Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кому выгоден перенос даты президентских выборов на неделю раньше законного срока?



Владимир Кара-Мурза: Выборы президента Российской Федерации состоятся 4 марта 2012 года, а не 11 марта, как предполагалось ранее. Глава правительства Владимир Путин подписал распоряжение, в соответствии с которым выходной день перенесен с 11 марта 2012 года на 9 марта, пятницу, "в целях рационального использования работниками выходных и нерабочих праздничных дней". В соответствии с законом, выборы президента России должны проходить во второе воскресенье марта, то есть 11 марта 2012 года. А поскольку голосование в соответствии с законом должно состояться обязательно в выходной день, дата президентских выборов перенесена. В прежние годы в схожей ситуации когда Международный женский день приходился на четверг - 9 марта просто объявлялось выходным днем с последующим вычетом из отпуска и граждане отдыхали 4 дня подряд. На этот раз правительство поступило иначе. Таким образом, президентские выборы состоятся на неделю раньше предусмотренного законом срока. Официальная дата выборов назначается Советом федерации. Согласно закону о выборах, решение о назначении принимается не ранее, чем за 100 и не позднее, чем за 90 дней до дня голосования. Премьер Путин и президент Медведев не спешат разрушать президентскую интригу. Они призвали россиян потерпеть еще немного, прежде, чем решение о том, кто будет баллотироваться на пост президента, будет официально озвучено. О том, кому выгоден перенос даты президентских выборов на неделю раньше законного срока, в нашей программе мы беседуем с Сергеем Бабуриным, одним из лидеров Державного союза России, председателем российского Общенародного союза, бывшим депутатом Верховного совета и Государственной думы Российской Федерации и Иваном Стариковым, членом политбюро федерального политсовета движения "Солидарность", бывшим членом Совета федерации и депутатом Государственной думы. Является ли общественно-значимым вопросом назначение даты президентских выборов в стране?

Сергей Бабурин: Конечно, является. Тем более вы правильно изложили, что эта дата зафиксирована в федеральном законе. И менять эту дату можно только федеральным законом.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, мог ли Владимир Путин, кстати, сам не исключено, что заинтересованное лицо в этом вопросе, просто назначить 9 марта выходным и оставить 11 марта днем выборов президента?

Сергей Бабурин: Если честно, недельный срок туда или недельный обратно, на мой взгляд, погоды не делает ни для кого из кандидатов. Недельный срок слишком незначительный в сегодняшней нашей жизни. Я все же надеюсь, что дата будет определяться в соответствии с федеральным законом. Выходные дни могут меняться решениями правительства, а вот все же перенос даты президентских выборов – это серьезный юридический и политический факт.

Владимир Кара-Мурза: Имеет ли, по-вашему, значение каждая лишняя неделя избирательной кампании, особенно на ее финише?

Иван Стариков: Безусловно. Я бы здесь с Сергеем Николаевичем пооппонировал в двух аспектах. Я проецирую это решение, безусловно, оно должно быть оформлено законом, проецирую на свой собственный опыт, на три губернаторские кампании, понятно, это не президентские, но если реальная политическая конкуренция, реальная политическая борьба, то как раз этой недели всегда не хватает. Потому что в ходе активной избирательной кампании возникает множество возможностей, которые нужно реализовать. Многие возможности в ходе кампании исчезают. Это такая всегда подвижная живая ткань. Как правило, желание перенести выборы поближе означает, помните, этим часто пользовалась не так давно власть, в частности, когда существовали губернаторские выборы, губернаторы повсеместно назначали выборы за год, за два до окончания своих полномочий, неожиданно для оппозиции, для того, чтобы не дать оппозиции подготовиться. Для меня это сигнал, что скорее всего Кремль решил, что никакой конкуренции, борьбы не будет, поэтому можно этой неделей пожертвовать. С другой стороны, я думаю, что как раз после затяжных праздников, Женского дня, явка была бы существенно ниже, то есть 11 марта, чем 4. Поэтому власть, делая выборы неконкурентными, в то же время пытается повысить явку и таким образом подтвердить легитимность выборов президента Российской Федерации.

Владимир Кара-Мурза: Рой Медведев, писатель, историк, советский диссидент и бывший народный депутат СССР, констатирует незрелость традиций российской демократии.

Рой Медведев: Я не придаю этому слишком большое значение. В Америке существует такая традиция, по которой конституцию менять нельзя. Конституция была принята еще в 18 веке, и ни одного слова в этой конституции – это требование самой конституции, никто, ни один президент, ни одно правительство не может изменить. В конституцию можно принимать только поправки – поправка первая, поправка вторая, их там уже несколько десятков поправок, а конституцию изменить нельзя. Поэтому если в американской конституции записано, что выборы должны проходить, допустим, в первый вторник в октябре месяце, то никто даже буквы какой-нибудь изменить не может. а в Европе и в России, тем более на пространстве СНГ такая традиция просто не сложилась. И поэтому конституцию можно. Сколько у нас было советских конституций. То есть традиция еще не сложилась. Поэтому перенесение на неделю или на две недели, или досрочное объявление выборов, ничего такого серьезного за этим не стоит.

Владимир Кара-Мурза: Когда-то при президенте Ельцине выборы были летом в 91 году, в 96-м. Я знаю, что ваш Державный союз тоже собирается выставлять своего кандидата в президенты России. Должна ли быть ясность раз и навсегда, как в американской конституции, о том, когда в России президентские выборы?

Сергей Бабурин: Такая ясность необходима. С учетом опыта многих десятилетий, не надо забывать и период Советского Союза, наиболее оптимальным сроком выборов с точки зрения хозяйства, экономики – это всегда были и остаются февраль-март. Поэтому срок близок к правильному. Совершенно хочу согласиться, хотя в чем-то буду возражать, но согласиться со своим былым коллегой Иваном Стариковым, что возможный перенос преследовать должен, очевидно, по замыслу инициаторов попытку увеличить явку. Праздники мы давно не празднуем один день, нам как Новый год дают отмечать с наступления Нового года, так неделю. И конечно, после 8 марта 11 марта только единороссы пошли бы на выборы, и то в лице своих вождей. А 4-го может быть все-таки будет больше. Хотя у меня нет иллюзий, я крайне сомневаюсь, чтобы выборы у нас были честными, и чтобы кого-то из организаторов сильно интересовала явка. Итоги у нас давно подводятся до проведения избирательных кампаний.

Владимир Кара-Мурза: В чьих интересах, по-вашему, была бы низкая или более высокая явка на президентских выборах?

Иван Стариков: Мне кажется, что если никто из реальных оппозиционных кандидатов не будет зарегистрирован, то независимо от того, кто из нынешних тандемократов пойдет, Путин или Медведев, они оба будут заинтересованы, и тот, и другой, в максимальной явке. Всем очевидно, что легитимность нынешней власти, мягко говоря, вызывает большие сомнения. Прекрасно это понимают и в Белом доме, и в Кремле. Поэтому очевидно желание повысить явку и таким образом приобрести какую-то легитимность. Если же паче чаяния случится чудо и оба наших тандемократа или наш дуумвират решит принять участие в президентских выборах, то тогда перенос выборов на неделю может сыграть с ними злую шутку ровно по той же самой причине, о которой я говорил раньше. И тогда, если будет реальная политическая конкуренция или появится третья сила, а я в 2000 году, напомню, баллотировался на пост губернатора Новосибирской области, тогда мы вышли во второй тур вместе с мэром Новосибирска Виктором Толоконским, выбив на первом этапе, я думаю, последние конкурентные выборы были региональные губернаторского, действующего губернатора, ныне покойного Виталия Муху. Так вот, тогда сначала мою победу объявили, через два или полтора часа объявили победу Толоконского с чуть более процентом перевесом. Если появится некая третья сила, причем может быть даже как я был в 2000 году, никто всерьез не воспринимал меня, хотя я замминистра экономики был, если появится третья сила, поскольку оба наших уважаемых руководителя изрядно поднадоели населению, то тогда ситуация может пойти по совершенно непредсказуемому образцу, и тогда может третья сила победить кого-то из нынешних и выйти во второй тур. И тогда мы можем стать свидетелями смены власти в России. Но еще раз подчеркиваю, это весьма далекие от реальности. Но, впрочем, события последних 12 месяцев показывают, что ничего невероятного нет.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Станислав Белковский оценил джентльменское поведение Кремля.

Станислав Белковский: В России просто более гибкое законодательство, регулирующее даты выборов различного уровня. В данном случае, я думаю, что Кремль ведет себя абсолютно грамотно и оправданно, потому что он хочет, чтобы Международный женский день в 2012 году проходил под знаком уже избранного президента. Потому что заставлять слабый пол нервничать относительно того, кто станет президентом Российской Федерации, было бы просто неблагородно. Поэтому, я считаю, что российская власть повела себя по-мужски, чего, к сожалению, в последние 12 лет она делает нечасто.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.

Слушатель: Здравствуйте. Очень хорошие оппозиционеры сегодня в студии, я бы хотел спросить: вот этот фронт единоросский сделан, в этом фронте Чубайс и Абрамович. Были заградотряды на фронте - это те люди, которые советских людей расстреливали, в спину стреляли. Так вот Чубайс с Абрамович, они заградотрядовцами, либо смершевцами работают? Юрист, господин Бабурин, я бы хотел спросить его: вы понимаете, вы начали говорить и сказали, что какая-то нелегитимность есть в том, что переносится взад-вперед. Это же сделано для того, это же шулеры, избирательные шулеры, Путин и "Единая Россия". Если они проиграют, то они возьмут и скажут – ошибка вышла, и опротестуют результаты выборов. Например, Зюганов победит или Миронов, "Справедливая Россия", они скажут: ой, и опротестуют результаты выборов. Мне кажется, это сделано для этого.

Сергей Бабурин: Я хотел бы сказать, прежде всего, опасения, что перенос возможный сроков выборов или даты выборов будет основанием для опротестования результатов – это опасение беспочвенное. Более того, я не соглашусь с Иваном Стариковым, что это ущемляет избирательную кампанию кого-либо из кандидатов, сокращая сроки. Это не сокращает сроков избирательной кампании, потому что все сроки будут отсчитываться от того дня, когда будет назначен день голосования. Поэтому просто она начнется раньше на неделю. Меня беспокоит другое. Пока перенесен выходной, но не перенесены выборы, просто сделан вывод: раз выходного не будет, то и выборов не будет. Я огорчен тем, что наша власть нынешняя очень многие вещи делает с абсолютным юридическим нигилизмом, не обращая внимания ни на конституцию, ни на законодательство. Возьмите: захотелось менять границы Москвы, что, стали спрашивать субъекты федерации, которые должны согласие дать на изменение границ. Не губернаторы, которые сейчас под каблуком соответствующих управлений администрации, а субъекты федерации, никто даже не спросил. И вот здесь, я надеюсь, пока еще нарушения закона не произошло.
Но я надеюсь, что будут аккуратно работать и в Государственной думе, и в Совете федерации, и особенно хозяева тех, кто голосуют, в администрации президента. Пусть они хоть соблюдают закон в этих элементарных вещах. Надежда такая есть, но к сожалению, нет уверенности. И в чем я хочу, я прошу прощения, повторю мысль нашего участника дискуссии господина Старикова, вариант с третьим путем, с третьим кандидатом, на мой взгляд, становится все реальнее. Потому что общество устает от того, что его игнорируют напрочь, говорят, что мы вас осчастливим новым спикером Совета федерации, не спрашивая ни избирателей, ни членов Совета федерации, мы вас осчастливим тем, тем. В конце концов, народ будет что-то решать или о нем можно забыть напрочь? Вот этот вопрос в эти президентские выборы, как и в думские, кстати, будет стоять очень остро. Потому что, на мой взгляд, кризис политической системы налицо, и он начнет проявляться с выборов в Государственную думу. Потому что очень многие люди абсолютно разуверились в этом механизме представления их интересов и даже не пойдут голосовать за будущий парламент.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, чего больше в поведении Кремля - политического нигилизма или пренебрежения воли избирателя?

Иван Стариков: Про волю избирателя Сергей Николаевич абсолютно прав, уже давно напрочь забыли, начиная с отмены губернаторских выборов и чудовищной деградацией избирательного законодательства по ряду направлений. Я не буду перечислять, начиная с порога явки, кончая отменой главы "против всех", закон о политических партиях и так далее. И я здесь соглашусь относительно выборов в Государственную думу. Ровно 90 дней будут разделять теперь выборы в Государственную думу 4 декабря и выборы президента России 4 марта. Понимаете, в чем проблема, вся эта затея, я смотрю судорожные метания с Объединенным народным фронтом, я сейчас скажу рабочую гипотезу, не дай бог, чтобы она подтвердилась или состоялась. Если в ближайшее время "Единая Россия" не соберет съезд, нельзя будет поменять название партии после того, как будет объявлено официально о начале избирательной кампании в Государственную думу, то вся эта затея с Объединенным народным фронтом пустая. Потому что избиратель, в основном туда записываются коллективы, понятно, как, соответственно, начальники подают заявление. И если Владимир Владимирович побывал на Магнитогорском металлургическом комбинате, с небольшим количеством людей встретился, скорее исключение. Так вот избиратель, зайдя на избирательную урну, увидит в списке "Единую Россию", он вспомнит ставшее клише в информационном поле, что это за партия, и соответственно он вспомнит все, что сделала эта партия за последние годы, в том числе с народным волеизъявлением. И я думаю, что тогда все усилия, попытки провести ребрендинг "Единой России" будут обнулены. И тогда "Единая Россия", показав плохие результаты, еще раз подчеркиваю, если не поменяет свое название на Объединенный народный фронт в ближайшее время, то тогда "Единая Россия" покажет весьма скромные результаты на парламентских выборах, я в этом убежден. И тогда ситуация может развиваться как раз по пути появления третьего кандидата.

Владимир Кара-Мурза: Андрей Богданов, бывший лидер Демократической партии России, кандидат в президенты на выборах 2008 года, считает, что времени для агитации за четыре года между выборами предостаточно.

Андрей Богданов: На этот вопрос можно по-разному посмотреть. Агитацией можно заниматься на следующий день после выборов президента. Прошли выборы президента, на следующий день любой кандидат, кто себя видит кандидатом в президенты, может вести агитацию, никаких проблем ни с законом, ни с чем не будет. Однако не знаю, почему, но в нашей стране как-то народ пассивно к этому относится. А кому выгодно переносить выборы на неделю раньше, на неделю позже, я не вижу здесь ничего такого предосудительного, что Путин или Медведев или еще кто-то под себя выстраивает законодательство, чтобы кому-то было проще или тяжелее выдвигаться, не думаю. В Америке, конечно, устоявшаяся демократия и переносить туда или сюда - это не то, что выгодно или невыгодно. Как перенести свой день рождения, в честь чего? Но мы пока учимся, наверное, когда-нибудь правители научатся, что день рождения переносить, наверное, неправильно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Федора.

Слушатель: Здравствуйте. Вот смотрите, то, что происходит сегодня: выступает господин Медведев, ни слова о том, в каком состоянии правоохранительная система, суды, выборы, пойдет на выборы, не пойдем. Он пытается звать страну в далекую архаику и главнейшим будет вопросом для нас выяснение вопроса, когда была создана в Киевской Руси, дата основания древней Руси. Это вершина безобразия, ничтожный стиль для руководителя такой большой страны, как Россия. У меня будет два вопроса. Первый: скажите, пожалуйста, откуда будет третий кандидат, от каких кланов он может идти. И как запомнится Медведев в нашей истории? Будет выдвигать Путин третьего кандидата или еще кто-то?

Владимир Кара-Мурза: Спросил радиослушатель, откуда может появиться представитель третьей силы, как по-вашему?

Сергей Бабурин: Сегодня назначенным этот человек просто не может возникнуть. Потому что Великая Смута, которая была 400 лет назад и продолжалась от царя Бориса до Лжедмитрия, она закончилась народным ополчением. И народная стихия назвала имя Минина и имя Пожарского, а потом Земский собор уже определял, кому быть царем. Что будет у нас - трудно сказать. Но в чем я абсолютно убежден – это то, что повторения прошлых сценариев не будет. И единственное, я Ивану Валентиновичу хочу сказать, может быть в чем-то даже, к сожалению, но смогут они и в августе, и в сентябре на съезде переименовать "Единую Россию" в Народный фронт. Потому что никаким законом не регламентируются сроки переименования партии. А уж то, что Министерство юстиции оформит это в тот же день, я думаю, мы с вами прекрасно понимаем. Я не исключаю, если вернуться к президентским выборам, что может возникнуть кандидатура, которая будет устраивать и левых, и правых, которые скажут: чума на оба дома, давайте поддержим этого человека. Посмотрим. Потому что слишком все сильно будет меняться осенью этого года.

Владимир Кара-Мурза: Владимир Буковский, бывший советский политзаключенный и незарегистрированный кандидат в президенты России на выборах 2008 года, считает, что премьер всегда находится заведомо в более выигрышной ситуации.

Владимир Буковский: Вообще ситуация, чтобы переносить эти вещи нельзя, потому что все должны рассчитывать свои силы. Для кого-то это выгодно, для кого-то невыгодно. Кто-то хочет раньше. В Британии, где я живу, здесь выборы премьер-министр может назначить в любой момент. У нас нельзя без выборов больше пяти лет – это да, но раньше провести выборы можно в любой момент. И это очень важное обстоятельство, оно помогает премьер-министру выбрать момент по конъюнктуре, который для него наиболее выгоден. Перенос сроков позволяет тому, кто это делает, найти наиболее выгодное время по каким-то причинам.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ростовской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос с комментарием к Ивану Старикову. Короткий период времени, когда российский народ, источник власти, превращается в электорат, назвали выборами. В сроках выборов ли дело? Может дело в том, что выбора нет. Нам предлагается выбирать или вождя с кагэбешным прошлым и преступным настоящим или его ставленника, кремлевского школьника. Другого не дано.

Иван Стариков: Я отчасти с вами согласен. Но что я хочу сказать, политика - вещь достаточно непредсказуемая. Поверьте мне, когда в ноябре прошлого года партия, назовем ее "Единый Египет" Хосни Мубарака, у нее другое длинное название, но аналог нашей партии власти "Единой России", набрала на парламентских выборах 80%, кто мог предположить, что уже 16 января спустя полтора месяца начнутся массовые выступления, а 29 января Хосни Мубарак сложит полномочия, и сейчас народ требует его казни. Поэтому тут, что называется, никогда не говори никогда, и появление третьей силы вполне возможно. С какого фланга будет сила, сейчас не могу сказать, но предполагаем, что партия "Правое дело" проходит в Государственную думу. По федеральному закону о выборах президента Российской Федерации парламентская партия, если она таковой станет 4 декабря, имеет право выдвинуть своего кандидата. И поверьте, появление на поле гонки президентской, допустим, Михаила Прохорова может абсолютно спутать все карты во всех отношениях.
Второй вариант, поверьте мне, тот же Сергей Миронов, если "Справедливая Россия" пройдет в парламент, человек, который много и безуспешно пытался быть коллаборационистом, мы помним его мантры, что мы против "Единой России", но мы за ее лидера Владимира Владимировича Путина, вряд ли будет повторять эти мантры и вполне может вмешаться в расклад, который есть. Поэтому нас ждут достаточно, как мне кажется, интересные времена. Это, с моей точки зрения, неплохо, потому что это единственный шанс для того, чтобы в России мирно произошла передача власти, еще раз подчеркиваю, независимо, правый политик станет или левый - это означает, что власть наконец приобретет легитимность, и это, с моей точки зрения, гарантия того, что Россия не развалится и не пойдет по пути египетских событий.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, ощущается ли желание Кремля отсечь нежелательных конкурентов уже на этапе парламентских выборов? Не дали зарегистрироваться целому ряду непримиримых оппозиционных организаций.

Сергей Бабурин: Я абсолютно убежден, что все будет делаться предварительно, и отсеиваться кандидаты, и отсеиваться партии. абсолютно убежден, что будут тащить за уши в Государственную думу новую партию во главе с Прохоровым и тем самым, поскольку они ничего не могут сделать против КПРФ, очень сильно подорвут позиции не только "Справедливой России", но и ЛДПР, а может быть и принесут ЛДПР в жертву новой либеральной партии. И конечно, просто это обязательно Прохорова заставят участвовать в выборах президента. Во-первых, пусть тратит свои деньги, а не те, которые будет выделять из бюджета штаб единого фронта, во-вторых, он даст ту палитру, которую необходимо показать всему миру - честные выборы, многообразные варианты. Победить ему не дадут и широких народных масс такой кандидат, я убежден, тоже не соберет. Он пока еще не стал политиком, он остается серьезным, удачным бизнесменом и представляет когорту олигархов. Олигархи может быть и будут голосовать за него, но только они и их сотрудники. Очень непростая ситуация будет на выборах президента, но еще более сложная, которая предопределит политическую карту президентской кампании – это будет ситуация выборов парламента. Именно поэтому, не скрою, я больше склоняюсь к тому, что нужно признать банкротство существующей политической системы, и отказавшись от формирования нового Федерального собрания, созывать конституционное собрание, чтобы пересмотреть неработающие механизмы. С таким письмом мы обращались к президенту России - это его полномочия, созыв конституционного собрания. К сожалению, это невыгодно ни одной из политических сил в сегодняшней власти.

Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, рад сокращению срока нынешнего президентства.

Александр Дугин: Я глубоко убежден, что любой день нахождения у власти президента Медведева – это катастрофический процесс в нашей стране, с его окружением. Поэтому сокращение срока этой неудачной кандидатуры даже на день, на час, на 15 минут, мне кажется, это просто волеизъявление нашего народа. На неделю меньше продлится это нездоровое безобразие.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новороссийска от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. Народ России считает, что такого застоя, как последние 15 лет, не было никогда, и такого бандитского режима тоже никогда не было. Народ России считает, что ни один из нынешних кандидатов, по крайней мере, народ за него голосовать не будет, так как он лелеет программу поддержания класса паразитов и продолжения приватизации, при которой масса людей без работы, масса получает мизерное существование, зато так называемые олигархи, которых называю олигофренами, жируют просто до невозможного. Народ устал, никому не верит. Поэтому у нынешних кандидатов правящих партий абсолютно никаких шансов.

Владимир Кара-Мурза: Продемонстрировал ли в 2008 году пример Михаила Касьянова, что даже при условии выполнения всех церемоний и сбора подписей всегда в запасе у Кремля есть способ снять неугодного кандидата с выборов?

Иван Стариков: Конечно. Дело в том, что 2008 год и конец 2011 и начало 2012 года – это большие разницы. В 2008 году режим был относительно легитимным, потому что мы острую фазу кризиса миновали более-менее успешно благодаря стабилизационному фонду и той финансовой подушке, которая была накоплена, сохранили банковскую систему от развала. Это власть, безусловно, записала себе в заслугу, хотя в значительной части это была заслуга Михаила Касьянова, бывшего премьером четыре года. Поэтому у вас был недавно Андрей Богданов в эфире, которого зарегистрировали. Хочу напомнить, для того, чтобы зарегистрироваться кандидатом в президенты от непарламентской политической силы, необходимо собрать два миллиона подписей. Так вот партия Андрея Богданова набрала несколько сот тысяч голосов, а спустя две недели два миллиона набрала по всей стране в его поддержку. Я глубоко убежден, что эти подписи были нарисованы. Михаил Касьянов собирал честно подписи, я знаю, как он это делал, но тем не менее, его не зарегистрировали, поскольку считали очень опасным кандидатом. Повторить сейчас этот трюк будет чрезвычайно сложно.
Я еще раз подчеркиваю, если у нас появятся новые парламентские партии, то по закону им не нужно собирать два миллиона подписей, им достаточно, чтобы выдвинул соответствующий съезд на пост президента. Поэтому в значительной степени будет зависеть от того, попадут ли новые партии или останутся, попадет ли "Правое дело" в Государственную думу 4 декабря, останется ли "Справедливая Россия" или ЛДПР в Государственной думе после 4 декабря. И наконец, последнее. Вы понимаете, чиновник устроен, его сознание достаточно линейно, достаточно примитивно. Поэтому когда говорят о том, что нужно будет административный ресурс включить, исходя из логики Сергея Бабурина, и за "Единую Россию", и за, допустим, партию "Правое дело", то происходит расщепление и ступор. Чиновник понимает, как бы чего ни вышло, лучше ничего делать не буду. Потому что это достаточно сложная, если хотите, даже технологическом плане задача, условно говоря, вбросить голоса и за одну партию, и за другую. Поэтому я убежден, что Кремль понимает, что совсем отказаться от конкурентной борьбы – это серьезно обострить социально-экономическую ситуацию в стране непосредственно после парламентских выборов.

Владимир Кара-Мурза: Адвокат Юрий Иванов, бывший депутат Государственной думы от фракции КПРФ, считает длительность избирательного марафона второстепенной проблемой.

Юрий Иванов: Вы знаете, это субъективная оценка, я не склонен придавать значения американскому, допустим, опыту и так далее. С моей точки зрения, практически это значения иметь не будет. Три-четыре дня влево-вправо, я не вижу в этом никакой реальной ни политической угрозы, ни политической выгоды. Мне кажется, что это вопрос третьего порядка. По сравнению с тем, что эти выборы будут как обычно, собственно эти выборы уже происходят, потому что, допустим, недопуск каких-то партий или политических движений к тому, чтобы быть избранным, для меня это уже отсутствие выборов. Поэтому вопрос, на мой взгляд, ничтожен.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, Державный союз России станет ли выдвигать своего кандидата в президенты или это будет зависеть от расклада результатов парламентских выборов?

Сергей Бабурин: Державный союз действительно представляет некий национально-патриотический фронт или коалицию различных организаций и общественных сил, где есть намерения добиваться, чтобы у нас и парламент вновь стал народным, и президент стал народным, и правительство стало народным. Мы будем делать все, чтобы общество вернулось к политическим вопросам. Сегодня оно отодвинуто государственным аппаратом. И либо нам удастся с какой-либо политической партией добиться, чтобы она поддержала такую позицию и выдвинула бы кандидата, которого поддержат не только члены этой партии, либо мы готовы будем выдвинуть и собирать подписи. Что делать? Потому что мы за соблюдение закона, даже когда закон нам очень не нравится, и будем применять все возможные методы, чтобы остановить тот хаос и обвал общественных настроений, к которому власть нас усилено толкает. Они всячески пытаются поднять народ на революцию, народ сопротивляется из последних сил. Давайте поможем народу поправить власть.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, сумеет ли демократическая оппозиция выставить своего единого кандидата на президентский пост?

Иван Стариков: Я думаю, что в значительной степени отказ в регистрации Партии народной свободы, наверное, однозначно подвел черту под тем, что демократическая коалиция сможет всерьез претендовать на участие в выборной кампании марта 2012 года. Это очевидно, потому что отказ в регистрации лишил участия в парламентских выборах, а собрать два миллиона подписей, даже если будет выдвинут кандидат осенью единый, в значительной степени этой энергии на сегодняшний день нет. Вместе с тем может быть произойдет чудо, и лидеры коалиции подали в суд признать недействительным решение Минюста отказ в регистрации, и если такое чудо произойдет, то тогда Партия народной свободы, для меня абсолютно очевидно, имеет все шансы пройти в парламент и тогда выдвинуть своего кандидата. Это тоже пока маловероятный сценарий, но события столь стремительно развиваются, что я его совсем не исключаю.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, насколько тактично выглядело то, что именно Владимир Путин, глава правительства, отменил выборы 11 марта, перенес на неделю раньше срока своим распоряжением, хотя он один из потенциальных кандидатов в президенты, участников кампании? Нарушило ли это равенство его с другими кандидатами?

Сергей Бабурин: Я не видел документов. Я не люблю любой документ комментировать, не глядя в него. Не думаю, что Путин отменял выборы. Он в соответствии с полномочиями правительства переносил выходной день – это его прямая обязанность. А вот дату назначения выборов должны делать те, кто обязан назначать эту дату. Будут ли они делать это теперь 4 или будут настаивать на 11 или на другом, давайте подождем. Подойдет время, когда это по закону будет все производиться, и мы все узнаем. И никакой некорректности я здесь не вижу. Кто бы ни был кандидатом, он прежде всего должно выполнять сегодня свои служебные обязанности сегодняшние.

Владимир Кара-Мурза: Давайте вернемся к проблеме времен года. Почему-то в Америке несколько столетий осенью избирается глава государства. Как по-вашему, удачный ли имеющийся в России опыт сначала двукратного избрания летом, а теперь трехкратного избрания весной?

Иван Стариков: Вы знаете, я здесь все-таки считаю, что весной лучше, весной появляется хоть какая-то надежда. Я по своему первому образованию агроном, поэтому прекрасно знаю, что у селян, у людей, которые работают в сельском хозяйстве, специалистов, как раз в это время появляется надежда. Во всяком случае, у меня эта надежда более-менее стала появляться. Относительно того, что Совет федерации, Сергей Николаевич правильно сказал, должен назначить дату выборов, но вы понимаете, что такое Совет федерации сегодня. У меня нет никаких сомнений, что Совет федерации, как ровно за четыре минуты внес поправки, возникшие в конституции, продлив срок полномочий президента и Государственной думы, точно так же за две минуты единогласно проголосует за дату 4 марта 2012 года.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, нужно ли оговорить специально юридически, что все условности и обстоятельства, сопутствующие выборам в таком важном вопросе, как выборы президента Российской Федерации, тем более, что с этого случая они будут на шесть лет, должны твердо быть оговорены в законе во избежание любых, даже назначения внеочередных выборов?

Сергей Бабурин: Во-первых, я считаю, что в законе должен быть заложен запрет внеочередных выборов. Не надо тратить деньги, особенно в нашей сегодняшней ситуации. В случае, когда президент прекращает исполнение своих обязанностей по здоровью, по любой другой причине, на оставшийся срок должен возлагать на себя исполнение обязанностей президента, и вот это должно быть записано в законе, кто-то из высших руководителей государства. Это механизм давно продуман, здесь нет никаких закавык. Это все нужно в законе прописать, и никаких досрочных выборов. Конечно, давайте не попадем опять же в иллюзию, что закон может предусмотреть все. Когда мне говорят, что принят закон о борьбе с коррупцией, сейчас с коррупцией покончат, я смотрю на этих то ли наивных, то ли на недалеких людей с умилением. Никогда никакой закон ничего не сделает, если общество не будет традиции, устои, фундаментальные ценности проводить в жизнь и через закон, и сверх закона. Поэтому не надо полагаться только на закон. Я согласен, сегодня эта тема уже звучала в передаче, когда говорил Рой Медведев, нужно воспитывать политическую правовую культуру, а основа этого воспитания - честные и прозрачные выборы. Вот как только народ поверит, что выборы будут честные и прозрачные, я уверен, мы будем жить эффективно и достойно.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, остается ли еще возможность для неожиданных сценариев в предвыборной гонке на пост президента Российской Федерации помимо состоявшегося переноса даты выборов на неделю раньше?

Иван Стариков: Безусловно, времени предостаточно для того, чтобы такие сценарии происходили. Неслучайно президент Медведев пару недель назад приглашал капитанов, генералиссимусов российского бизнеса к себе и ставил вопрос достаточно однозначно относительно того, что страна пойдет по пути прогресса или будет консервировать эту ситуацию дефективной модели демократии в политике и сырьевой модели экономики. На самом деле это выбор между прогрессом и национальной катастрофой. Поэтому, мне кажется, что крупный капитал, здесь я пооппонирую Сергею Николаевичу, поскольку как бы там ни было, в значительной степени итоги выборов определяет крупный капитал. Крупный капитал, тот, который состоялся в 90 годы, который обладает материальными активами, который в разной степени деградации брал, при всех претензиях к приватизации, к залоговым аукционам, в той или иной степени капитализировал, для него путь сохранения действующей модели в экономике и политике – это путь краха государства. Поэтому я думаю, что они в значительной степени могут вмешаться и поставить на одного из кандидатов, не дав возможности выдвинуть кандидатуру другому.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, будет ли распределение ролей внутри тандема и выбор кандидата от партии власти напрямую зависеть от результата парламентских выборов?

Сергей Бабурин: Что-что, от парламентских выборов кандидатура кандидата президента России в сегодняшней власти не зависит совершенно. Иное дело, что состав основных кандидатов от Народного фронта определяется премьером, как национальным лидером "Единой России" – это факт, но не наоборот. От кого будет зависеть выбор? В том числе это будет зависеть, вы уж меня простите за консерватизм, от мировой закулисы, которая жаждет, чтобы нашим президентом остался ныне действующий. Сможет ли это переломить Владимир Владимирович и сможет ли сказать свое слово народ России – вот это все мы с вами увидим.

Владимир Кара-Мурза: Когда, по-вашему, можно ждать окончательного распределения ролей внутри правящего тандема?

Иван Стариков: Я думаю, что это произойдет до парламентских выборов. Здесь я согласен с Сергеем Николаевичем относительно того, что в значительной степени могут не повлиять. Еще раз подчеркиваю, если в бюллетени останется "Единая Россия", и она с таким названием пойдет на выборы, то при всех административных ресурсах, вбросах, фальсификациях результаты все равно могут оказаться весьма скромными, что невыгодно Владимиру Владимировичу, безусловно, как лидеру этой политической клиентелы, я не называю ее партией, скорее ассоциации бюрократов. Мне кажется, что до парламентских выборов обострение внутри тандема, внутри различных группировок, вокруг премьера и президента и бизнес-сообщества в конечном итоге заставит кого-то сделать первый шаг.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG