Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Андрей Луговой утверждает, что сотрудничает с британским правосудием


Андрей Луговой

Андрей Луговой

Ирина Лагунина: Депутат Государственной Думы Андрей Луговой, подозреваемый британскими следственными органами в убийстве бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко в Лондоне в ноябре 2006 года, рассказал недавно в интервью различным российским изданиям, что сотрудничает с британским правосудием. Однако, по словам автора книги об убийстве Литвиненко «Саша, Володя, Борис» Александра Гольдфарба, эти заявления не соответствуют действительности. С Александром Гольдфарбом беседовал Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Александр, недавно произошел всплеск активности г-на Лугового, и я хочу с вами обсудить его заявления и степень их соответствия реальному положению вещей. Но прежде всего о том, в связи с чем он сделал свои заявления.
В начале этого месяца в Москве находился в рамках подготовки визита премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона, который планируется в сентябре, британский министр по делам Европы Дэвид Лидингтон. Он сделал заявление, которое все без исключения российские средства информации опубликовали, насколько я понимаю, в искаженном виде. А может, министр неудачно выразился.
Цитирую Интерфакс: «Обсуждение вопроса об упрощении визового режима между Россией и Великобританией станет возможно только после того, как Андрей Луговой будет признан виновным в убийстве Александра Литвиненко... Министр подчеркнул, что доказательств причастности Лугового к убийству Литвиненко достаточно. Судить Лугового должны на территории Великобритании, где было совершено преступление. Лидингсон также напомнил, что диалог об облегчении визового режима с российской стороной был прекращен в ответ на отказ российских властей экстрадировать Лугового».
Агентство РБК: «Великобритания не намерена обсуждать вопрос об упрощении визового режима с Россией до тех пор, пока депутат Госдумы РФ Андрей Луговой не будет признан виновным в убийстве Александра Литвиненко».
«Московский комсомолец», заголовок: «Россиян не пускают в Англию из-за Лугового».
«Взгляд», ответ министра иностранных дел России Сергея Лаврова на британский ультиматум, как сказано в заметке: «Москва считает неместной попытку Лондона увязать переговоры об облегчении визового режима с делом Лугового». И далее: «Если требования заключаются в том, чтобы признать вину Лугового, то выдвигать что-то подобноен до того, как суд завершил расследование и вынес приговор, некорректно как минимум».
Прямо ответ Керзону.
Здесь произошла явная подмена понятий. Заявление министра Лидингтона совпало с задержками в выдаче виз – лето, отпускной сезон, консульство не справляется. В зеркале российской прессы ситуация выглядит так, что британцы мстят российским гражданам за отказ в экстрадиции Лугового, причем они решили сделать это через несколько лет после отказа. На самом деле визовые санкции в связи с делом Лугового коснулись, насколько мне известно, не всех граждан России, а особенных, а именно – сотрудников ФСБ. Это верно?

Александр Гольдфарб: Да. Насколько я помню, когда вводили эти санкции, они ограничивались исключительно чиновниками, то есть обладателями официальных паспортов, а не общегражданских. И сложности заключались в том, что им давали вместо многократных разовые визы. По-моему, даже было опровержение недавно британского МИДа, что санкции на сотрудничество с ФСБ и на ужесточение визового режима для чиновников никак не отражаются на простых гражданах. И я думаю, что эти вещи совершенно не связаны. Так что здесь есть некоторая истерия, которая раздувается искусственно для того, чтобы создать из Англии образ врага. Хотя Великобритания всего лишь хочет выдачу человека, обвиненного в убийстве английского гражданина и в использовании радиоактивного вещества там. Она не может этого не делать. Более того, я считаю, что Англия могла бы и пожестче в данном вопросе себя вести. По-моему, они ведут себя минимально, так, как требуют английские законы.

Владимир Абаринов: Ну а вторая подмена – это фраза о том, что Лондон требует от Москвы признать Лугового виновным в убийстве Литвиненко. Разумеется, до суда он невиновен, и никто этого от Москвы не требует.

Александр Гольдфарб: Это вообще исходит из заголовков, которые пишут редактора. Если внимательно почитать то, что говорят англичане, они не откажутся от запроса на выдачу Лугового и не откажутся от того, чтобы суд над ним по обвинению в убийстве состоялся в Великобритании. Это то, что они должны делать по своим собственным законам.

Владимир Абаринов: Теперь посмотрим, что же Андрей Луговой ответил британскому министру. Цитирую: «Иным словом, как дикий бред, это заявление назвать нельзя», «У них в натуре британской торговаться», «Представители британского правительства беспардонно, нагло, цинично, по-ублюдски врут» ну и так далее. А во-вторых, в своих многочисленных интервью г-н Луговой утверждает, что он, оказывается, давно сотрудничает с британским правосудием, что к нему в Москву приезжали представители этого правосудия, и он дал им показания, а если надо, то он даст и в британском суде. Правда, при ближайшем рассмотрении выясняется, - он говорит об этом в интервью «Российской газете» - что эти представители – это его адвокаты, представители адвокатской конторы, с которой он заключил контракт, и что показания он давал не по делу Литвиненко, а по делу о покушении на Бориса Березовского, которое Луговой увязывает с убийством Литвиненко. Что вы можете сказать по этому поводу? Что это за дело о покушении, действительно ли в нем фигурируют показания Лугового?

Александр Гольдфарб: Во-первых, я хочу сказать, что Андрей Луговой на протяжении всех этих лет до сегодняшнего дня ведет совершенно обдуманную политику о том, чтобы всячески подчеркивать важность своей персоны и этого дела, чтобы оно не уходило в небытие. Поэтому пристегивается к любым новостным поводам, чтобы делать какое-то заявление. Связано это, как я считаю, с тем, что если про него забудут и, не дай бог, не переизберут в думу и он не будет на виду, то его может ждать участь любого нежелательного свидетеля или исполнителя преступления, а именно удар по голове в темном переулке. Второе: я могу вам точно совершенно сказать, что никакие представители британского правосудия в смысле официальных структур, типа полиции или прокуратуры в Россию не ездили, с Луговым не говорили. Последний раз это было, когда они приезжали сразу после убийства, в конце 2006, по-моему, начале 2007 года. С тех пор никаких контактов с Луговым нет, да и не может быть после того, как против него были выдвинуты обвинения. Контакты могут быть – арест, наручники и суд. Они не могут даже его допрашивать, насколько я понимаю. Если он говорит, что он давал какие-то показания каким-то англичанам, то скорее всего это какая-то частная адвокатская контора, представляющая либо его, либо кого-то еще, например, РТР, против которой Березовский судился. Или Абрамовича, против которого Березовский судится. И вот он мог дать показания в этих гражданских исках каким-то британским адвокатам, которым кто-то за это заплатил. Еще раз повторяю, ни о каких контактах Лугового с британскими правоохранительными структурами сейчас не может быть и речи. Это я знаю доподлинно, потому что мы в контакте с полицией, они нам все говорят.
Третье: дело о так называемом покушении на Березовского. Речь идет о передаче телекомпании РТР "Планета", которая интервьюировала жителя Лондона по имени Владимир Терлюк, в котором выдвигалась версия, что Литвиненко убили по приказу Березовского, потому что Литвиненко якобы собирался Березовского в чем-то разоблачить. После того, как была озвучена эта программа, Березовский подал в суд на Терлюка и РТР в английский суд, в прошлом году выиграл дело. То есть британский суд постановил, что РТР и Терлюк оклеветали Березовского и должны заплатить ему за это компенсацию. Сейчас начинаются слушания апелляции проигравшей стороны по этому решению. Может быть именно это дело имел Луговой в виду, когда он говорил, что давал кому-то показания на английском языке. Вот все, что я могу сказать.

Владимир Абаринов: Надо сказать, что Луговой много раз менял свою версию убийства. Он говорил, например, что его убили британские спецслужбы, фигурировала русская мафия в Испании, обвинял он раньше и Березовского, но мотивы были другие.

Александр Гольдфарб: Версия Лугового не имеет никакого значения. Это человек, обвиненный в убийстве очень серьезными полицейскими и прокурорскими органами. И все, что он говорит, нужно воспринимать именно в этом контексте.

Владимир Абаринов: Александр Литвиненко умер 24 ноября 2006 года. Премьер-министром Великобритании тогда был Тони Блэр. Потом премьером стал Гордон Браун. Сейчас у власти уже третий кабинет, Дэвида Кэмерона. Меняется ли позиция британского правительства по делу Литвиненко в связи со сменой лиц, стоящих у власти? И чего вы ждете от предстоящего визита Кэмерона в Москву?

Александр Гольдфарб: Британское правительство заняло некую, я бы сказал, среднюю позицию между тем, что хотелось бы нам, друзьям, родственникам Литвиненко от них видеть, мы хотели бы видеть более жесткую позицию в отношении России и в первую очередь признания того факта, что это убийство не обычное уголовное преступление, которое совершил господин Луговой, а это акт государственного терроризма. Вот этого англичане, к сожалению, официально не говорят, хотя в частном порядке они это признают. И в этом контексте позиция Кэмерона, Блэра и Гордона Брауна не изменилась, но они не делают того шага, который сделал, например, американский конгресс или который делают официальные лица в частных телеграммах, которые опубликовал WikiLeaks, в которых говорят, что без ведома Путина и без участия российского государства этот теракт не мог бы произойти. Вот здесь бы хотелось, конечно, чтобы британцы вели себя пожестче. Но они этого не делают по понятным причинам.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG