Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты – об особом положении чеченских призывников


Чеченские дети в военной форме

Чеченские дети в военной форме

В ходе завершившегося 15 июля весеннего призыва Министерство обороны России не отправило в войска ни одного жителя Чеченской республики. При этом через военкоматы в Чечне прошло более семи тысяч молодых людей, а негодными к службе оказались не более сотни. Об этом 22 июля написала газета "Московский комсомолец", однако, по мнению экспертов, де факто ситуация такова уже не первый год.

В министерстве обороны России это объясняют тем, что разнарядка на чеченских призывников просто не приходит из Генштаба. Кроме того, в качестве еще одной из причин называется та, что многие из чеченцев приходятся родственниками участникам незаконных вооруженных формирований и власти не хотят воспитывать себе потенциального противника. Пресс-секретарь главы Чеченской республики Рамзана Кадырова Альви Каримов назвал неточной информацию, о том, что молодые люди из Чечни вообще не проходят военную службу:

– Тысячи молодых людей из Чечни служат в спецподразделениях министерства внутренних дел России по Чеченской республике. Медицинское освидетельствование юноши проходят. От комиссии никто не уклоняется. Молодые люди здоровы, они занимаются спортом. И в тот момент, когда соответствующие приказы поступят из военного ведомства, они готовы пойти служить и в подразделения министерства обороны, – подчеркивает Альви Каримов.

Ответственный секретарь Комитета солдатских матерей Валентина Мельникова говорит, что молодых жителей Чечни не призывают в вооруженные силы России уже не первый год, и объясняет это другими причинами:

– Во-первых, ребят не призывают с начала первой чеченской войны. Была одна неудачная попытка обманом призвать 500 человек, пообещав ребятам в Чечне, что они, как спортсмены, будут в спортивной роте. Поскольку их обманули, там был конфликт.
Готовность молодых людей из Чечни служить исправно фиксируется в военкоматах на территории республики, но они не призываются на военную службу во избежание всевозможных эксцессов в России

Вообще же есть две стороны проблемы. Могут ли ребята из Чечни служить солдатами по призыву? Это 18-летние ребята, детям был год, когда началась война, они неизвестно что ели, жили под обстрелом, в нервной, ужасной обстановке в семьях, – с этой точки зрения они, конечно, не могут быть призваны на военную службу. А с другой стороны, кто у нас офицеры? Это люди, которые воевали в Чечне и продолжают воевать на Северном Кавказе, для которых любой уроженец региона южнее Ставропольского края – уже потенциальный враг. Зачем же плодить конфликты? – говорит Валентина Мельникова.

По информации военного обозревателя Александра Гольца, молодые люди из Чечни проходят службу в подразделениях, которые подчиняются руководителю республики Рамзану Кадырову:

– Это всегда было секретом Полишинеля – начиная с 2000-х годов, после второй чеченской войны этот регион живет по своим законам. В Москве молчаливо согласились с тем, что эти законы заметно отличны от законов Российской Федерации. Одним из следствий этого стало то, что готовность молодых людей из Чечни служить исправно фиксируется в военкоматах на территории республики, но они не призываются на военную службу во избежание всевозможных эксцессов в России. Некоторые из них проходят службу в батальонах "Восток" и "Запад", но при этом как-то не очень понятно, кому подчиняются эти воинские формирования – федеральным властям или в большей степени президенту Чечни господину Кадырову, – отмечает Александр Гольц.

В союзе Комитета солдатских матерей рассматривают ситуацию с молодыми людьми призывного возраста из Чечни как некий прообраз профессиональной армии и не видят в этом ничего плохого. Валентина Мельникова, уверена, что, когда все будут служить по контракту, вопрос о национальной принадлежности военнослужащих перестанет существовать:

– У Рамзана Кадырова есть свои подразделения, пусть они милицейские, но это неважно. И есть две бригады – одна министерства обороны, другая – внутренних войск, куда можно идти по контракту. Создадим профессиональную армию – и никто не будет смотреть на национальность. А сейчас вот так собирать ребят гуртом, совать их в плацкартные вагоны по 60 человек и везти на другой конец родины для того, чтобы генерал Василий Смирнов отчитался и получил премию – да провались оно все сквозь землю! – заявила Валентина Мельникова

Военный обозреватель Александр Гольц говорит, что с пониманием относится к позиции российского армейского руководства не призывать в вооруженные силы жителей Чечни. Но он недоумевает, почему эта практика не распространяется на молодых людей из других республик Северного Кавказа:

– Тогда надо в принципе отказаться от призыва в вооруженные силы молодых людей с Северного Кавказа и не призывать никого ни из Ингушетии, ни из Дагестана, где террористическая деятельность сейчас куда более интенсивна, чем в самой Чечне. Я хорошо понимаю военачальников, которые не хотят иметь дополнительных проблем в связи с призывом молодых чеченцев, и это такая негласная практика, которая существует уже не первый год, - говорит Александр Гольц.

Ответственный секретарь Союза Комитета солдатских матерей Валентина Мельникова, напротив, понимает логику военных руководителей, не призывающих служить молодых людей из Чеченской республики:

– Да, на всем Северном Кавказе неспокойно – и терроризм, и вооруженная борьба. Но ведь в Чечне была настоящая война много лет – с 1994 года фактически по 2005-й. И офицеры, которые служат, это помнят, – подчеркнула Валентина Мельникова.

В министерстве обороны говорят, что в других республиках Северного Кавказа прошел полноценный весенний призыв.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG