Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Радиоактивные отходы закачают в землю


АЭС в Волгодонске, Ростовская область. 28 марта 2011 г

АЭС в Волгодонске, Ростовская область. 28 марта 2011 г

15 июля в "Российской газете" опубликован текст Федерального закона "Об обращении с радиоактивными отходами".

Закон был принят и одобрен парламентом летом этого года и подписан президентом 13 июля. Закон предусматривает создание единой государственной системы обращения с радиоактивными отходами, закрепляет организационно-правовые основы ввоза и вывоза отходов из страны.

Российские экологи заявляют, что многие их замечания не были учтены в ходе работы над законом, в документе большое количество недостатков.

Главным инициатором разработки отдельного закона для этой сферы была госкорпорация "Росатом". Работа над Федеральным законом "Об обращении с радиоактивными отходами" велась почти полтора года – при участии экологов, ученых и представителей предприятий отрасли.

Рассказывает заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук, член Российской научной комиссии по радиологической защите Игорь Линге:

– Я много времени потратил на то, чтобы этот закон появился. Ребеночек немножко кривоват, но в целом ничего. Большой сдвиг в нескольких направлениях. Впервые в России появился закон, который устанавливает отдельные нормы для накопленных и для новых отходов. Второе, и самое главное: предприятия должны будут готовить отходы к захоронению и оплачивать это захоронение. Такой нормы не было, это совершенно принципиальная вещь, которая прекратит накопление отходов. Третья принципиальная вещь – деятельность по захоронению отходов практически монополизируется, как и во многих других странах, это будет выполнять только одна организация, которой предстоит создать новые современные пункты и начинать принимать отходы для захоронения, – рассказал Игорь Линге.

Вице-президент общественной организации "Российский зеленый крест" Михаил Рылов приветствовал вступление в силу Федерального закона "Об обращении с радиоактивными отходами" – с примечательной оговоркой:

– Закон мне нравится, но я жалею, что закон с таким названием не был принят примерно в 1995 году – тогда к настоящему времени мы имели бы хороший закон, мы бы его "облизали", выкинули то, что не нужно, добавили, чего не хватает. Очень многое показывает опыт эксплуатации хранилищ и предприятий, работающих в рамках этого закона, – сказал Михаил Рылов.

Руководитель фракции "Зеленая Россия" партии "Яблоко", эколог Алексей Яблоков отмечает, что далеко не все предложения экологов были учтены, поэтому такой нужный стране закон получился таким слабым:

– Я участвовал в обсуждении этого закона в Государственной думе на предварительных этапах. Тогда общественность возражала очень сильно. Что-то учтено, к счастью, а что-то нет, к сожалению, не учтена большая часть замечаний. Существование закона лучше, чем беззаконное существование. Но этот принятый закон несет довольно много "горячих" точек, которые не могут оставить нас безразличными. Один из таких недостатков этого закона – разрешается закачка радиоактивных отходов под землю. Это вопиющее нарушение требований МАГАТЭ, это противоречит практике всего мира.
Один из недостатков этого закона – разрешается закачка радиоактивных отходов под землю. Это вопиющее нарушение требований МАГАТЭ, это противоречит практике всего мира

Среди других главных претензий экологов: создание новых могильников фактически без учета мнения населения, захоронение отходов за счет федерального бюджета:

– Обращение со всеми радиоактивными отходами, которые образовались до принятия этого закона, вешается полностью на бюджет, то есть на нас с вами, на налогоплательщиков, будто бы это все не касалось атомных станций, радиохимических предприятий и так далее. Они освобождаются от этой ответственности. Об этом все время мечтали атомщики – и они этого добились. Там хоть и говорятся какие-то хорошие слова насчет участия органов местного самоуправления и местных органов, насчет распределения полномочий, но на самом деле органам, которые по закону распоряжаются землей, отведена в этом законе ничтожная роль, и они не могут реально повлиять на размещение пунктов захоронения отходов, – полагает Алексей Яблоков.

Против закона в его нынешнем виде – Гринпис России. Говорит руководитель энергетического отдела движения Владимир Чупров:

– Принятие этого закона – доказательство и пример того, что "Росатом" – это закрытое, секретное образование, фактически государство в государстве, которое втайне, скрытно от общества проводит важнейшие национальные законы. Там будет национальный оператор, у которого фактически нет никакой ответственности. Закон о деньгах, а не о технологиях. Разрешается закачка жидких радиоактивных отходов под землю. В мировой практике это нонсенс! Когда-то это делали Штаты, но отказались, сейчас они рекультивируют то, что у себя закачали. "Росатом" делает это своей основной технологией, потому что избавиться от тех объемов жидких отходов, которые производят атомные станции, они не могут. Закон в принципе ничего не меняет в ситуации обращения с радиоактивными отходами, он просто перераспределяет финансовые потоки. То есть "Росатом" просто "вырыл" себе очередную "канавку" денежных знаков для того, чтобы под прикрытием этого закона получать дополнительные деньги, – считает Владимир Чупров.

Игорь Линге, один из инициаторов закона, признает, что в вопросе о размещении новых могильников предвидятся проблемы:

– Есть закон об использовании атомной энергии, есть правила размещения объектов, есть мнение общественности, которое учитывается. Я вижу здесь у нас колоссальные проблемы. На их решение уйдет большая часть усилий. В других странах их решают немножко в другом формате – учитывается мнение небольшого количества населения, которое проживает рядом со всем и которое можно как-то заинтересовать. А у нас принципиальное решение дает субъект.

А вот вопрос с закачкой жидких радиоактивных отходов в землю в специально отведенных местах – уже решенный, напоминает Игорь Линге. Как и вопрос о том, кому платить за атомное прошлое:

– Есть четыре полигона. Есть вариант – разрешить их делать много. Но это запрещено. Следующий вариант – прекратить закачивать отходы завтра. Это сущая бессмыслица, поскольку обслуживать и мониторить их нужно очень долго. Государство устанавливало правила, по которым работали предприятия. Им было сказано: "безопасно размещайте", но не "захоранивайте" – такого слова не было. За это отвечает государство. Большая часть отходов – это оборонные программы. Во всем мире с прошлым разбирается государство. На мой взгляд, было бы безумно несправедливым обращать эти требования на сегодняшние коллективы, тем более много есть изысканных ситуаций. Например, на Курской атомной станции одно из хранилищ забито отходами с Чернобыльской атомной станции. Почему Курская станция должна платить за эти отходы? Это было решение государства, Советского Союза.

В вопросе о том, кому платить за наследство с Игорем Линге солидарен вице-президент Российского зеленого креста Михаил Рылов – но опять с оговоркой:

– Если это наследство у предприятия, оно, как миленькое, заплатит. А если, например, ядерный взрыв в мирных целях проводился по заказу министерства геологии в интересах сейсмозондирования, и получился выброс? Кто должен платить за уборку "грязи"? Конечно, государство. И слава богу, что оно будет с нас собирать деньги, лишь бы не разворовывало, – считает Михаил Рылов.

Эксперты отмечают, что с начала советского "атомного проекта" в стране накоплено более 500 тысяч тонн радиоактивных отходов, которые должны быть захоронены.
XS
SM
MD
LG