Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты - о деле "Невского экспресса"


Подрыв "Невского экспресса" заставил пересмотреть систему безопасности на железных дорогах

Подрыв "Невского экспресса" заставил пересмотреть систему безопасности на железных дорогах

Генеральная прокуратура России направила в суд дело о подрыве в ноябре 2009 года поезда "Невский экспресс", в результате которого погибли 28 человек. Четырем уроженцам Ингушетии предъявлены обвинения в терроризме. Еще шесть человек обвиняются в участии в незаконном вооруженном формировании.

О том, что заместитель генерального прокурора России Виктор Гринь подписал обвинительное заключение по делу о подрыве "Невского экспресса", стало известно 27 июля. Как сообщила журналистам официальный представитель ведомства Марина Гриднева, материалы уголовного дела направлены в Тверской областной суд для рассмотрения по существу.

По делу проходят десять обвиняемых. Жителям ингушского села Экажево Тархану, Татархану и Беслану Картоевым, а также их соседу Якубу Аушеву предъявлено обвинение в "организации незаконного вооруженного формирования и участии в нем", "бандитизме", "террористическом акте", "убийстве и покушении на убийство", а также в "незаконном обороте и изготовлении оружия и взрывчатых устройств". Еще шести обвиняемым (все по фамилии Картоевы) инкриминируют "участие в незаконном вооруженном формировании, бандитизм и незаконный оборот оружия".

Главный редактор сайта "Агентура.ру" Андрей Солдатов считает так называемую "ингушскую версию" подрыва "Невского экспресса" справедливой, судя по тем показаниям, которые давали обвиняемые. Однако он не исключает, что в ходе расследования могли иметь место процессуальные нарушения:

– Ситуация выглядит неясной. Поначалу адвокаты заявляли, что при допросах применялись пытки, потом они стали говорить, что проверками это не установлено – пытки не оставили следов. Конечно, эти заявления нужно проверять, но, учитывая, что расследование теракта 2007 года, также связанного с подрывом "Невского экспресса", сопровождалось большим количеством нарушений, и, в конце концов, обвиняемые были практически оправданы, то вопрос о процессуальных нарушениях возникает небезосновательно. Кроме того, как я понял, обвинение собирается повесить на этих 10 человек еще и участие в подрыве 2007 года – помощь в изготовлении взрывчатки и так далее. Будет очень интересно посмотреть, как все это будет выглядеть в суде.

Как сообщил ранее официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин, следствие установило причастность к подрыву "Невского экспресса" в 2009 году еще семи человек. Это Александр Тихомиров, известный как Саид Бурятский, Багаутдин Далгиев, Осман Ужаков и четыре брата Картоевы, которые были убиты в ходе спецоперации в марте 2010 года в селе Экажево. Тогда же были арестованы многие нынешние обвиняемые. О том, почему ингушское село Экажево регулярно фигурирует в новостных сводках в связи с терактами, нападениями и спецоперациями по поимке боевиков, рассуждает главный редактор сайта "Агентура.ру" Андрей Солдатов:

– Самый простой способ рекрутирования новых членов подобных организаций – это вербовка всей семьи, родственников, живущих рядом друг с другом. Но странно, что никаких других способов ареста подозреваемых, кроме как с танками, стрельбой и взрывами, похожими на большую военную операцию, мы не знаем. Мы часто видели в Дагестане, как при аресте одного подозреваемого разрушались целые многоквартирные дома, что, естественно, вызывало гнев местного населения и повышало шансы для вербовки в террористические организации молодежи. К сожалению, это та опасность, которую люди не очень видят и не очень понимают.

Скоростной поезд N166 Москва – Санкт-Петербург сошел с рельсов на границе Новгородской и Тверской областей 27 ноября 2009 года. В катастрофе погибли 27 человек (позже скончался еще один), более 130 были ранены. Кроме того, "Российским железным дорогам" был нанесен ущерб на сумму в 187 миллионов рублей. По версии следствия, крушение поезда произошло из-за сработавшего на его пути взрывного устройства.
О том, что изменилось в сфере обеспечения безопасности на железной дороге со времен подрыва "Невского экспресса" в интервью Радио Свобода рассказал президент Международной контртеррористической тренинговой ассоциации Иосиф Линдер:

– Во-первых, конечно, усилена так называемая "техническая составляющая" обеспечения безопасности. То есть поставлены камеры наблюдения, предусмотрены технические полосы отчуждения, усилены так называемые "контрольные полосы" – технические сооружений, препятствующие свободному доступу к железнодорожному полотну или к скоростной магистрали.

Иосиф Линдер отметил, что камерами видеонаблюдения оснащаются наиболее опасные участки пути:

– Это наименее приспособленные для других мер технического обеспечения участки. По возможности надо следить за каждым участком пути, но все зависит от финансовых и технических возможностей. Я приведу пример. Аналогичные скоростные магистрали, предположим, в Японии или в Европе практически на всей своей протяженности обеспечиваются специальными средствами видеоконтроля. Это идеальный вариант. Но достаточно только посчитать протяженность магистралей и то, какое количество перехватывающих видеокамер и соответствующей технической аппаратуры, которая будет передавать этот сигнал на центральный пульт, необходимы, чтобы понять, что в масштабах нашей страны это потребует гигантских средств.

По словам Иосифа Линдера, к числу наиболее рискоопасных участков пути можно отнести любую скоростную трассу, особенно на тех направлениях, где используются поезда с повышенным скоростным режимом. Любое чрезвычайное происшествия – будь то теракт или авария – на скоростной трассе более опасно для жизни и здоровья граждан, чем на штатной железнодорожной магистрали, где скорость движения поезда значительно ниже.
XS
SM
MD
LG