Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Акции Ходорковского-Лебедева растворились без остатка?


Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в зале Хамовнического суда.

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в зале Хамовнического суда.

Судебные приставы утверждают: Платон Лебедев и Михаил Ходорковский не расплатились по долгам. Адвокаты экс-владельцев ЮКОСа говорят о странной судьбе арестованных акций.

Федеральная служба судебных приставов (ФССП) распространила через "Интерфакс" сообщение о том, что экс-владельцы ЮКОСа так и не возместили ущерб, который был определен судебным решением. Можно предположить, что это неожиданное заявление сделано в связи с полемикой, которая возникла между адвокатами и представителями Вельской колонии на суде, где рассматривалось прошение об УДО Платона Лебедева.

Напомним, что в ходе суд было заявлено: Лебедев не возместил ни копейки из более чем 17 миллиардов рублей (сумма, которую экс-владельцы ЮКОСа должны были гасить солидарно по первому судебному приговору). Это заявление вызвало недоумение адвокатов, подробно перечисливших суммы, которые были взысканы с их клиента.

И вот спустя несколько дней после суда в Вельске судебные приставы решили внести в вопрос о долгах ясность.

"В ходе исполнительного производства в принудительном порядке взыскана и перечислена в бюджет сумма в размере 132 млн 747 тысяч рублей, вырученная за счет продажи имущества - земельного участка, транспортных средств, акций и т.д, - а также арестованная на банковских счетах должников", - заявляет пресс-служба ФССП.

Также указывается, что в рамках возбужденного в 2005 году исполнительного производства, судебные приставы должны взыскать с Ходорковского и Лебедева по решению Мещанского суда 17 млрд 395 млн 449 тысяч рублей в пользу государства, а также неуплаченные подоходные налоги с пени в размере 124 млн рублей с Ходорковского и почти 13 млн рублей с Лебедева.

"Несмотря на то, что в адрес солидарных должников, а также законных представителей неоднократно направлялись постановления, требования и письма судебного пристава-исполнителя, содержащие, в том числе, информацию о факте возбуждения исполнительного производства и сумме долга, Ходорковским и Лебедевым действия по добровольному погашению суммы задолженности не предпринимались", - говорится в сообщении ФССП. По данным ведомства, "в 2011 году исполнительные действия по исполнительному производству не производились".

Радио Свобода обратилось за комментарием к адвокату Платона Лебедева Константину Ривкину.

- Цифры, которые приводит служба судебных приставов, совпадают с теми цифрами, которые вы называли на заседании суда, где рассматривалось УДО Платона Лебедева? Или вы разошлись в оценках?

- Отчасти цифры совпадают, но парадокс заключается в том, что эти цифры, которые сейчас официально подтверждены судебными приставами, отсутствовали в материалах, представленных на суде колонией. По утверждению представителя колонии, Лебедев не компенсировал ни копейки из 17 с лишним миллиардов рублей. Между тем, еще в 2006 году на мой адвокатский запрос мне официально подтвердили, что в порядке компенсации ущерба взысканы суммы со счетов моего клиента, деньги, полученные от реализации земельного участка в Жуковке и принадлежащего Лебедеву имущества. А в 2011 году мы выясняем, что в колонии этих сведений нет, и ее представители показывают справку, в которой в разделе погашения исков стоят нули.

- Как я понимаю, вы называли те же цифры, что и судебные приставы, но добавили к ним сумму арестованных акций. В заявлении судебных приставов об акциях говорится вскользь, на какую сумму они поятнули не сказано. В чем тут дело?

- Чтобы разобраться в этой коллизии, надо вспомнить некоторые подробности, которые касаются первого дела ЮКОСа. Через несколько дней после ареста Ходорковского, то есть в 2003 году, наши процессуальные оппоненты арестовали принадлежащие Ходорковскому, Лебедеву и их компаньонам акции. Речь идет о более чем 1 млрд. обыкновенных акций ЮКОСа. С тех пор эти акции находились под арестом. И лишь через два года после приговора, в 2007 году - по непонятным для меня причинам - судья Колесникова вынесла решение о снятии ареста с акций свыше 1 млрд. "поштучно". В ее решении также написано об "обращении их в счет погашения гражданского иска, который был удовлетворен приговором Мещанского районного суда города Москвы 16 мая 2005 года". Я получил справку от ММВБ о стоимости акций на момент их ареста. Получается, что этот пакетик весил в 2003 году ни много ни мало 404 с лишним млрд. рублей, то есть это в 23 раза больше, чем та самая сумма, которая фигурировала в приговоре. Это первое.

Второе. Хочется спросить господ судебных приставов - ребята, а что это вы не исполнили решение Мещанского суда? Куда вы акции дели, которые вам было велено обратить на погашение гражданского иска?

- Судьба этих акций неизвестна?

- Она таинственна, поскольку господа судебные приставы упорно не отвечают на адвокатские запросы - ни на мои, ни на запросы коллег из команды, защищающей Ходорковского. И потом заявляется, что Лебедев добровольно не погашает иски. А Лебедев сильно удивляется и говорит: " Если вы у меня все в 2003 году арестовали, за счет чего я должен возмещать ущерб?" Это первое. Второе. Если вы, извините, содрали в 23 раза больше, чем было назначено судом, то зачем вам еще? В запас что ли, на будущее?

- А вам не говорили, что акции, которые в 2003 году стоили сотни миллиардов, в 2007-м ничего не стоили?

- Это мне говорили журналисты. И мне такой подход принципиально не нравится. Если у меня в 2003 году изъяли некое имущество, то его нужно оценивать по ценам того же года.

- Меня интересует техническая подробность. Если даже акции к 2007-му году стоили три копейки, эти три копейки, взысканные в пользу государства, должны быть отражены в документах?

- Однозначно. Но прежде всего, когда акции были арестованы, их надо было официально оценить и составить соответствующий акт – его, как я понимаю, в природе не существует. Если бы он был, мне бы не приходилось заниматься арифметикой и запрашивать справки ММВБ. Но даже если акции были реализованы по меньшей цене в 2007-м году, это должно быть отражено в документах. Но мы об этом ничего не знаем, - сказал Ривкин.

Сегодня же, 29 июля стало известно, что защита Лебедева отпротестовала отказ в УДО.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG