Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Счетная Палата и "договорняки"


Сергей Степашин, глава Счетной Палаты РФ

Сергей Степашин, глава Счетной Палаты РФ

Степашин написал письмо Путину про договорные матчи. Чемпионат мира по футболу обойдется в России более чем в 630 миллиардов рублей. Премиальные душат российский футбол. Эти темы привлекли внимание российской спортивной прессы.

Председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин написал письмо премьер-министру Владимиру Путину, в котором попросил главу правительства поддержать введение уголовной ответственности за договорные матчи в футболе. Об этом пишет газета "Советский спорт".

По словам Степашина, договорные матчи дискредитируют российский футбол и негативно отражаются на имидже страны, которой предстоит принять чемпионат мира 2018 года.
По словам Степашина, договорные матчи дискредитируют российский футбол и негативно отражаются на имидже страны, которой предстоит принять чемпионат мира 2018 года

Глава Счетной палаты отметил, что в настоящее время в Уголовном кодексе есть статья о подкупе участников и организаторов спортивных соревнований, но договорные матчи не всегда связаны с подкупом, и поэтому фактически не считаются преступлением.

Степашин подчеркнул, что Счетная палата готова принять участие в разработке законопроекта. К письму чиновник приложил перевод на русский язык турецкого закона "О предотвращении насилия и беспорядков в спорте". В Турции за последнее время было заведено несколько громких дел о договорных матчах.

Комментируя "Советскому спорту" свое письмо, Степашин выразил надежду, что Путин отдаст поручение вице-премьеру Александру Жукову и министру спорта Виталию Мутко. Степашин подчеркнул, что эти чиновники, как и президент Российского футбольного союза (РФС) Сергей Фурсенко, поддержали его идею.

* * *

Министерство спорта и туризма РФ подготовило смету расходов, которые предстоят государству при подготовке к проведению чемпионата мира по футболу в 2018 году. Как сообщается на сайте газеты "Известия", общая сумма расходов, прописанная в документе, составила 632,373 миллиарда рублей.

По данным издания, большую часть этих денег предполагается потратить на создание инфраструктуры, не связанной со спортом непосредственно. В частности, самой внушительной строкой расходов стало строительство и реконструкция дорог: на эти цели планируется потратить 241,59 миллиардов рублей. Эта сумма будет распределена между федеральным бюджетом (66,6 миллиарда), региональными бюджетами (81,9 миллиарда) и другими источниками.

На строительство и реконструкцию стадионов планируется потратить 123,086 миллиарда рублей. Согласно заявке на проведение чемпионата, которую подала Россия, к первенству должны быть подготовлены 16 стадионов в 13 городах. "Известия" отмечают, что, согласно требованиям ФИФА, достаточно и 12 арен.

Еще 75,6 миллиарда рублей понадобятся, по расчетам Минспорттуризма, на обеспечение связи и развитие информационных технологий. На подготовку аэропортов и железных дорог планируется потратить 45,9 и 43,8 миллиарда рублей соответственно (ранее РЖД заявляла, что на подготовку к чемпионату ей понадобится 2,6 триллиона рублей).

46,35 миллиарда уйдут на строительство тренировочных лагерей для участников ЧМ, в каждом из которых должна быть четырех-пятизвездочная гостиница с не менее чем 75 номерами.

Сообщается также, что в 1,4 миллиарда рублей обойдется российскому бюджету обязательство бесплатно перевозить участников и зрителей чемпионата железнодорожным транспортом. Ожидается, что бесплатным проездом воспользуется около миллиона человек. Еще 1,65 миллиарда бюджет недополучит из-за того, что иностранным болельщикам разрешено будет приехать в Россию без виз.
Министерство спорта и туризма РФ подготовило смету расходов, которые предстоят государству при подготовке к проведению чемпионата мира по футболу в 2018 году

Ранее сообщалось, что организации, занимающиеся подготовкой футбольного первенства, будут освобождены от налогов.

* * *

Обозреватель газеты "Спорт-Экспресс" Евгений Дзичковский пишет о суммах, принципах и схемах начисления премиальных в российском футболе.

В чем смысл этих гигантских выплат? Какую пользу они принесли нашему футболу, и сопоставима ли эта польза с вредом, нанесенным изъятием миллионов евро из бюджетов клубов, а также их спонсоров - государственных компаний? Справедлива ли, наконец, сама система распределения и начисления премиальных в России?

В такой ситуации первым делом возникает вопрос: "А как у них?" За ответом коллега Александр Просветов обратился к полузащитнику Игорю Яновскому, выступавшему с 1998 по 2000 год за французский "ПСЖ".

– Главным источником дохода всегда являлась зарплата, – сказал Яновский. – За победу в обычном матче нам могли вообще ничего не дать "сверху". Но могли и заплатить символически – полторы-две тысячи франков. Чаще всего так бывало, когда обыгрывали одну из команд первой пятерки. Особенно в конце сезона. В любом случае, эти выплаты не превышали 10 процентов месячного оклада. А вот за достижение конечного результата команду всегда поощряли особо. За попадание в еврокубки, допустим, могли дать два месячных заработка.

Подтвердил слова Яновского и Александр Панов, вступавший в 2000-2001 годах за французский "Сент-Этьен" и швейцарскую "Лозанну". А вот дальше наш с Пановым разговор приблизился к российским реалиям и зазвучал по-новому.

– Существует мнение, что в России нужна другая система, потому что без больших премиальных за победу в каждой игре у игроков теряется стимул.

– Согласен. В России премиальные должны быть как минимум сопоставимы с зарплатой, чтобы на поле была битва, а не сон. Если человек гарантированно имеет 2-3 миллиона евро в год, да еще клуб за него и налоги платит, за что ему биться?

– Странно, что за рубежом битва есть, а больших премиальных нет.

– Там у игроков совсем другой менталитет. Живы понятия "честь клуба", "ответственность перед болельщиками". Зрители не поймут, если футболисты будут играть вполсилы, а к зрителям в Европе принято прислушиваться. Не стал бы исключать, что владельцы зарубежных клубов специально не стремятся премировать игроков в каждом матче, чтобы не умертвить клубный патриотизм и не свести все стимулы к деньгам. Легионерам, кстати, платили так же, как и местным. Хочешь выступать за эту команду – будь ее частью, а не шабашником-индивидуалистом.

Нелишне напомнить, что дополнительное поощрение в нашем футболе – вовсе не дань нынешней злой капиталистической эпохе. Оно уходит корнями в относительно невинное советское прошлое, когда к процессу подключались райкомы и обкомы, колхозы-миллионеры, шахтерские боссы и так далее. Футболистов порой премировали и привязывали не деньгами, так квартирами, машинами или спецпайками.

Сколько платят в России за выигрыш? Глава агентства Pro-Sports Management Герман Ткаченко, служивший в свое время президентом самарских "Крыльев", а ныне имеющий непосредственное отношение к махачкалинскому "Анжи", считает, что нижняя граница в премьер-лиге – 5 тысяч условных единиц на игрока. По сравнению с началом века суммы выросли: в московском "Торпедо", скажем, лет 7-8 назад при типовой зарплате 5-7 тысяч долларов за победу платили 3 тысячи. В удачный месяц футболист мог заработать дополнительно еще один-полтора месячных заработка. Правда, для того чтобы претендовать на премиальные, требовалось застолбить себе место в основе или на худой конец в заявке. Выпал из 18 лучших – свободен, живи, как инженер, на одну зарплату.

Похожая схема, по моим сведениям, действует нынче в астраханском "Волгаре". При небольших зарплатах в 150-200 тысяч рублей (прошу читателей с пониманием отнести к слову "небольших") за победу каждый игрок основы имеет шанс получить столько же. То есть при удачном раскладе увеличить размер месячного жалованья в три или даже в четыре раза.

А вот по версии Панова, в каком бы российском клубе он ни играл, сумма премиальных оглашалась президентом клуба непосредственно перед матчем. При этом особо важные игры всегда оценивались по отдельным тарифам.

Имеет в России хождение и так называемая прогрессивная шкала премирования. По неподтвержденной информации, в ЦСКА за выигрыш полагается 30 тысяч евро на игрока. Но сразу выплачивается только 10. Еще 10 футболисты получат в случае завоевания второго места по итогам сезона. И остальные 10, если армейцам удастся стать чемпионами. Таким образом достигается симбиоз поощрения за итог отдельной игры и выполнение общей задачи. Кроме того, премирование жестко привязывается к попаданию в Лигу чемпионов. Есть европейские доходы – есть премия. Нет – значит, на большее футболисты не заработали.

Еще один вариант прогрессивной шкалы условно назову системой джек-потов. В его основе – стимулирование игроков к победным сериям. В ходу может быть и арифметическая последовательность, и геометрическая прогрессия. То есть премиальные за каждую последующую победу исчисляются либо суммированием с предыдущей премией, либо даже перемножением ее на определенный коэффициент.

Именно такая модель, по словам Панова, работала в свое время в "Зените". И именно по этому поводу в конце прошлого сезона возникло непонимание между игроками "Локо" и президентом клуба. Ольга Смородская, по данным "СЭ", отменила принятый до нее накопительный порядок премирования, что вызвало недовольство футболистов. При этом надо отметить, что накопление не всегда работает в плюс. Ничья или иное поражение в некоторых клубах способны не просто оставить игроков без премиальных, но и отминусовать какую-то сумму от их последующих бонусов.

Из других особенностей российского финансирования отмечу выплаты не только тренерам, врачам и команде, но и всему остальному персоналу клуба вплоть до уборщицы. А также повышенные бонусы за домашние победы. И то, и другое практикуется нынче в "Анжи". Но, во-первых, здесь присутствует определенное экспериментаторство, а во-вторых, все зависит от возможностей владельцев клуба. Радовать уборщицу конвертиком после победы не отказалась бы ни одна команда – мести и мыть от этого она будет только лучше. Да не у всех есть на то свободные деньги.

В чем здесь могут быть подводные камни? Да откуда им, казалось бы, взяться? Есть обещание – и есть выполнение. Или нет оного – варианта всего два. Но вопрос с премиальными, как и любой другой российский вопрос, от простоты довольно далек.

Трудовой кодекс не требует обязательной разработки положения о премировании и доведения его до каждого работника. Однако в очень многих организациях этому документу уделяется огромное значение. Он редактируется каждый год с участием руководителей, работников и профсоюза. Чье слово главней, объяснять не нужно, но консенсус в итоге достигается и задает четкие правила игры на весь трудовой период.

В футболе не так. Положение о премировании, если оно вообще существует в клубе, не доводится каждому игроку под роспись и не выдается на руки: чаще всего выразителем народных чаяний и связником-переговорщиком является капитан. Его куда-то вызывают, что-то говорят, просят подождать, когда появятся деньги, или доводят через него изменения… Все бы ничего, если бы обещания выплатить повышенные бонусы за суперважный матч не оставались пустыми словами по отношению к тем, кто, скажем, решил уйти из команды после окончания сезона. Не написано пером – можно вырубить топором. С глаз долой, из сердца вон.
Если тренер не чувствует материальной заинтересованности в профессиональном росте подопечных, он начинает искать источник дохода не в трансферных продажах, а в трансферных покупках, что бьет по карману владельца клуба куда больнее поощрительных бонусов

А в одном волжском клубе, который пару лет назад пытались удержать на плаву всем нашим футбольно-политическим колхозом, премиальные попали под реструктуризацию долгов. А потом новое руководство озвучило вердикт: решения совета директоров на выплату этих денег нет. Не выработано почему-то. Не родилось в муках. Долги есть, а решение отсутствует: картина маслом. И поскольку с тех пор прошло уж года два, а большинство игроков давно перебралось в другие клубы, ситуация успешно замылилась сама собой.

О том, как есть, поговорили. Давайте теперь про то, как надо.

По мнению руководителей профсоюза футболистов и тренеров Владимира Леонченко и Николая Грамматикова, премирование, да и вообще финансирование игроков должно быть жестко регламентировано и схематизировано. Юному футболисту, попадающему в команду вообще и в основной состав в частности, неплохо бы знать, что ждет его в дальнейшем. Основной показатель – количество сыгранных матчей и попаданий в заявку, при этом отдельные пункты вроде очков по системе "гол плюс пас" могут оговариваться в контракте. В этом случае игроки четко видят ступени собственной карьерной лестницы, что само по себе серьезный стимул.

Подмечено: в России велик процент игроков, пропадающих из виду по достижении рубежа в 100 сыгранных матчей на уровне премьер-лиги. До этого растут, тужатся, потом отхватывают жирный контракт и поудобнее устраиваются в гамаке. Не все – но многие. А сетка окладов и премирования могла бы способствовать и дальнейшему развитию игрока.

Пришлым звездам и сильным легионерам прямая дорога на верхние этажи той самой сетки. Но не за облака, а в единую со всеми финансовую среду, иначе никакими премиальными их потом не возбудишь. Тренерам - обязательные бонусы от трансферных продаж, поскольку именно эти люди лепят игроков, растят их и делают то, что называется в экономике "добавленная стоимость". Если тренер не чувствует материальной заинтересованности в профессиональном росте подопечных, он начинает искать источник дохода не в трансферных продажах, а в трансферных покупках, что бьет по карману владельца клуба куда больнее поощрительных бонусов.

Неизбежны возражения: в футболе важна индивидуальность, всех под одну гребенку не подстрижешь даже в масштабах одного клуба. Но есть и контраргумент: профессиональные лиги США, в том числе футбольная MLS. Американским футболистам платит именно эта организация, в которую клубы перечисляют деньги. Тарификация для разных категорий игроков едина, условия заранее оговорены и согласованы. Причина – необходимость создания равных стартовых возможностей для игроков и клубов, а также свобода переходов футболистов из команды в команду, что делает соревновательность лиги очень высокой.

А вот для легионеров в Америке особые условия, определяемые допсоглашением. Потому что лига понимает: эти люди зачастую не просто зарабатывают, но и положительно влияют на имидж MLS, повышают стоимость футбола как продукта. Кроме того, не будь этого пункта, американская лига законсервировалась бы, лишилась бы возможности свободно обмениваться футболистами с Европой и Южной Америкой.

Разве не это сейчас мешает российским клубам добиться коллективной договоренности, ограничивающей рост зарплат? И разве это не выход из ситуации, несмотря на все различия между нами и США?


Существует, впрочем, одно условие, важнее которого нет и быть не может. Без его выполнения ничего у нас не получится, как ни мудри с зарплатами и тем более с премиальными. В России жизненно необходимо открыть бюджеты футбольных клубов. Не огласить их суммы, а сделать прозрачной и доступной для общественного контроля всю бухгалтерию, любые транши, займы и выплаты. Законодательно.

Страшно? Но ведь в нашем футболе работают честные люди, разве нет? Чего им бояться? Пусть все узнают, какие суммы уходят агентам и офшорам, какой процент премиальных оседает в карманах тренеров, что обещано и что на самом деле выплачивается игрокам, сколько капает топ-менеджерам и спортивным директорам, из какой конкретно бюджетной организации какие суммы поступают и на что расходуются. С аудитом, с ревизиями – все как положено.

Ясно, что большому проценту российских клубных вождей футбол после этого станет неинтересен. Но, быть может, он сам станет интереснее, чем сейчас? Да и не клубам адресовано мое обращение. Не пчелам я предлагаю бороться с медом и даже не пасечникам. А министру всего пчеловодства.

Мед у вас невкусный, товарищ пчелиный фельдмаршал. Почистить бы надо в ульях. Да и трутней много развелось.
XS
SM
MD
LG