Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историк Муртазали Дугричилов – о Рамадане, джихаде и реформе ислама


Муртазали Дугричилов

Муртазали Дугричилов

1 августа мусульмане всего мира начинают отмечать 9-й, священный месяц лунного календаря – Рамадан, который закончится в этом году 29 августа. Мусульманский лунный календарь короче григорианского примерно на 11 дней, поэтому ежегодно дата начала Рамадана сдвигается примерно на 11 дней назад относительно современного календаря.

В течение Рамадана правоверные мусульмане воздерживаются от приема пищи от утреннего до вечернего намаза. Согласно Корану, в это время особенно важно не только держать пост, но и совершать благие дела.

О значении Рамадана и восприятии заповедей ислама многими современными мусульманами говорит журналист Радио Свобода, историк и знаток религии Муртазали Дугричилов.

– Рамадан – один из пяти столпов, на которых зиждется ислам. Если свидетельства веры, ежедневные пятикратные молитвы, паломничества в Мекку, раздача милостыни, закет явно идентифицируют человека, как мусульманина, то призывы к воздержанию от приема пищи и питья, призывы к воздержанию от плотских страстей, от гнева есть и в древних религиях – и в иудаизме, и в христианстве. Какова особенность мусульманского поста? Чем объясняется его необходимость в исламе?

– Рамадан – девятый месяц лунного календаря, в переводе с арабского это слово переводится как "пышущий жаром", "дышащий жаром". В период зарождения ислама этот цикл приходился на самый жаркий период в Аравии. Именно в этот период пророку Мухаммеду был ниспослан священный Коран, хотя он постился и в другие времена года, поэтому считается, что этот месяц предписан для каждого мусульманина, как священный, и он должен соблюдать пост. Позже известный целитель, врач Абу Али ибн Сина – Авиценна – пришел к выводу, что благотворность воздержания от приема пищи, питья и так далее связано с особым положением Луны в звездном хороводе, которое она занимает в этот период. Но важно не только физиологическое воздействие. Тут речь, прежде всего, о нравственных составляющих, понимании страждущих, понимании богатыми состояния человека, испытывающего голод. И еще одна, самая главная составляющая – психологическая. Человек закаляется духовно, человек отказывается от собственных страстей.

– Как у мусульманских народов – в России, в первую очередь, – сейчас сочетаются бытовые, технологические, рабочие требования XXI века и религиозность, особенно у молодых людей?

– Это зависит от того, с каким человеком мы имеем дело.

– Может быть, Рамадан в XXI веке у некоторых мусульман проходит уже как-то по-другому? Есть мнение, что ислам сейчас – или в какое-то ближайшее время – будет вынужден пережить некую глобальную собственную реформацию. Какие здесь могут возникнуть опасности?

Тут речь, прежде всего, о нравственных составляющих, понимании страждущих, понимании богатыми состояния человека, испытывающего голод. И еще одна, самая главная составляющая – психологическая. Человек закаляется духовно, человек отказывается от собственных страстей
– Ответ лежит на поверхности. Опасность в том, что традиционалисты, фундаменталисты, естественно, будут возражать против какой бы то ни было модернизации, реформации. Но эта реформация началась уже в XIX веке, она была и в Пакистане, и в Турции, и в некоторых арабских странах. Сегодня за такую реформацию, за модернизацию выступают известные западные ученые, например, швейцарец по паспорту и мусульманин по вере Тарик Рамадан – он профессор, читающий лекции в Сорбонне. Он положил начало такому понятию, как "евроислам", которое не все разделяют. Он призывает к соблюдению фундаментальных норм ислама, но – приспособившись к современной эпохе. Трудно соблюдать такие, скажем, положения в исламе, как "нельзя жить под властью неверных", а мы видим, что существует огромное умма (религиозная община) и в Европе, и в России.

– А как человек, о котором вы говорите, и его последователи относятся к понятию "неверный"? Как его понимают мусульмане – сейчас, в XXI веке?

– Во времена пророка Мухаммеда под неверными, под словом "кяфир" или "гяур", в разных интерпретациях, понимали идолопоклонников, но никак не представителей иудаизма и христианства. Христиан и иудеев называли "людьми книги", они не считались неверными. Но постепенно, по ходу исторического развития, когда возникали войны на религиозной почве и всякого рода конфликты, это определение, к большому сожалению, переместилось на представителей других религий.

– Но большинство современных мусульман в России и в Европе все-таки мирно уживается с основными положениями и требованиями ислама, понимая, что их можно трансформировать в современную жизнь. Особенно – если человек находится в окружении людей иных конфессий, либо же внутри них зреет некий протест, и сами они не могут найти собственную идентичность.

– Я могу привести печальный пример моей родины, Северного Кавказа, – там как раз происходит то, о чем вы сказали. Те, кого называют салафитами, ваххабитами, радикалами, взялись за оружие и находят оправдание своим действиям в Коране. Но это форма политического протеста. Религия, Священное Писание человеку даны не для оправдания каких-то своих насильственных действий, а для поиска выхода. Ислам – самая политизированная религия, поэтому она столь динамична в наши дни. Кстати, в слове "джихад" произошла дискредитация терминологии. "Джихад" в переводе с арабского означает "усердие". Он имеет несколько этапов. Первый этап – джихад сердца: это когда твое сердце возмущается против каких-то пороков, которые тебя окружают. Второй – джихад языка, когда ты не просто молча возмущаешься, а пытаешься словом, проповедью противостоять этому. Следующий этап – джихад руки, когда ты должен вмешаться, когда ты должен сделать что-то, чтобы этого всего не было. И когда все это не помогает, тогда уже наступает последний этап – джихад меча. Но когда начинают с джихада меча, это приводит к тому, что ты не устраняешь пороки, а, напротив, их усугубляешь.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG