палаты, поддерживает идею коллективного письма.

Алла Гербер: Ко мне не обратились, я бы поддержала. Я считаю, что должна быть еще кандидатура, а не только между двумя. Если эти два, тогда я за Медведеву. Его проекты близки и понятны. Пока на словах, к сожалению, больше на словах - это все абсолютно их разделяю. И последнее заявление, когда он встречался с представителями бизнеса, и то, что он все-таки дал делу Магнитского движение, и то, как он говорил о Ходорковском, я надеюсь, что это как-то закончится. Многое другое, и с полицией, и МВД какие-то его реакции. Пока это только слова, правда, но у меня есть надежда, что если у него будет возможность, если ему не будут мешать, если у него будет хорошая команда, а люди у нас есть и талантливые, и умные, и абсолютно здравомыслящие, и прогрессивно мыслящие, и либерально мыслящие. Он любит либералов, а я либерал, и поэтому я готова его поддержать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос такой: госпожа Чудакова, это письмо что - это просьба к Путину, что ли, чтобы он отказался от президентства, так я понял? Путин развел такую бурную деятельность, какой-то фронт создал, а потом еще нас посадят на осадное положение, и вдруг он от всего отказывается и отдает корону индюку.

Владимир Кара-Мурза: Рассчитываете ли вы, что в числе читателей вашего письма может оказаться премьер Путин?

Мариэтта Чудакова: Он, конечно, прочитает наше письмо. Но это совершенно не ему адресовано письмо. Это письмо адресовано абсолютно точно, заголовок выражает нашу мысль – это не игра словами. Это обращение к гражданам России. Первый вопрос – это вопрос у человека к себе, ощущает ли он себя гражданином России. Множество людей уже не ощущают, ощущают себя жителями России, насельниками, как раньше говорили, насельники монастырей. Ощущают как страну пребывания. Таких уже немало. Я и все мы обращаемся к гражданам России, тем, кто ощущают, осознают себя, идентифицируют себя как граждане России со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями. Вот к ним мы адресуемся.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии, не готов однозначно встать на сторону авторов письма.

Валерий Хомяков: Если бы у меня спросили, кто должен быть первым голосом после 12 года, я бы, конечно, назвал Медведева. Но не хотел бы ставить подпись под обращением, которое к чему-то обязывает. Слова всегда к чему-то обязывают. Это, на мой взгляд, было бы избыточным. Тем не менее, то, что Игорь Харичев подписал, а Игорь Харичев замечательный, умный человек, который долгое время работал в администрации президента, сейчас он занимается вещами несколько другими, я думаю, что он, конечно, прекрасно осознает, в чем смысл этого письма. И все-таки смысл этого письма, я думаю, связан не с тем, чтобы поддержать Дмитрия Медведева, мне кажется, здесь усматривается некоторая уловка с тем, чтобы навредить Владимиру Путину. Вот это мне неприемлемо. Я не люблю вредить никому, и поэтому я считаю, что все-таки, конечно же, письмо такое достаточно странное, я бы под ним действительно свою подпись не поставил бы – это точно.

Игорь Харичев: Навредить - об этом не думали. Мы думали о том, чтобы показать Медведеву, что есть люди, которые его поддерживают, и хотелось бы, чтобы многие его начинания, которые пока что только на словах, как Алла Гербер сказала, это часто говорят, они превратились в дела. Одно то, что после долгого отрицания какой-нибудь вины со стороны правоохранительных органов недавно прозвучали по первому и второму телеканалам, самым смотрибельным, имена людей, которых комиссия по правам человека считает виноватыми – это уже дорогого стоит. И мне хотелось бы, чтобы было больше таких событий. Мне хотелось бы, чтобы мы почувствовали, что гайки не зажимаются, а малость откручиваются. Потому что в последнее время слишком гайки зажаты - это о многом говорит, и то, что многие испугались подписать письмо, и то, что некоторые высказывают мнение, что и у нас будут проблемы. Это говорит о том, что люди боятся. И кстати, человек, который по поводу вчерашней программы говорил, что недоволен разговором о десталинизации. У меня была статья в "Ежедневном журнале", я писал, что главный смысл десталинизации в избавлении от страха. Хочется избавляться от страха, который, к сожалению, до сих пор жив, он всегда был в жизни России, он сильно укрепился в период правления Сталина, страх стал почти генетическим, и он до сих пор есть. Надо, чтобы он уходил из нашей жизни. Мне кажется, что больше шансов в ближайшее время, что страх будет уходить, если останется Медведев на должности президента. А о более дальней перспективе надо говорить отдельно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, когда Ельцин более тысячи человек убил, либералы, я так думаю, в том числе и Чудакова, очень здорово поддерживали это преступление ельцинско-путинского режима. То, что такие люди как Чудакова, Филатов, наверное, там есть Бурбулис, они призывают поддержать Медведева, то это скорее всего отвернет от Медведева людей. Потому что люди знают, что Ельцин натворил. И еще: в письме содержался ли вопрос, вот эти интеллигенты задали ли вопрос, почему не регистрируют партию ПАРНАС, левые оппозиционные партии? Вот этот вопрос, я почему-то уверен, что этого вопроса там не стояло.

Владимир Кара-Мурза: Очевидно, авторы письма не считают, что именно Медведев, президент отвечает за эту регистрацию.
Владимир Буковский, бывший советский политзаключенный и бывший кандидат в президенте на выборах 2008 года, сожалеет о заблуждениях автора письма.

Владимир Буковский: С моей точки зрения просто глупость. Это их мнение, они, наверное, так считают. Я считаю, что Медведев никакой самостоятельной политики не имеет, никакой своей базы политической не имеет, а в политике без базы политик ничего делать не может. Так что, по-моему, это их личное заблуждение. Я не думаю, чтобы за этим стоял обязательно Кремль, люди ошибаются, люди хотят верить, особенно русская интеллигенция, она всегда полна иллюзий надежд и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура.

Слушатель: Добрый вечер. Мне кажется, главная беда господина Медведева в том, что его светлые идеи понятны далеко не всем, кто хотят голосовать. И даже телевидение в руках Путина и его команды находится, показывает по телевидению Путин как жесткий хозяйственник, встречи Медведева, практически его фразы что-то непонятное. Именно то, что раньше можно было через олигархов провести, сейчас это невозможно.

Владимир Кара-Мурза: Вы активист Партии народной свободы, считается в таком бытовом сознании, что многие ее организаторы вообще не считали выборы президентские 2008 года легитимными.

Игорь Харичев: Да, есть такой подход. Сейчас партия рассматривает вариант, как вести себя на выборах. Во-первых, я могу кратко сказать свое мнение, что если будет много протестных голосов - это просто скроют, и поэтому, к сожалению, вариант более предпочтительный голосовать за действующие партии, хотя это неприятно. Дело в том, что, конечно, то, что к чему мы призываем в нашем обращении, расходится с линией партии. Мне уже звонили представители партии, которые не понимают моей позиции, не понимают, что это чисто тактическая, а не стратегическая поддержка с моей стороны, я говорю о своей позиции, я не могу говорить за всех авторов обращения. Это решение о тактической поддержке. В партии скорее всего большая часть членов не поймет это позиции. Но с другой стороны, просто для человека, который понимает, что выборы все равно состоятся эти, выборы пройдут, позиция, что все-таки давайте будем добиваться с позиции партии нашей меньшего зла - это позиция, я считаю, что она может быть, но, как я понимаю, для большинства членов Партии народной свободы неприемлема, увы. Такая сложная для нас ситуация.
Вы правильно сказали, что трудный выбор, потому что мы оказались меж двух огней, потому что нас критикуют и наши единомышленники из демократических организаций, из оппозиционных организаций, потому что все мы люди в основном демократических взглядов. Нас, наверное, критикуют не открыто, а между собой те люди, которые стоят полностью на стороне премьер-министра. Так что мы оказались меж двух огней действительно. Но мы не об этом думали. Это был трудный выбор, потому что действительно непонимание со стороны единомышленников по партии - это непростая вещь, психологически это сложная вещь. Но с другой стороны, я понимаю, что в этой ситуации трудно надеяться, что власть сменится в ближайшие полгода-год, как думают некоторые лидеры оппозиционные. Надо думать о том, как нам прожить ближайшие 3-4, может быть даже все 6 лет, поскольку президентский срок увеличился на два года, стал шесть лет, что лучше, чтобы был человек, который пытается делать какие-то подвижки, очень важные для страны, чтобы эти подвижки были реальные, чтобы слова превращались в дела. Моя позиция такова, но объяснить ее многим просто невозможно, потому что у них есть убеждение - оба плохие и ни в коем случае нельзя поддерживать ни одного. И через это убеждение они перейти не смогут.

Владимир Кара-Мурза: Вы человек творческий, не опасаетесь ли вы за гарантии свободы вашего творчества? Потому что недавно в нашей студии были творческие работники, которые вышли из Общероссийского народного фронта, архитекторы, композиторы, они тоже посмеялись над этим, сказали: а что нам могут сделать? А вот, тем не менее, на этой неделе уволили дирижера Михаила Аркадьева из Владивостокской филармонии, который вышел из Общероссийского народного фронта.

Мариэтта Чудакова: Волков бояться, в лес не ходить. Все, кто подписали, наверное, прекрасно все понимают, но что-то надо делать.

Владимир Кара-Мурза: Вы это уже сделал. Я так понял, что не с первой попытки удалось даже опубликовать это письмо.

Мариэтта Чудакова: Один из подписавших письмо Андрей Гусин, например, поражался: объясните, мне, пожалуйста, если "Российская газета" отказывается опубликовать письмо в поддержку всенародно избранного действующего российского президента, как это понимать? Может им надо сменить название газеты, заменить каким-то другим? Он был очень поражен, человек менее искушенный, чем мы, пишущие, в этих делах, глубоко был поражен этим. Так что да, конечно, все это происходит. Тут интересно было услышать очень распространенное в России мнение. У нас 18 человек в трезвом уме и здравой памяти подписали это письмо, все участвовали так или иначе, и человек заявляет один из выступавших здесь: нет, это они не это хотели сказать, а это у них уловка, хотели сказать другое. То есть все тут лжецы 18 человек, все хитрят, говорят не то, что думают. Крайне характерна эта позиция для нашего сегодняшнего, я бы сказала, растления умов, которое и есть, на мой взгляд, один из характерных результатов нулевых годов. Вот это растление умов, когда люди, всерьез или не всерьез, я не знаю, но сомневаются вслух публично, не боясь последствий, которых в 19 веке боялись, обвиняя во лжи и увертывании 18 человек.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Дмитрий Быков, заместитель главного редактора еженедельника "Собеседник", скептически смотрит на происходящее.

Дмитрий Быков: Знаете, мне почему-то никто не предлагал подписать это письмо. Но это зависит от того, кто предложил бы. Я, знаете, этого письма не читал, я сегодня целый день в радиоэфире, и я не знаю, что они там предлагают, ни кто это письмо подписывал. Пожалуй, не подписал бы, потому что фамилии меня устраивают, несколько смущает направление. Вот если бы это была некая программа действий для Медведева самого, тогда может быть стоило подписать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. Вообще говоря, это удивительно, что у нас у слова "президент" появилось два синонима – это премьер-министр и марионетка. Но тем не менее, караван идет, и идет он к своей пропасти. Поэтому у меня вопрос к Чудаковой. Действительно письмо это вряд ли народ заметит, но хотелось бы знать, как вы думаете, через год после выборов, когда войдут в действие закон об имуществе, о платных услугах в медицине и в образовании, народ вздрогнет хотя бы немножко или нет?

Владимир Кара-Мурза: Будет ли народ задним умом крепок, как пишут авторы письма, и будут ли жалеть о своем выборе год спустя?

Мариэтта Чудакова: Не знаю, в том-то и дело, это зависит от личных качеств человека, действующего президента. Я не могу за него ручаться полностью. Здесь говорят, что мы не рисуем ему программу действий. Мы совершено четко обозначили, что именно в его действиях последнего года мы поддерживаем и хотели бы, чтобы он двигался дальше в этом направлении, именно ради этого мы его поддерживаем. А получится или нет – это не от нас зависит, это зависит, с одной стороны, от всей страны, с другой стороны - от личности самого президента.

Игорь Харичев: Я хочу сказать, что это зависит действительно не только от президента, но и от народа. Конечно, может быть такая ситуация, когда народ совсем будет недоволен в массе своей, взбунтуется. Не хотелось бы очередного бунта, хотелось бы, чтобы народ добивался своего через какие-то вполне конституционные, законные действия. Чтобы воля чувствовалась наверху, чтобы президент, мы говорили о поддержке, но, по крайней мере, чтобы он чувствовал, что народ хочет от него что-то, добивается этого народ. От народа тоже что-то требуется, хватит спать. В конце концов, надо от власти требовать того, что она должна, обязана давать по конституции.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Марину.

Слушательница: Добрый вечер. Мариэтта Омаровна, извините, я не понимаю. Хорошо, Медведев, допустим, добился власти остался, но около него встали либералы. Я кандидат наук, правда, технических, я не знаю, будет ли 8-часовой рабочий день, будут ли вовремя платить пенсии, будет ли у нас вообще страна сохраняться. Потому что пока я вижу то, что эти национальные банды с обрезами разъезжают, причем, жители иностранного государства. Теперь, проекты Сколково, город для чиновников - у меня сразу мысли туманные. И к чему и для чего Роснано появился, какой толк - тоже непонятно.

Владимир Кара-Мурза: Радиослушателей уже пугает слово "либерал".

Игорь Харичев: Хотелось бы сказать, что многие говорят либералы, имея в виду людей, которые хотят заставить людей работать по 20 часов в сутки и круглую неделю. Честно говоря, либералы – это те, кто делает ставку на инициативу людей. Понимаете, это те, кто рассчитывает на эту инициативу и исходят из того, что люди многое должны делать сами. Вот это настоящие либералы, потому что либерализм от слова "свобода". И раскрепощение людей, создание таких условий, чтобы они проявляли себя в рамках закона, разумеется, разумеется, речь не о воровстве и коррупции, речь о том, чтобы люди занимались своим делом, создавали ценности, для него создать условия. Настоящий либерализм – это опора на инициативу граждан.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.

Слушатель: Здравствуйте. Я приветствую это письмо, потому что дело не в тактике, которую проводят демократы ПАРНАС и так далее, сейчас дело в стратегии - или будет Путин или Медведев, других кандидатов не будет принципиально. И поэтому, мне кажется, что таким деятелям как Чудакова нужно более наступательную позицию. Я не знаю, их письмо не читал, конечно, но желательно, чтобы где-то в наступательной политике прямо задавались вопросы Медведеву, а как в смысле конституции, а как в смысле признания партий, тех же самых парнасовцев и так далее. Пускай прямые ответы будут. И как отреагирует ПАРНАС, потому что сейчас они обливают и Путина, и Медведева, выдвигая себя. Их не выберут никогд, неужели они этого не понимают?

Владимир Кара-Мурза: Ответов на какие вопросы вы бы ожидали в этот промежуток, оставшийся до выборов, от самого президента Медведева?

Мариэтта Чудакова: Довольно много. Например, я пытаюсь добиться, я написала ему письмо еще 20 апреля, пытаюсь добиться, причем, письмо с 17 приложениями и с двумя тысячами подписей республики Алтай, Алтайского края, протестуя против закрытия туберкулезного санатория. Из своих целей местная власть закрыла для детей от года до 7 лет в районе, который сегодня единственный в стране, где от туберкулеза лечат воздухом, единственное место по всей стране. Там детей больных раздали по родителям. Мы этим занимаемся, мы, общественность, 15 лет, я с друзьями своими одевали, обували детей, начали строить в прошлом году два корпуса, давно договорившись, аренду составили, для детей от года до трех лет. Сейчас от нас требуют, чтобы эти корпуса мы снесли наполовину выстроенные, фундамент вырыли, а здесь будет не санаторий для детей, а будет какое-то неведомое общежитие для медиков. Общежития там никакого быть не может, поскольку у всех крыша над головой и гастарбайтеров в республике нет. Так вот я жду ответа, уже есть, что спросить.
Я бы спросила, конечно, и так же про регистрацию партии ПАРНАС. У меня очень много вопросов сейчас, если начать перечислять - не кончить. Эти вопросы мы сумеем задавать, если мы хотя бы заявим свое, как я считала, хотя бы какое-то свое предпочтение. А сейчас, когда люди говорят: ну что, нет, не ждем ничего хорошего ни от кого. Какой у них вариант? Это типично анархическое поведение интеллигенции, только она никогда не признается. Анархисты начала 20 века хоть говорили: да, мы анархисты, была партия. А сейчас партии анархистов нет, но анархическое умонастроение, что мне всякая власть немила, широко господствует. Я человек конструктивного мышления, хотя кто-то тут говорил, что не реалист, романтик. Я абсолютный реалист, не романтик, человек конструктивного мышления. Я считаю, что надо выбрать из того, что есть, по закону исключенного третьего. Поэтому я считаю, что сначала надо каким-то образом заявить наши предпочтения, основанные на чем-то совершенно конкретном, что у нас в письме сказано. Да, предъявлять серьезные требования. У меня очень большие требования. Республика Алтай, совершенно нагло ведет себя власть, сейчас собирается судит. Президент заявляет, что он статью о клевете из уголовного кодекса хочет изъять, а там собираются судить 19 числа редактора одной из немногих в стране, оппозиционная печать уничтожена - всем известно, оппозиционной газеты "Листок", замечательной газеты, Сергея Михайлова, его собираются судить и по возможности посадить за клевету, что он назвал Берникова, президента республики Алтай, алкоголиком. Это мнение разделили бы, судя по тому, что мне рассказывают в республике, очень многие люди, но судят его. Так что у меня есть, что спросить президента, уже спрашиваю и буду спрашивать дальше.

Владимир Кара-Мурза: Андрей Дементьев, поэт и член Общественной палаты, считает затею с коллективным письмом преждевременной.

Андрей Дементьев: Вы знаете, заранее, как можно определить, неизвестно, кто будет кандидатом, что мы будем заранее говорить за кого голосовать, если мы еще не знаем, кто будет выдвигаться от разных партий, кто будет от "Единой России" выдвигаться, кто будет выдвигаться от "Справедливой России" и так далее. Сейчас будем говорить, что давайте голосовать за Медведева, а вдруг он кандидатуру не выдвинет. Во-вторых, решат партии, а в-третьих, будет ясно, кто же выйдет на финишную прямую, кто будет кандидатом, тогда будем решать, за кого голосовать. Может быть, я захочу голосовать за Путина.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ростовской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Игорю Харичеву. Скажите, пожалуйста, вы не считаете, что уже сейчас российский народ устал от навязываемой игры в ромашку: Путин – Медведев, Медведев - Путин. То есть навязывается ситуация – выбора никакого.

Игорь Харичев: Я думаю, что для многих просто неинтересно, к сожалению, они абсолютно апатичны к политической ситуации. Есть люди, которых это раздражает – это большей частью оппозиционно настроенные люди. Но вы знаете, я бы тоже хотел бы, чтобы появился другой кандидат на выборах, реальный кандидат, за которого бы я проголосовал. Но просто я понимаю, что на этих выборах ближайших 2012 года, там будут разные кандидаты, их будет, по меньшей мере, пять, но реальных кандидатов не будет, кроме одного. Увы, это просто данность, с которой мы должны жить. Страна должна меняться. Мы все ждем изменений от власти, и при этом мы абсолютно апатичны, за исключением небольшой части населения активной, но она столь мала, что рассчитывать на изменение ситуации в целом сложно. Оппозиционных партий немного, численность общая на фоне остального населения страны небольшая. И рассчитывать, что ситуация будет меняться при таком раскладе сил, сложно.
Народ должен просыпаться. Народ должен просыпаться не для бунта, потому что бунт нам ничего хорошего не принесет, просто должна просыпаться активность политическая. Надо понимать, что если мы чего-то требуем, в конце концов, мы этого добьемся. А что требуют люди? Люди, как правило, восстают, если наступают на какие-то интересы. Защитники Химкинского леса борются за лес. Люди, которые страдают от точечной застройки в Москве, время от времени восстают против точечной застройки. Но как только проблема решена, их активность пропадает. Надо понимать, что нужна постоянная активность, за свои права надо бороться ежедневно. А мы апатичны. А мы не хотим на это часто тратить время. Мы приходим с работы домой и смотрим телевизор, я говорю о среднестатистическом человеке, и тратить время на какие-то мероприятия, митинги, пикеты основная масса не хочет. Сколь малочисленны пикеты в Москве, и какими они были многочисленными в 1991 году, когда действительно стало меняться. Потому что власть увидела, что реальных изменений хочет значительная часть страны. Когда на Манежную выходило 800 тысяч – это был серьезный знак власти. А сейчас мы собираем на Пушкинской две-три тысячи, мы радуемся, когда приходит около пяти тысяч, но это по большому счету мало.

Владимир Кара-Мурза: На какую реакцию самого президента Медведева вы рассчитываете? Может быть вы надеетесь, что он ускорит время принятия своего решения баллотироваться?

Мариэтта Чудакова: Я еще раз говорю, наше письмо адресовано не кандидатам в президенты и не президенту действующему, а адресовано гражданам России, как там написано. Я надеюсь, что на то, что и я очень верю в свой народ, у него есть особенность, что он молчит, сидит на печи, а в какой-то момент вдруг просыпается и начинает, почесав сначала в затылке, действовать. Почему-то я думаю, что многие люди почувствуют себя гражданами и начнут каким-то образом воздействовать на ситуацию. Потому что все разговоры о том, что будет, что сделают кто-то, они бессмысленны. Пока люди не почувствуют, что они в своей стране живут и должны как-то воздействовать на ситуацию. Я рассчитываю, мне всегда нравилось, у каждого есть свои любимые афоризмы исторические, кому-то одни поговорки или исторические анекдоты, мне всегда очень нравилась история с французским капитаном, который на поле боя, сражение было проиграно, поднялся, увидел, что поле усыпано телами французов и воскликнул: мертвые, встаньте! Треть поднялась, оказалось, что они живы и победили, выиграли сражение, которое казалось проигранным. Мне всегда очень нравился этот капитан. Мне казалось, что в его действиях есть большой смысл.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Тамару.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, это упование на Медведева, не считаете, что оно призрачное, эфемерное? Ведь Медведев выдвиженец Путина, а каждый человек, имеющий глаза, уши, голову, давно уже понял, что такое Путин. Кроме того подчеркивалось постоянно, что у них была какая-то определенная договоренность, это неоднократно. Сам Медведев недавно еще раз повторил, когда прозвучал очередной вопрос, будет ли он выдвигаться, говорит, что они единомышленники, что они много лет проработали, курсы их совпадают.

Владимир Кара-Мурза: Мы уже неоднократно говорили, что Хрущев был выдвиженцем Сталина, Брежнев выдвиженцем Хрущева. Одно другого не исключает, что последователь осуждает своего предшественника.

Игорь Харичев: Слово "упование" в отношении Медведева, мне кажется, не подходит. Здесь, наверное, совсем другая ситуация. Причем здесь упование? Мы, наверное, показываем Медведеву, что есть некие силы, которые хотели бы в сложившейся ситуации того, чтобы он остался президентом и продолжил те положительные действия, которые начал, где-то что-то успел сделать, где-то пока что было заявлено, но хотелось бы, чтобы заявленное было осуществлено. Почему-то эти инициативы, в частности, отмена нижнего предела по более чем 60 статьям, в частности, я еще раз скажу, что очень важно, что было разрешено общественной комиссии заняться расследованием событий, связанных со смертью Магнитского и так далее. Почему-то все эти положительные шаги связаны с именем Медведева. И нам кажется это важным, нам хотелось бы, чтобы этих шагов было больше.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG