Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Любимов, духовная опора "Правого дела"


Александр Любимов может вступить в "Правое дело", а может и не вступить.

Александр Любимов может вступить в "Правое дело", а может и не вступить.

Первый заместитель генерального директора ВГТРК тележурналист Александр Любимов как мог рассказал о своем сотрудничестве с партией "Правое дело".

Напомним, 20 июля лидер партии "Правое дело" Михаил Прохоров в своем блоге написал, что предложил Любимову возглавить список "Правого дела" в одном из московских округов, а тот согласился. В тот день Александр Любимов не смог внятно ни подтвердить, ни опровергнуть заявление Михаила Прохорова и просил корреспондента Радио Свобода связаться с ним 26 июля, "когда появится информация". 25 июля газета "Коммерсант" сообщила, что Александр Любимов "принял предложение о вхождении в список "Правого дела" на думских выборах".

26 июля Александр Любимов признался Радио Свобода, что "никакой ясности нет" до сих пор, однако выразил готовность и в ее отсутствие поговорить о том, что связывает его с партией Михаила Прохорова.

– Вам приписывают планы возглавить список "Правого дела" в одном из округов Москвы и одновременно – баллотироваться по списку партии в Государственную думу. Какая информация верна?

– Пока ни та, ни другая. Я помогал и готов дальше помогать Михаилу Прохорову в любом качестве. Мысли, которые он высказал на съезде "Правого дела" напомнили мне времена программы "Взгляд", когда я занимался прямой политикой и был народным депутатом. Они меня очень вдохновили. Я верю, что именно этот проект может стать мощной интеллектуальной и профессиональной политической силой, которая удовлетворит избирателей.

– Вы намерены вступать в "Правое дело"?

– Своим предыдущим ответом я, кажется, все исчерпал… Я поддерживаю этот проект духовно, своими мыслями, личным временем, возможностями, ресурсами, связями...

– Вы окончили курс по менеджменту избирательной кампании и политическому консультированию в Гарварде. Работаете с "Правым делом" по этой специальности?

– Я не работаю, я волонтер. Должности и зарплаты у меня нет. Мы с Михаилом Прохоровым дружим двадцать лет, и когда я узнал о его намерениях, сразу им обрадовался и его поддержал. Это мое гражданское желание.

– Вы поддерживаете Прохорова так же, как в 1996 поддерживали Ельцина?

– На выборах 1996 года, как и на выборах 1999-го я работал по специальности, по которой получил диплом в Гарвардском университете. В обоих случаях это был мой гражданский порыв, но я работал там менеджером. Здесь у меня определенной должности нет.

– После того как вы были народным депутатом вы на протяжении двух десятилетий подчеркивали, что ни в какие общественно-политические движения не входите. Вы эту позицию пытаетесь сохранить сейчас?

– Не факт. В Прохорове и в "Правом деле" я впервые вижу политическую силу, которая похожа на ту, которая была в начале 1990-х. Тогда в политику пришли люди, которые реально хотели изменить страну к лучшему и сделать жизнь простых людей лучше. Но о своем участии я пока не могу вам сказать.

– Как отразится ваше сотрудничество с "Правым делом" на деятельности ВГТРК и на вашем бизнесе – например, на телекомпании ВИД?

– Трудно говорить в будущем времени: когда настанет определенность, станет понятно, отразится или нет. Мне очень приятно, что Михаил Прохоров предложил мне возглавить список "Правого дела" в одном из округов Москвы, но мне важно понять, насколько я интересен москвичам как человек, способный защитить их интересы. Поэтому если почувствую общественную поддержку, а не только желание моего близкого друга, мне трудно будет от нее отказаться. Я очень податлив на гражданские инициативы.

– Ваше начальство в ВГТРК одобрило ваши планы?

– Пока мы это не обсуждаем: я в раздумьях. Никаких решений пока не принято и, может быть, не будет принято. Зачем же мне беспокоить таких серьезных людей...

– Вы говорили в интервью в 2007 году, что "России невероятно повезло с Путиным". Зачем же ей тогда Прохоров?

– Всему свое время. Я считаю, что "проект Путин" в том виде, в котором он был, сейчас в некотором роде уже заканчивается.

– У вас нет ощущения, что используют ваш образ конца 1980-х – начала 1990-х годов?

– Я не телезвезда и не мартышка. Я ответственный человек, в том числе перед избирателями. Если я пойду в прямую политику, значит, буду защищать их интересы. В зависимости от возраста зрителей для кого-то мое лицо – в программе "Взгляд", или в "Один на один", или в "Имя Россия". Я не рассматриваю себя как гламурного персонажа, который, как паровоз, кого-то тащит. Думаю, что Прохоров в этом смысле вполне мог бы справиться и без меня. Мы ведем очень серьезные беседы по созданию, может быть, даже впервые в России, мощной политической силы с ясными и четкими идейными взглядами, чего я на рынке политических идей не наблюдаю многие годы, поэтому и оставался вне прямой политики.

– Вы вместе с Прохоровым пригласили в "Правое дело" лидера фонда "Город без наркотиков" Евгения Ройзмана (Правозащитники и правоохранительные органы неоднократно выражали свое беспокойство тем, что в фонде могут практиковать применение насилия в отношении наркоманов и наркоторговцев – РС)?

– Я предложил Михаилу Прохорову познакомиться с Евгением Ройзманом. С последним мы знакомы с 1999 года. Его проект "Город без наркотиков" мы активно поддерживали в телепрограммах, которые я вел. Все эти годы я помогаю Евгению, а он – мне: мы очень близкие товарищи. Я полагал, что такой организации, которую хочет сделать Прохоров, Ройзман был бы очень полезен: он имеет опыт работы в Госдуме, у него есть очень яркие проекты... Они оба друг другу понравились, оба напоминают рыцарей-крестоносцев.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG