Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Великое плавание капитана Варухина (Великий Новгород)





Новгородский Клуб юных моряков занесён под № 1 в Книгу Почёта Министерства образования России. А как всё начиналось?

Николай Варухин:
При очередном рейсе на Ладожское озеро я встретил белый теплоход – красивый такой, речной, «Юнга» назывался. И по нему бегали мальчишки в морской форме. Пришёл к трапу, там вахтенный встретил – юный моряк полтора метра ростом: «Вы к кому и как доложить?». Николай Александрович там капитаном был, поговорили с ним, он рассказал, что это ленинградский Клуб юных моряков. И я подумал, а почему в Новгороде не сделать? Пошёл в обком партии, в обком комсомола, в горком и сказал – нужно Клуб юных моряков в Новгороде делать. На меня посмотрели как на очередного чудака. Первые годы, конечно, поддержки не было. Но надо отдать должное – подписал документы Базовский, первый секретарь обкома партии. И получаем боевой корабль из Таллинна. Он уже был на металлолом на раздел готов. Практически за месяц его восстановили. И своим ходом погнали домой, в Новгород. Я получил настоящий боевой корабль – можете представить, для детей это что такое? И уже на другой год я иду на нём в рейс, а навстречу мне – этот речной теплоход «Юнга».

Светлана Жохова: Специально для клуба вы переоборудовали здание банно-прачечного комбината, установили маяк, собрали музей. Но ведь начиналось всё с кружка… на балконе?

Николай Варухин:
…но там детей столько пришло, что директор дома пионеров на втором этаже дала большой класс! А детей всё больше и больше – она на следующий год нам второй класс даёт. Потом дают в пятой школе пристройку – там пять классов! Корабль стоит в центре города, а клуб – там, очень неудобно ездить было. Ремонты кораблей мы всегда делаем своими силами, потому что у нас преподаватели - та же команда, посторонних не берём. Например, техник преподаёт зимой ребятам, он с ними и в рейс идёт, он уже их знает, чему научил. Почему и клуб-то сильный, и команда сильная!

Светлана Жохова: Ваш клуб – первый в стране получил право заграничных походов. Как вам удалось добиться этого?

Николай Варухин: Ходили и в Ладогу, Онегу, на Волгу ходили. Дальше нас не пускали. А я как раз получаю третий корабль, «Сашу Ковалёва». Шесть лет борьбы, чтобы его достать – переписка, поездки, к адмиралам, в Москву, вплоть до зам.командующего добрался. Можете представить: я под мосты заходил – зазор спичечный коробок! Так ювелирно надо было заходить и знать воду… а были годы, когда я не мог выйти из Волхова. «Саша Ковалёв» уже близко подходил под гражданские нормы, чтобы его переоборудовать, получить все морские документы и ходить за границу. Но шесть лет его делали, чтобы «подогнать» к морю. А чтобы попасть за границу, надо визировать команду – а как визировать 14-летних пацанов, когда паспорт моряка выдаётся строго с 18 лет? А чтобы получить в советское время морской паспорт, надо шесть месяцев проверки. Это уникальный случай в Советском Союзе, такого случая больше нет. Мы пошли в Таллинн, Рига, Калининград, а потом – Германия…

Светлана Жохова: А правда ли, что однажды вы попали в шторм в 12 баллов, и наша база вам отказалась помочь?

Николай Варухин: В Лиепая стояла военно-морская база. Мы шли рейсом из Калининграда, это был 1989 год. Наши прогноз погоды дают хороший. Но я смотрю: тучи заворачивают, ветер меняется – шторм будет. Шведскую станцию запросили погоду, они отвечают – ребята, такой шторм идёт, что у нас предупреждение всем рыболовным судам – в укрытие. А куда нам бежать – некуда бежать! К двум ночи такой ветрюга – 27 метров в секунду. Как раз – в Лиепая заходить. Вызываю – а мне пишут: «А мы вас в море и не выпускали!». Судно очень сильно качает, 90 детей на борту. Половина детей уже, конечно лежали «трупами». А были такие – он на вахте стоит, ведро держит, травит в это ведро, ему механик говорит: «Иди ты уже отсюда!», отвечает: «Нет, пока вахту не отстою, не уйду». Вот сила воли-то у детей какая… И мы пошли на остров Готланд, шведский остров. Я угнал судно! Потом к нам подъезжает шведский пограничный корабль – увидели наших пацанов маленьких, в робах, в форме. «Это что такое?» - спрашивают. «Учебное судно!». «Откуда?», - говорят. «Из Новгорода!». «Уу! Наш Рюрик у вас, Мы же викинги», – и началось. Детям шоколад притащили, галеты, кофе, свой корабль супернавороченный показали. И там такую технику показали – до сих пор она мне снится…

Светлана Жохова: Не могу не спросить о «Булгарии». Каково ваше видение сложившейся ситуации?

Николай Варухин: Конечно, это безобразие уже идёт не снизу, а сверху. И если за 25 лет наше перестроечное государство не построило ни одного приличного круизного, туристического или пассажирского судна – задайте вопрос себе, почему мы ничего не строим. От безысходности ходят на старье. Второй вопрос – надзор. Можно и старьё в хороших руках содержать, если есть хороший надзор, если хозяин не жадный – не себе в карман деньги, а в промышленность, в производство. Вы понимаете, народ уже на пределе – неужели они не видят? Почему всё врём-то народу своему, что дальше-то ждём?

Светлана Жохова: Я знаю, что вы ждать не любите и пытаетесь сами менять ситуацию. У вас уже давно давно написан туристический проект круиза «пути из варяг в греки» - почему не удаётся его реализовать?

Николай Варухин: Проект очень простой. Выход из Стокгольма, Таллинн, Кронштадт, Санкт-Петербург, Валам, Старая Ладога, Новгород – всё, 14 суток туда и обратно. Построить специальное круизное судно – река-мореплавание, чтобы оно могло ходить и в речных условиях, и в морских. Проект был изготовлен, но его не запустили – наступила перестройка. Я с финской круизной компанией разговаривал – они сказали «мы вам за год этот теплоход построим». Техническое задание у меня разработано. Институт в Москве обсчитал полностью этот проект – очень выгодный и долговечный. Разговаривал с «Викинг лайн», они сказали, «на десять лет этот проект сразу закупим и будем поставлять туристов». По подсчётам, на сегодняшний день, за навигацию судно приносит 18 миллионов долларов. Из них 9миллионов на содержание, остальное остаётся. По-моему, это неплохо. А к кому я не ходил, к нашим бизнесменам… у нас ведь в стране бизнес какой: сегодня украл-убил, завтра живу хорошо. Такой бизнес не бывает – это бандитизм. Сегодня обманул соседа – руки потираю, завтра тебя обманули – опять кто-то руки потирает. Люди не думают о завтрашнем дне! Древние наши новгородцы ведь мореплаванием очень сильно занимались – и север осваивали, и Европу. Говорят, что Пётр Первый «прорубил окно в Европу», так у новгородцев были «ворота прорублены» до Петра Великого за 800 лет. Из-за чего и Новгород был богат, торговал, флот свой имел и богател. И народ грамотный. И воля была. Мы изучаем и из Европы демократию берём, хотя она уже была в Новгороде в Древней Руси.

Светлана Жохова: В самом начале своего пути вы чуть было не уехали из Новгорода. Почему всё-таки остались?

Николай Варухин: Первоначально-то никто не помогал, все смотрели со стороны. И жена, и ребёнок уже родился, в Доме пионеров в том же классе, где и преподавал – мы жили. А там как раз место появилось в Ломоносове. Пришёл на занятие к детям, говорю – наверно, уеду. У кого мокрые глаза сделались, кто смотрит так: «Ох ты, предатель. Собрал, наговорил, корабль достал – сам бежать?». Ладно, думаю. Сила воли – переборю. Переборол.
XS
SM
MD
LG