Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Санкции США против лиц из "списка Магнитского"


Уильям Браудер

Уильям Браудер

Ирина Лагунина: Соединенные Штаты ввели санкции против российских официальных лиц, связанных с делом юриста фонда Hermitage Сергея Магнитского, скончавшегося в Москве в следственном изоляторе в ноябре 2009 года, сообщила в понедельник американская газета «Вашингтон пост». Газета подчеркивает, что ранее российская сторона угрожала свернуть сотрудничество в таких областях, как иранская, и северокорейская ядерные программы, Ливия и транзит грузов в Афганистан, если Сенат примет меры против тех российских официальных лиц, которые нарушают права человека. Сенат на самом деле готовится рассмотреть такой закон, однако в соответствии с этим документом санкции будут выражаться не только в отказе в выдаче виз, но и замораживании счетов и активов этих людей. Список официальных лиц был составлен сенатором Кардиным и включает в себя 60 человек. По сведениям «Вашингтон Пост» визовые санкции Госдепартамента США введены против меньшего числа людей. Газета также приводит комментарий Белого Дома к законопроекту, который находится на рассмотрении Сената. Комментарий был выпущен на прошлой неделе и предоставляет следующую информацию: «Госсекретарь Клинтон предприняла шаги с тем, чтобы запретить лицам, связанным со смертью Сергея Магнитского, въезд в Соединенные Штаты. Высшие российские правительственные чиновники предупредили нас, что дадут ассиметричный ответ, если этот законодательный акт пройдет голосование. Они заявляют, что мы не можем ожидать от них, что они будут партнерами в поддержке санкций против таких стран, как Иран, Северная Корея и Ливия, когда мы сами накладываем против них санкции. Российские официальные лица заявили, что другие области двустороннего сотрудничества, включая транзит в Афганистан, могут пострадать, если будет принят этот закон». Как составлялся «список Кардина»? Об этом мы беседуем с главой фонда Hermitage Уильямом Браудером.

Уильям Браудер: История уходит в 2009 год. Летом 2009 года сенатор Кардин, который является сопредседателем Хельсинкской комиссии Конгресса, пригласил меня дать показания по поводу отсутствия законности в России. И я рассказал историю о том, как милиция провела рейд против наших компаний, как офицерами МВД из нашего офиса были изъяты документы, как потом были украдены 230 миллионов налогов из государственной казны. И потом я рассказал, как наш юрист Сергей Магнитский, давший показания против этих самых офицеров, был сам арестован и помещен в тюрьму. Когда я давал эти показания, напомню, летом 2009 года, Сергей еще был жив. И сенатор Кардин стал после этого нашим другом и партнером и пытался всячески помочь, надавить на российские власти, чтобы они освободили Сергея. То есть он эмоционально был вовлечен во всю эту историю. И когда Сергей умер, он очень переживал, как и все мы. И после этой смерти он хотел сделать что-то существенное, что-то важное, чтобы не оставлять это дело. В апреле 2010 года мы встретились и посмотрели, что мы можно сделать, какие варианты давления есть в распоряжении. Одним из вариантов было введение визовых санкций. Мы привезли тысячи документов и показали сенатору Кардину и его команде, какую роль какие лица сыграли в смерти Сергея Магнитского. Это документы, на которых стоят подписи этих людей. И на основании этих документов команда Кардина составила список из 60 лиц, чьи подписи стоят под документами по делу Сергея Магнитского. Например, те, кто отказывал ему в медицинской помощи, те, кто сфабриковали обвинение для того, чтобы его арестовать. И именно этот список сенатор Кандин потом передал Хиллари Клинтон с просьбой ввести санкции на въезд этих людей в Соединенные Штаты.

Ирина Лагунина: Но между этим списком и предложенным законопроектом есть существенная разница. Уильям Браудер продолжает. Насколько я понимаю, сенатор Кардин на этом не остановился.

Уильям Браудер: Он составил проект закона, который называется «Справедливость для Сергея Магнитского», который, в случае принятия, будет стоять над решением Государственного департамента. Этот проект закона затем развился в новую законодательную инициативу под названием «Сергей Магнитский – верховенство закона и ответственность. Акт 2011 года». Именно этот проект закона сейчас и рассматривается Конгрессом США. Его предложили 20 на рассмотрение 20 сенаторов, он включает в себя замораживание счетов и активов, а также введение визовых санкций. И он охватывает не только тех, кто причастен к делу Сергея Магнитского, но и других лиц, совершивших серьезные нарушения прав человека в России. И насколько мы понимаем, Государственный департамент, видя, что готовится принятие такого проекта закона, ввел визовые санкции, а затем обратился к сенатору Кардину с вопросом – ну вот, мы ввели санкции на въезд, этого достаточно? На что сенатор Кардин заявил, что этого явно не достаточно, мы хотим заморозить их счета, и мы хотим распространить эту практику не только на причастных к делу Магнитского, но и на других, совершивших грубые нарушения прав человека.

Ирина Лагунина: Прерву разговор с Уильямом Браудером. Вот как сенатор Бенджамин Кардин относится к делу Сергея Магнитского. Это интервью полгода назад записал мой коллега Ричард Солаш.

Бенджамин Кардин: Дело Магнитского явно попало в центр международного внимания. Думаю, российские власти понимают, что мы будем поднимать этот вопрос до тех пор, пока не будет проведено детальное расследование и пока виновные не предстанут перед судом и не понесут наказания. У России есть определенные обязательства. Она подписала Хельсинский заключительный акт, но ее действия сейчас противоречат духу этого документа. Так что мы, повторяю, будем поднимать этот вопрос, и я надеюсь, что это повлияет на процесс принятия решений в России по вопросам прав человека.

Ричард Солаш: Что должно сделать российское руководство для того, чтобы все-таки расследовать дело Магнитского?

Бенджамин Кардин: На мой взгляд, единственное, что требуется от российского правительства, - очень твердо заявить: мы не потерпим коррупцию, особенно общественную коррупцию официальных лиц и чиновников, мы проведем до конца это расследование, и виновные понесут наказание.

Ирина Лагунина: Мнение сенатора Бенджамина Кардина. Уильям Браудер, насколько я знаю, польское правительство также заявило, что введет санкции, если на такой шаг пойдут США. Вы ожидаете сейчас аналогичной реакции европейских стран?

Уильям Браудер: С моей точки зрения, может возникнуть эффект домино. Как вы правильно отметили, Польша уже давно об этом заявила. И не только Польша. Мы поддерживаем связи с целым рядом государств. И поскольку США это сделали, это даст уверенность остальным. Так что я не думаю, что люди, причастные к делу Магнитского, смогут путешествовать в цивилизованный мир в ближайшем будущем.

Ирина Лагунина: Что должно сделать, на ваш взгляд, российское руководство, чтобы эти люди избежали санкций?

Уильям Браудер: Они уже ничего не могут сделать, чтобы избежать санкций против людей, которые участвовали в пытках и убийстве. Я думаю, что российское руководство могло бы сделать для того, чтобы подобное впредь не повторялось, - это «почистить» всю систему законности и наказания в стране и наказать виновных. Это абсурдно. Соединенные Штаты говорят: эти люди причастны к пыткам и убийству. А в России их повышают в звании и дают им награды, и никакого наказания за содеянное они не несут. Если Россия хочет быть уважаемым членом международного сообщества, то она должна наказывать людей, виновных в пытках и убийстве человека, особенно когда есть столько доказательств вины и столько доказательств коррупции.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с главой фонда Hermitage Уильямом Браудером.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG