Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Знаковое событие, то есть выходящее далеко за рамки текущей хроники и злобы дня, – это скандал в медийной империи Руперта Мердока. Чем бы он ни закончился, ясно одно: он не изменит характер современных медиа, а только еще раз подтвердит его, даже усилит.

Людям, не убежденным априорно в том, что Карфаген должен быть разрушен, а Мердок уничтожен (а именно того хочет либеральная пресса, то есть подавляющее большинство СМИ, ненавидящее "правого" Мердока), больше всего не нравилось как раз то, на чем он споткнулся, - включенность в его империю желтой прессы, так называемых таблоидов. "Мировые новости" - низкопробный таблоид. Казалось бы, столь солидной корпорации ни к чему эта дешевка, тем более что, как сказал сам Мердок, ее доля в общем балансе – менее одного процента. Да, таблоиды выгодны экономически, но дело тут не в деньгах. Желтая пресса – неотъемлемая часть современной культуры.

Об этом напомнил в "Нью-Йорк Таймс" от 20 июля Райан Линкофф в статье под названием "Почему нам нужны таблоиды". Это, оказывается, один из столпов демократической культуры, даже самой демократии. Сказано буквально следующее:

"Таблоиды существуют для того, чтобы преодолевать барьеры, разделяющие элиту и ординарных граждан. На обоих берегах Атлантики они делали именно это, играя фундаментальную роль в демократической культуре, особенно в обществах, характеризующихся напряжением между требованиями массового общества и устоями социального и экономического неравенства (…) В рамках заданных правил, вторжение в частную жизнь и обнародование соответствующей информации есть и скорее всего останется базовой чертой массовой культуры Запада".

Странно говорить о заданных рамках, когда тенденция состоит именно в преодолении всяких рамок и коли частная жизнь как раз и выводится за эти рамки. К тому же можно прибавить, что никакие правила не могут поспеть за развитием современной технологии, обгоняющей все заранее данные установления (вспомним дело Эссанжа). Но это всё-таки частность, а в статье Линкоффа говорится о главном: этой пищи требуют массы, а наличие и требования нынешних масс и есть коренная основа демократии.

Трюк тут в том, что элита уравнивается с массами не в порядке реального их существования, а в некоем иллюзорном плане. Так сказать, хлеб подменяется зрелищами. Понятно, что голодных в демократиях нет, хлеба хватает, но человек – такое существо, которое не может обходиться только необходимым, ему нужны и побрякушки, будь это хоть высокое искусство, хоть та же скандальная хроника. Высокого искусства сейчас нет, потому что нет для него "рынка", а на скандальную хронику спрос, то есть рынок, существует, и требуется его насыщать. Иллюзия поддерживается тем, что знание интимных подробностей из жизни богатых и знаменитых как бы вводит в их жизнь, уравнивает их с читателями таблоидов. Происходит ложное отождествление, и Эллочка-людоедка думает, что она и впрямь в одном ряду с наследницей Вандербильтов, а герцогиня Уэльская Диана и в самом деле "народная принцесса". Создается мощная мифотворческая система, работающая на стабилизацию общества. И коли при помощи таких трюков эта стабилизация укрепляется, то значит тому и быть, значит это позитивное явление в данной системе.

Интерес нынешней истории Мердока как раз в этом обнажении механизмов устройства и действия массового общества. Но пикантный ее поворот в том, что сам Мердок на одном из ее этапов выступил таким же персонажем желтой прессы: когда его жена Венди спасла его от покушения скандалиста, желавшего залепить ему в физиономию "пирогом" из пены для бритья. Она тут же стала героиней, заполнила собой YouTube и даже породила новый сленговый глагол из своего имени: теперь словом "венди" в интернете начали обозначать как раз подобные действия. И при этом резко возросли симпатии к самому Мердоку.

Так что в конечном счете скандалы идут на пользу богатым и знаменитым. Они всегда в выигрыше.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG