Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Кирилл Кобрин - о таблоидах и смерти певицы Эми Уайнхаус


Эми Уайнхас

Эми Уайнхас

Смерть Эми Уайнхаус, известной британской певицы, лауреата многочисленных призов, в том числе нескольких премий "Грэмми", стала поводом для новой волны общественной дискуссии о взаимоотношениях знаменитостей со СМИ. Личная жизнь Уайнхаус, скоропостижно скончавшейся в Лондоне в возрасте 27 лет, была объектом пристального внимания телевидения и таблоидов. Впрочем, как отмечает обозреватель РС Кирилл Кобрин, для многочисленных поклонников певицы на первом месте всегда стоял ее талант:

– Эми Уайнхаус начала музыкальную карьеру очень рано, получив довольно неплохое музыкальное образование. Начинала она как джазовая исполнительница. Она всегда пела то, что условно сейчас называют "джазом", потому что джаз в нулевые, это совсем не то, что было в 40-е, 50-е и даже в 60-е годы. Это смесь джаза, соула, R’N’B и многого другого. Строго говоря, Эми Уайнхаус – соул-певица.

Ее первый альбом (всего у нее два студийных альбома), который назывался Frank, получил очень хорошую критику и неплохо продавался. Это действительно хороший альбом. Но прорыв, конечно, совершил следующий альбом 2006 года – Back to Black, где были такие хиты как Rehab, Back to Black, и You Know I'm No Good. Он и создал тот музыкальный образ певицы, который останется в памяти после ее смерти.

После выхода второго альбома вся дальнейшая ее музыкальная карьера была омрачена драмой, которая, в конце концов, закончилась смертью Эми Уайнхаус. Это ее пристрастие к наркотикам и алкоголю. С каждым годом она выступала все реже и все хуже. Выход альбома, запланированного на 2010 год, перенесли на 2011-й – Уайнхаус никак не могла собраться, чтобы начать работу над ним (непонятно пока, что с этими записями стало). Собственно говоря, пик ее музыкальной карьеры пришелся на середину 2000-х годов, между 2003 и 2006. Но при этом она оставалась, что называется, на слуху – ее песни крутились и обсуждалась. Конечно, в печальный конец жизни Уайнхаус внесли свою роль и таблоиды, с наслаждением описывавшие каждый срыв, каждое происшествие.

Тем не менее, это не тот случай, когда легенда о музыканте заслоняет то, что музыкант сделал – это важно отметить. Певиц с таким потрясающим голосом немало в этом мире, но важно было то, что именно она пела. А Уайнхаус действительно была отличный сонграйтер. Не менее важно в сегодняшней поп-музыке, как эти песни сделаны, то есть продюсерская работа. Безусловно, огромную роль в альбоме Back to Black сыграл продюсер Марк Ронсен, сделавший узнаваемый звук. Если сравнить звучание этого альбома с альбомом Frank, станет ясна разница между альбомом очень хорошим и альбомом, близким к гениальности. Это работа не только самой певицы и музыкантов, но и продюсеров Марка Ронсона и Салаама Реми.

В связи со смертью Эми Уайнхаус много говорят о том, что она вступила в так называемый "клуб 27", посмертно объединяющий тех знаменитых музыкантов, поэтов и так далее, кто умер в возрасте 27 лет, или около того. Получается, что все эти люди – независимо от того, кем были на самом деле и когда жили – следовали известной рок-н-ролльной максиме "жить быстро, умереть молодым". Хотя, подчеркиваю, некоторые из них умерли задолго до появления этого принципа. Лермонтов, Джим Моррисон, Дженис Джоплин, Джими Хендрикс, Курт Кобейн, Александр Башлачов... Я не думаю, что здесь есть какая-то мистика. Если сделать еще какую-то социологическую выборку, то окажется, что есть "клуб 43", например. Или "клуб 66". Поэтому, я думаю, не стоит обращать особое внимание на сам "клуб 27", но это хороший повод поразмышлять по поводу того, что же происходит с людьми, которые живут и работают внутри рок- и поп-индустрии.

При всей схожести судьбы Эми Уайнхаус с Дженис Джоплин, Джими Моррисоном, Куртом Кобейном, между ними есть большая разница. Те были рок-музыкантами с присущим для рок-музыкантов образом жизни, мировоззренческими, даже идеологическими установками и многими, другими вещами. Это были революционеры, которые взрывали устоявшийся мир, открывали новые возможности, в чем бы они не заключались – от секса до расширения сознания. Это была эпоха огромного сдвига в западном общественном сознании. А Эми Уайнхаус – замечательная поп-певица, не больше, но и не меньше. Никакого отношения к рок-музыке, к "року как образу жизни" она не имеет, хотя у нее была масса друзей рок-музыкантов. И трагедия, которая с ней произошла, во многом обнажает и то, какие нравы на самом деле сейчас царят в поп-культуре и в образе жизни поп-звезд. Их наркомания и алкоголизм – никакой не вызов (кого хотят шокировать эти миллионеры?), это повседневная реальность жизни людей, профессия которых – развлекать почтеннейшую публику. Это тяжелая задача, которая – в качестве побочного эффекта – требует еще и дополнительного развлечения себя самих. Так как многие из поп-звезд приходят к славе довольно рано, то им, по сути, нечем развлечь себя, кроме наркотиков и алкоголя, поскольку у них еще нет того жизненного опыта, который позволит на чем-то другом выстраивать собственную личность. И если наркотики и алкоголь довольно рано появляются в жизни, как это было у Эми Уайнхаус, то результат иногда оказывается трагический.

Интерес таблоидов к личной жизни Эми Уайнхаус во многом, мне кажется, сыграл роковую роль в ее судьбе. В данной ситуации непонятно, кто кого подстегивает – подобный образ жизни таблоиды, которые освещают личную жизнь звезд, или таблоиды подстегивают звезду к тому, чтобы она так себя вела. Уже несколько дней я просматриваю в Твиттере разнообразные отклики – и на норвежский кошмар, и на смерть Эми Уайнхаус. Там была одна замечательная запись, которую я бы хотел процитировать: "Мне гораздо меньше интересна личная жизнь норвежского убийцы, уничтожившего стольких людей, нежели личная жизнь человека, который доставил радость такому огромному количеству людей".

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG