Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что изменилось в западноукраинских СМИ после прихода к власти Виктора Януковича


Виталий Портников: Как меняется ситуация в медиапространстве – это тема не только столичная, это тема и региональная. Мы немало говорим о том, как политические события в Москве влияют на ситуацию в российских регионах, обращаемся и к ситуации в регионах Украины. Совсем недавно мы обсуждали крымские события. А сегодня поговорим об одном из наиболее сложных регионов страны – о Западной Украине.
В Киевской студии – гость из Львова, вице-президент общественной организации «Свобода слова» и один из основателей интернет-издания «Vlaskor.net» Тарас Яценко. А на связи с нами - обозреватель газеты «Галицкий корреспондент» Богдан Скаврон, он в Ивано-Франковске.
Первый мой вопрос связан с изменением общей ситуации. Можно предположить, что в период 2004-2010 годов то, что передавали центральные, киевские средства массовой информации, так или иначе было понятно и созвучно настроениям многих жителей западных областей Украины. А с 2010 года киевские средства массовой информации взяли решительный крен в другую сторону. Вопрос даже не в том, что взят крен в сторону других регионов страны, а в сторону от действительности. Любой, кто посмотрит сейчас «Новости» телевизионного канала «Интер», контролируемого одним из ближайших соратников Виктора Януковича, главой Службы безопасности Украины Валерием Хорошковским, увидит, что «Новости» на этом телевизионном канале похожи на московскую программу «Время», как будто их делал один и тот же телевизионный режиссер. И с точки зрения правдивости то, что сообщает этот телеканал, точно так же напоминает российское телевидение. Но в России есть некая однотонность восприятия региональная. Западноукраинские регионы никогда не голосовали за Януковича, никогда не голосовали за Партию регионов. Эти политические силы, политический лидер - аутсайдеры в этих областях. Как тогда люди относятся к этой информации? Или они читают региональные газеты, смотрят региональное телевидение? Тарас, как это происходит?

Тарас Яценко: Действительно, все то, что ретранслировалось в 2004-2010 годы из Киева, очень сильно воспринималось западноукраинскими СМИ, в том числе и реципиентами этой информации. И самыми главными новостями для львовян всегда были новости из Киева, которые ретранслировали национальные СМИ. Но в последнее время ситуация изменилась: львовян и жителей Западной Украины больше интересует то, что происходит у них в регионе. Конечно, СМИ должны на это реагировать. И многие СМИ начали делать акцент на том, что делается на региональном уровне, немножко отходя от национальной темы. Можно сказать, они начали чуть-чуть в другую сторону смотреть, но, наверное, еще не полностью.

Виталий Портников: Богдан, для Ивано-Франковска информационная столица – это Киев или Львов?

Богдан Скаврон: Меня удивило, что западноукраинский регион – это сложный регион.

Виталий Портников: Сложный регион с точки зрения взаимоотношений с властью.

Богдан Скаврон: С властью, да, особые отношения. В свое время, когда были выборы президента Кучмы, сначала вся Западная Украина голосовала против Кучмы, а на следующих выборах здесь он уже получил, по-моему, достаточно голосов. И в наше время, с приходом нового «старого» губернатора в Ивано-Франковской области, который был во времена Кучмы, он возвратился опять, он гарантирует в ближайшее время Януковичу 70% в Ивано-Франковской области. Да, это особенный регион. Но Киев никогда не был информационной столицей для Ивано-Франковска и области. Информационной столицей был Львов. Всегда была надежда на то, что во Львов приедут хлопцы, которые сделают все, что надо, все решат. То есть это был «старший брат» для Ивано-Франковска. И такое ощущение всегда остается.
А особенности в массмедийном плане состоят в том, что в Западноукраинском регионе плохо приживаются русскоязычные средства массовой информации. Все-таки для большинства населения родной язык – украинский, поэтому украиноговорящие средства массовой информации здесь более популярны. Львов и теперь остается информационной столицей. Да, центральные новости слушают, но они не играют большой роли. Но это мое мнение как наблюдателя.

Тарас Яценко: Наш коллега из Ивано-Франковска прав, регион трудный. Но если говорить о трудном регионе в отношениях с властью, то это во Львове не так касается исполнительной власти, как, может быть, облсоветов. Действительно, наш регион и три западноукраинские области сейчас имеют особенность, где большинство у оппозиционной партии «Свобода». Но в контексте исполнительной власти я бы не сказал, что очень трудный регион. А в контексте журналистики, даже если говорить о Крыме, то мы сейчас имеем общие проекты медийные с Крымом, и там намного сложнее ситуация. Я бы сказал, что Львов, в нашем восприятии, намного спокойнее того, что мы видим в Крыму. Просто медийная картинка не всегда отображает действительность во Львове.

Виталий Портников: Богдан, вы говорили о том, что не приживаются русскоязычные средства массовой информации на Западной Украине. Это с точки зрения языковой, культурной ориентации логично. Но есть еще вопрос экономической ориентации. Русскоязычные средства массовой информации в масштабе страны намного сильнее, мощнее, чем украиноязычные. И очень часто конкуренция, прежде всего, тех средств массовой информации, которые учреждаются даже российскими концернами, филиалами российских изданий и так далее, ее не выдерживают именно по этому поводу. Я сейчас говорю даже не о политической информации, а чисто о социальной, культурной. Удается ли в этой ситуации западноукраинским СМИ, региональным, локализированным, как-то экономически существовать в нынешних условиях? Это ведь главный вопрос.

Богдан Скаврон: На Западной Украине есть пример достаточно успешного бизнес-предприятия – это львовская газета «Экспресс». Это украиноязычная газета, которая выходит, по-моему, с 1993 года. Я некоторое время там работал. Сейчас общий тираж этой газеты – 0,5 миллиона, она распространяется практически всюду по Западной Украине. Это одна из самых читаемых газет. Конечно, это массовая пресса, то есть это газета, не формирующая общественное мнение, она удовлетворяет информационный голод на уровне людей, которые не имеют доступа к Интернету. Для людей, которые ориентируются на какой-то анализ, существуют проекты, которые себя заявляют как бизнес-проекты, но они во многом зависят от учредителей, от владельцев этих средств массовой информации. Быть качественной прессой в условиях Западной Украины довольно сложно. Нужно искать золотую середину, но, по-моему, она не найдена никем.

Тарас Яценко: Недавно в Западной Украине начали появляться новые СМИ, больше в области телевидения и радио. И есть местный телеканал «ZIK», который, по последним исследованиям, от 9 до 11 вечера побил во Львове рекорд, даже по сравнению с «Интером» и каким-то другим иностранным телеканалом. У них есть уникальный продукт – программа «Кто здесь живет?» - это журналистское расследование. Их смотрят вечером каждую среду больше, чем смотрят телеканал «Интер».

Виталий Портников: Ведь на Западной Украине есть своя партия власти, и это не Партия регионов, это Всеукраинское объединение «Свобода», которое возглавляет один из лидеров украинской оппозиции радикальной Олег Тягнибок. Эта партия контролирует и областные Советы в Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областях, и большую часть мэрских должностей в этом регионе. Мы прекрасно видим, как Партия регионов влияет на средства массовой информации там, где она имеет эту возможность – почти по всей стране. А «Свобода» остается хранителем свободных СМИ на Западе Украины, Тарас?

Тарас Яценко: Это, наверное, зависит от темы все-таки. По крайней мере, каких-то радикальных изменений в отношениях со СМИ не видно. Некоторые журналисты, конечно, говорят о том, что они не очень довольны сотрудничеством с сегодняшней провластной партией в Западной Украине, но я бы не сказал, что это какая-то категорическая проблема. Пока не видно такой же линии, которой придерживается провластная партия на национальном уровне.

Виталий Портников: Богдан, как вы считаете, ощущают журналисты давление со стороны «Свободы»?

Богдан Скаврон: Для «Свободы» победа на прошлых выборах местных стала несколько неожиданной. Пришли совершенно молодые люди в Городской совет. В Областной совет – чуть постарше, поопытнее. Но если посмотреть по Ивано-Франковскому городскому совету, пришли молодые, почти со школьной скамьи люди, которые еще не научились ориентироваться в общественно-политической ситуации, как их старшие, более опытные политические конкуренты. Объяснить феномен «Свободы» можно только особенным настроением общественным в Западной Украине. Большинству жителей Западной Украины все-таки близка та риторика, с которой общаются с народом лидеры «Свободы». Это те слова, которые говорились и 20 лет назад, когда только начиналась украинская независимость. И люди старшего возраста ностальгируют по тем временам, когда это все начиналось, когда шло это движение. И теперешняя молодежь, вроде бы, подтягивается к этому, ну, на уровне каких-то общих идей. То же можно отнести и к авторам, которые присутствуют в средствах массовой информации в Западной Украине. У них схожие идеи, они чувствуют какую-то близость с идеологией этой партии. Фактически это одна из немногих партий в Украине, у которой есть хоть что-то от идеологии. И такая связь, вроде бы, существует. Но когда речь идет о хозяйственных вещах, об экономике, об обустройстве общественной жизни, вот тут у политиков не хватает опыта, а у журналистов есть свое мнение по этому поводу. И «Свобода», которая, на первый взгляд, действительно является партией власти, влияния не оказывает. Они еще учатся, в том числе и общению со СМИ. Еще нет крепкой связи.

Виталий Портников: А учатся плохому или хорошему?

Богдан Скаврон: Учатся по-разному. Иногда у них что-то получается, а иногда – нет. Это как в школе: есть «двойки» и «пятерки».

Тарас Яценко: Но часто учатся не совсем хорошо. Особенность «Свободы» сейчас в том, что они практически всю свою деятельность, все свои заявления не столько ориентируют на свой электорат, на людей, как на СМИ. Очень часто эти заявления под собой не несут никакого бэкграунда, но им нужно что-то заявить очень сильно и громко, и мы это видели в последнее время – и это та особенность, которая отличает их от других в отношении сотрудничества со СМИ.

Виталий Портников: Тут важно понять, в какую сторону будет развиваться ситуация. Ведь для Партии регионов очень выгодно, чтобы «Свобода» ругалась с западноукраинскими СМИ: «Вот видите, это никакая не оппозиция. Мы тут защищаем свободу слова, а они не дают ее защищать». Это тоже возможное отношение к происходящему.

Тарас Яценко: Здесь очень важно, чтобы журналисты были к этому готовы, чтобы они больше были осведомлены обо всех явлениях, чтобы они были больше подкованы, чтобы было больше профессионализма, особенно в отношениях с провластной партией в Западной Украине.

Виталий Портников: Ведь тут же очень сложно понять, насколько журналисты готовы с пониманием отнестись к учебе «Свободы». Очевидно, тут могут возникать шероховатости.

Богдан Скаврон: Конечно. Но есть еще такой момент, все-таки журналисты ощущают власть по той вертикали, которая построена по президентской линии, то есть по линии президента, областной, районной администрации. Там, где «Свобода» получила преимущества, - это областные, городские, районные Советы. Но это власть, которая многого не решает, чтобы совершать какие-то действия в отношении средств массовой информации. Поэтому журналисты и политики от «Свободы» на параллельных курсах существуют, кое-где реагируя на какие-то заявления политиков, которые иногда выглядят несколько смешно. Но это опять из опыта Ивано-Франковска. Это еще молодые люди, которые набираются опыта, и на них смотрят пока так: учитесь, посмотрим, что будет. Но они получили какой-то кредит доверия, и сейчас у них есть время, чтобы этот кредит оправдать. Год пройдет – посмотрим.

Тарас Яценко: Хотя и остаются облсоветы больше рупором, нежели властным органом, но облсоветы все-таки на многое могут влиять, не только заниматься гавканьем, а есть какие-то экономические вопросы. Во Львове «Свобода» имеет и председателя облсовета, и председателя Бюджетной комиссии в облсовете. И здесь задача журналистов – отслеживать не только заявления идеологические, на которые большинство журналистов ведется, к сожалению, но очень скрупулезно следить за экономическими изменениями в регионе и контролировать.

Виталий Портников: Это очень важный вопрос, который касается не только западноукраинской прессы, он касается прессы вообще и медиапространства, которое до сих пор не ощущает необходимости контроля над текущими действиями властей. А потом граждане удивляются, что журналисты им что-то не рассказали, что главным моментом диалога с обществом является некая сенсация, а не текущая деятельность политиков. За политиками смотрят как за футбольными игроками, а не как за реально действующими чиновниками.
Очень важной частью медиапространства западноукраинского является то, что мы назовем «историческая информация». Жителей центра и востока страны совершенно не интересуют вопросы Украинской повстанческой армии, Степана Бандеры, Романа Шухевича, что происходило в регионе в период 30-40-ых годов. Скорее, центральные и восточноукраинские СМИ реагируют на какое-то политическое движение, на какое-то действие, на какую-то публикацию во Львове или еще где-то. То, что является для жителей Львова современностью, то для жителей Киева или Донецка является каким-то далеким и не очень интересным прошлым.

Тарас Яценко: Может быть, да. Во Львове существует много разных проектов, которые на это направлены. На «Zaxid.net», главном ресурсе Западной Украины, есть много отдельных тем, которые занимаются тем, что поднимают вопросы истории, и очень часто это делается на довольно профессиональном уровне. Возможно, потому, что собралось много историков в Западной Украине, или вышли из Западной Украины, которые живут этим, они хотят это донести. Но здесь какие-то разногласия возникают. Я думаю, в Крыму тоже интересуются историей, но в другом ракурсе. Конечно, там история УПА никому не будет интересна. Но если смотреть на отзывы читателей материалов исторических, то очень часто это русскоязычные люди из Киева, даже из Восточной Украины.

Виталий Портников: Недавно я проводил политклуб в Ивано-Франковске, мы дискутировали о происходящем в регионе. И историческая тема заняла достаточно важное место. Отказываться ли от разговора на исторические темы и искать какой-то компромисс с жителями тех регионов страны, у которых другие исторические взгляды, или не отказываться, - это до сих пор актуальный вопрос для Львова, для Ивано-Франковска, для Тернополя.

Богдан Скаврон: Мне кажется, что в Ивано-Франковске, во Львове, вообще на Западной Украине сейчас больше людей, которые считают себя носителями той традиции, которые взяли на себя это бремя и несут его. Но если копнуть поглубже, то неожиданно окажется, что и среди диссидентов советских большое количество людей из Восточной Украины – Черновол, Стус. А если еще поглубже – Дмитрий Донцов, родоначальник национализма, русский по национальности. И говорить, что эта тема рождена Галичиной и галичанами, несколько несправедливо и неправильно. Есть люди, которые воспринимают, они реципиенты, они эти идеи приняли и их несут. И этот же контекст объясняет феномен «Свободы», выигрыша этой партии на местных выборах. В обществе существует еще такая идея, такая идеология.

Виталий Портников: Комментарий Владимира с «Facebook»: «Западные области Украины особенно восприимчивы, поскольку на этой территории достаточно ярко чувствуется сплоченность населения относительно национальной идеи. Это пример для Украины. Тогда у страны есть шанс развиваться в направлении цивилизованного европейского общества, независимо от того, русинами эти люди считают себя или украинцами, поскольку все они – граждане одной страны». Но вопрос в том, что такое национальная идея для жителей Украины в целом. Есть же разное понимание национальной идеи.

Тарас Яценко: Конечно. Я думаю, что во Львове, в Ивано-Франковске вы найдете очень много людей, которые представляют элиту, интеллигенцию, у которых будет разное понимание национальной идеи. И много кто по этому поводу в последнее время высказывался, но я не думаю, что те идеалы, которые пропагандируют некоторые радикальные, националистические партии в Западной Украине, - это то, что объединит, что построит национальную идею в Украине. Должен быть здравый патриотизм. И в Западной Украине можно найти очень много людей, которые придерживаются ультрапатриотических взглядов. И есть много людей, которые прагматические патриоты, которые понимают, что независимо от того, разговаривает ли человек на русском, на украинском, на польском, надо находить понимание.

Виталий Портников: Богдан, а что для вас «прагматический патриотизм»?

Богдан Скаврон: Что касается национальной идеи. Мне кажется, что за 20 лет независимости уже можно было бы лучшим умам государства эту тему сформировать, хотя бы какими-то пунктами обозначить. Национальная идея должна заключаться в том, чтобы человек, который живет в Украине, независимо от того, на каком языке он говорит, он с уважением бы относился к украинской истории, к украинской культуре, к украинскому флагу, к другим государственным символам. Желательно знать государственный язык. Есть примеры многих стран, где поднятие флага – это большая честь, это гордость за свою страну. И эту гордость нужно продвигать, а продвигать ее должен необязательно президент или какие-то чиновники, это должны делать люди, которые населяют эту страну.

Виталий Портников: Но все это возможно только в том случае, если люди договорятся о том, чем они гордятся. Если одни гордятся Украинской повстанческой армией, а другие гордятся теми, кто эту Украинскую повстанческую армию расстреливал в лесах...

Богдан Скаврон: Тогда нужно гордиться казаками.

Виталий Портников: А гордиться казаками непросто, потому что это средневековая история, с пожарами, убийствами, уничтожением женщин и детей в колодцах...

Богдан Скаврон: Но мы же читали «Три мушкетера» Дюма, а там тоже что творилось...

Виталий Портников: Но этим никто не гордился. Во Франции не гордятся этим моментом, там гордятся людьми. Как только мы отходим к Средневековью, сразу начинается вопрос – гордиться этим или нет. И это действительно проблема.

Тарас Яценко: Если я не ошибаюсь, как говорил когда-то наш известный певец Святослав Вакарчук: Украине нужны свои Вашингтоны.

Виталий Портников: Это Тарас Шевченко говорил до Вакарчука.

Тарас Яценко: И надо объединяться, но вокруг чего-то общего, нужны общие герои. Тот же украинский язык, флаг...

Виталий Портников: Он не разъединяет, конечно.

Тарас Яценко: Но это означает, что каждый на Украине должен быть горд этим. Последний пример. Я поднимался на гору Кременец, которая находится на границе трех стран, в день, когда Венгрия передавала президентство в Европейском союзе Польше. И была передача флага Евросоюза консулами от Венгрии до Польши. Были представители всех стран – Словакии, Украины, Венгрии, Польши, были из нашего МИДа люди. Но украинского флага там не было.

Виталий Портников: Но Украина – не член Евросоюза.

Тарас Яценко: Но это было на территории Украины.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG