Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Брейвик: апокалиптическое прогнозирование и здравый смысл


Андерса Брейвика увозят из суда

Андерса Брейвика увозят из суда

В российской блогосфере появляются первые выводы из преступления, совершенного на прошлой неделе норвежцем Андерсом Брейвиком. В том, что мир после его деяний изменился, сходятся все. Изящнее многих эту мысль выразил ЖЖ-юзер morgenare:

Человечество поделилось на тех, кто не против публичных казней и тех, кто не против гей-парадов.

О том, чем отличается этот по-новому поляризованный мир от старого, и как в нем дальше жить, рассуждает в колонке на сайте gazeta.ru редактор отдела политики газеты "Коммерсант" Глеб Черкасов:

Меняются представления о жизни. В ходе обсуждения преступления норвежского отморозка одна из пользователей интернета предложила "потерять норвежского ублюдка — уронить с грузовика прямо в руки родителей погибших... и ему истина открылась бы, и им было бы полегче..." Другая обвинила ее в призыве к организации судов Линча. Ответ был простой: да, суд Линча, но за дело, а не по выдуманным обвинениям. Если средний человек покопается в себе, то он признает, что ряд проблем действительно лучше решать при помощи суда Линча. Просто пока условности сдерживают. И было бы, кстати, здорово, если бы откат от нынешних представлений об отправлении справедливости зафиксировался на уровне начала прошлого — конца позапрошлого века, а не дальше.

Черкасов связывает перемены с факторами миграционно-экономическими: все больше людей, говорит он, хотят жить как элои, все меньше остается согласных на долю морлоков. Черкасов цитирует Джека Лондона, описывающего ужас лондонских трущоб начала прошлого века. В терминах двух миров рассуждает на сайте "Трибуна общественной палаты" и Андрей Ашкеров:

В современном мультикультурном обществе налицо воспроизводство классической колониальной технологии: отнимать то, по отношению к чему ты считаешь себя более достойным/эффективным обладателем. Мультикультурализм признаёт некоторые ценности общечеловеческими, но именно для того, чтобы облегчить их присвоение. Брейвик возражает не столько против мультикультурализма, сколько против того, что он перестал справляться со своими функциями неоколониальной идеологии. Перестав быть гибридом силового колониализма и просветительского универсализма, мультикультуральный проект вместо того, чтобы интегрировать таких живодёров поруганной чести Старого Света, как Брейвик, превращает их в фактор угрозы. Чтобы очистить старое колониальное ружьё от ржавчины, брейвики стреляют им в собственный народ. Старый новоеропейский колониализм превратился в злокачественное новообразование, представляющее страшную угрозу для собственной родины – Старой Европы.

На этом фоне пророческими кажутся даже навеянные московской жарой стихи Ивана Давыдова:

Если ты зачем-то собрался выйти из дома:
Поглазеть, допустим, на свежепостроенные мечети,
Или попросту навестить знакомую даму, -
Не забывай мачете.

Дверь подъезда наверняка оплели лианы,
Среди зарослей смуглые дети играют в "отдай кошелек" и прочие подвижные игры.
И тиран, употев под вечер в объятьях знойной Алины,
Улыбаясь, слушает, как среди джунглей московских мяучат тигры.


***
В британских блогах тоже перешли к анализу причин норвежской трагедии. В отличие от российских блогеров, строящих на основании манифеста Брейвика апокалиптические прогнозы, британцы смотрят на дело проще. Вот мнение мэра Лондона Бориса Джонсона, высказанное на сайте газеты The Telegraph:

Брейвик вроде бы похож на исламских террористов. Как и они, он недоволен женской эмансипацией, глух к проблемам гомосексуалистов, а главное – считает своих религиозных лидеров декадентами, отклонившимися от ортодоксии. Как и исламским террористам, ему не нравится все, что связано с взаимопроникновением культур. Многие, вероятно, скажут, что Брейвик – зеркальное отражение исламского террориста, что он движим такой же идеологической манией, только с обратным знаком. И такая симметрия, безусловно, присутствует, но мне кажется, что в обоих случаях дело вовсе не в идеологии.
Один из приятелей Брейвика, Улоф Андерссон, ничего не знал о религиозных и политических интересах Брейвика. По словам Андерссона, тот вообще не высказывался по этом вопросам, однако очень разозлился, когда его подружка ушла от него к какому-то пакистанцу. Так что дело не в иммиграции, "Европейском халифате" и вообще не в вопросах религии или идеологии. Все сводится к личности самого Брейвика, его проблемам в отношениях с женским полом. То же самое относится ко многим молодым исламским террористам. Фундаментальные причины их жестоких поступков – в отвергнутости и отчуждении. Идеология служит только предлогом, она лишь почва, на которой вырастает их обида.
В мире есть молодые люди, преисполненные чувства беспомощности и отверженности, и они мстят за это. Порой они настолько слабы, что убивают других, потому что только так могут почувствовать себя сильнее. Для этого им не нужна идеология. Брейвик написал манифест на полторы тысячи страниц, но не перестал быть от этого самовлюбленным маньяком, который не может вынести пренебрежительного отношения к себе. И не надо так много о нем думать. Подумаем лучше о жертвах и их семьях.

Обращая внимание на засилье экстремистских сайтов, другой блогер сайта The Telegraph, журналист Эд Уэст рассуждает, чтО в больше мере является причиной терактов – их содержание или сплоченность их читателей:

У терроризма могут быть самые разные основания, и ультраправые идеи – лишь одна из возможностей. Те, кто взрывал лондонское метро, выступали таким образом против войны в Ираке, но это не означает, что война в Ираке была правильной. И мы не обязаны отказываться от критического отношения к капитализму только потому, что его также критикуют ультраправые или левые террористы. Однако нельзя не отметить, что интернет стал играть важную роль в формировании экстремизма. Существует множество сайтов, посвященных, например, исключительно исламской иммиграции в Европе, и они способствуют росту экстремистских настроений среди своих читателей. Посредством интернета единомышленников можно найти в любой точке мира, и таким образом самые экстремистские идеи могу оказаться весьма востребованными. В самом по себе консерватизме или мультикультурализме нет ничего опасного. Опасно отказываться от общения с людьми, которые думают по-другому, чем ты сам.

Эд Уэст точнее многих определил суть трагедии Брейвика, указав на его неумение вписываться в цивилизованные формы общественной дискуссии. Рецепт от повторения случившегося прост: нужно этому учиться.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG