Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Вадим Дубнов - о единомышленниках Андерса Брейвика


Вадим Дубнов

Вадим Дубнов

В модном представлении о том, что толерантность непременно обернется фашизмом, после бойни на норвежском острове обнаружился новый поворот. Те, кто это твердил всегда, сегодня начинают с приличествующего гнева в адрес убийцы. Но потом, не в состоянии скрыть торжества, расслабляются и выдают потаенное: но, согласитесь, ведь Брейвик в чем-то прав...

И логика задана со всей неумолимостью. От Атлантики до Урала, хотя, конечно, чем ближе к Уралу, тем все яснее. В московской студии известный депутат от "Справедливой России" разоблачает не только политкорректность, но и всю пресловутую демократию, он, с одной стороны, жалеет Европу, а с другой, не выдерживает: "Ведь в чем-то прав Брейвик..."

Кажется, после недельного замешательства у тех, кто понимает убийцу, но стесняется сказать об этом вслух, устоялась спасительная формула : убивать, конечно, нельзя, но нельзя и отвергать из-за убийства хорошие идеи. Что ж поделаешь, если эти хорошие идеи пришли в голову психу.
И подписываются под этим тезисом отнюдь не только те, кто называют себя правыми радикалами.

Кто-то скрупулезно высчитал список стран, привлекших внимание Брейвика: Швеция, Дания, Великобритания, Германия, Польша, Белоруссия, Франция, Австрия, Венгрия, Хорватия, Литва, Эстония, Латвия, Испания, Кипр, Мальта, США, Турция, Мексика, Китай, Нигерия, Кот-д'Ивуар, Либерия, Армения, Россия. В каждой нашлось для Брейвика что-то поучительное, и, если очистить полторы тысячи страниц от бреда про новых викингов, получится уже не манифест, а глобальное исследование всего на свете на одну заданную тему.

Брейвик извел и переработал тонны информационной руды: здесь и история, и религиоведение, и теория политических устройств, и состояние праворадикального дела. Лучшие националисты – оказывается, в Литве, другие все больше тратят время на евреев, в то время когда главная опасность в исламе. Еще неплохие кадры в Венгрии. На Белоруссию и Россию, а также на Сербию можно рассчитывать в плане вооружения будущей армии освобождения Европы. После освобождения европейскую модель можно усовершенствовать с учетом опыта российской управляемой демократии. В другом месте манифеста она называется фашистско-демократическим режимом, в чем, возможно, Брейвик и в самом деле отчасти прав.

Даже адвокат Брейвика подозревает, что его клиент безумен, и это, кажется, не только стратегия защиты. Творил чрезвычайно методичный, крайне увлеченный и не лишенный исследовательской жилки псих.

Но, как это бывает у психов, во всей этой какофонии есть своя безумная система. Ведь персонажей, свихнувшихся на нацистской идее, было немало и до Брейвика. Но он их, возможно, кое в чем превзошел: он трудился в эпоху глобализации и интернета. В том-то и дело, что Брейвик не просто исследовал весь накопленный человечеством опыт ненависти к чужим, не просто застенографировал собственный бред. Он, может быть, считал его самодостаточным, но ошибся: он проделал поистине титаническую работу - просуммировал и пропустил через себя все, что носится в глобальном воздухе. О чем говорят в студиях, в том числе и после 22 июля. То, в чем он будет "отчасти прав".

Итак: обыкновенный фашизм – во всем его географическом и политическом многообразии, и потому расширенный и обогащенный. Повсеместный психоз исламофобии, и тоже с изобилием региональных нюансов. Здравицы проявлению любого национализма, включая почему-то Чернобыль, который взорвали, по его мнению, жаждущие свободы украинцы. Освобождение Европы надо начинать с освобождения от предателей, своими личными врагами Брейвик объявляет Меркель и Саркози, западную демократию вообще, либералов, конечно, красных, и естественно, голубых.

Но на этот традиционный базис накладывается все, что раньше существовало как-то само по себе. Полемика о толерантности, над которой принято смеяться. Дискуссия о мультикультурализме, который враги Брейвика Меркель и Саркози с примкнувшим к ним Кэмероном объявляют несостоявшимся. Все это сдабривается изрядной порцией антиамериканизма и антиглобализма вообще, а пороки единой Европы описываются со ссылкой на Буковского, писавшего об СССР. Все это посыпается воспаленной исторической памятью, и в манифесте упоминается Армения, с которой турки начали, прежде чем оккупировать Европу. Чуток христианства и по вкусу антиглобализма. Щепотку Белоруссии. И от души - российской стабильности.

И весь феномен: Брейвик взял абсолютно все, что было под рукой, смешал с опытом тех, кто робко все это делал по отдельности – скажем, запрещал строить минареты и носить паранджу. Видимо, в глубине души надеясь, что если пойти навстречу встревоженным гражданам, но этим и ограничиться, то до крайностей не дойдет.

А Брейвик вэто время уже писал свой труд. От соединения того, что носится в воздухе, оказывается, получается гремучая смесь. Социологии на этот счет пока нет, но что-то подсказывает: Брейвик для многих окажется в чем-то прав. Хотя, конечно, убивать нельзя. Убивают только психи.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG