Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты - о процедуре переаттестации сотрудников МВД


То, что переаттестацию прошла большая часть сотрудников органов МВД, говорит не в пользу проведеной реформы

То, что переаттестацию прошла большая часть сотрудников органов МВД, говорит не в пользу проведеной реформы

Первого августа истекает срок, отведенный на аттестацию сотрудников полиции. Согласно закону "О полиции", подписанному президентом Медведевым в феврале 2011 года, милиция переименовывалась в полицию, а все сотрудники МВД, включая высших чинов, должны были пройти переаттестацию. В результате, по словам главы ведомства Рашида Нургалиева, 327 генералов остались в руководящем составе, 21 не прошел испытание. Еще 143 представителя генеральского корпуса ушли из органов внутренних дел по возрасту и по собственному желанию.

Переаттестацию рядовых сотрудников милиции проводили почти 1200 комиссий, созданных самими органами внутренних дел. В российских СМИ и в Интернете в течение всего периода аттестации появлялось множество сообщений о том, что за сохранение работы у милиционеров вымогают крупные взятки. Председатель профсоюза сотрудников милиции Михаил Пашкин в интервью РС сообщил, что по его данным переаттестация происходила с многочисленными нарушениями и, по сути, была избавлением от неугодных:

– Ко мне приходили сотрудники милиции, которые сказали, что их заставили подписать чистую аттестацию. Я говорю: ну, вот теперь они напишут, что вы, извините, женщина легкого поведения, а вы это подписали – значит, вы с этим согласны. А теперь как мы можем помочь? Многих заставляли писать рапорты, в которых они соглашались с тем, что аттестация пройдет без их участия, и они будут согласны с выводами аттестации, не видя самого текста! Это не фикция даже, а избавление от неугодных. Активных людей, готовых протестовать против этого произвола процентов 15 не больше.

Сама схема переаттестации сотрудников органов внутренних дел далека от идеальной, но с чего-то нужно начинать считает член Общественной палаты, доктор юридических наук Елена Лукьянова. По ее мнению, сложно изменить в одночасье неповоротливую структуру МВД:

– Система аттестации еще очень далека от совершенства. Например, не до конца понятно, на какие знания требуется проверка сотрудников МВД. Не до конца понятно, как эти знания проверяются, кто производит этот отбор. Для того чтобы переаттестовать всех сотрудников МВД, нужно энное количество высококвалифицированных кадров, коих, на мой взгляд, у нас не хватает. Судить о том, насколько это коррупциогенно, можно хотя бы по тому, что в Интернете можно найти объявления, предлагающие за определенную плату помочь со сдачей аттестационного экзамена. Известны, однако, случаи, когда даже заплатив, люди переаттестацию не прошли.

Все это пока далеко не идеально, но с чего-то нужно было начинать. Система закрытая, и она дает отпор любым мерам по ее очищению, но другого и ожидать было нельзя. Если бы не начали делать ничего, система только бы продолжала разлагаться. Сейчас она получила хотя бы хоть какой-то импульс.

Лидер движения "За права человека" Лев Пономарев считает, что говорить о настоящей реформе МВД еще рано. Преступлений совершаемых сотрудниками правоохранительных с переименованием милиции в полицию меньше не стало, подчеркивает Пономарев:

– Бесспорно, это не является реформой МВД, которое было в состоянии полного распада, как вы помните. Это была структура, которую надо было коренным образом реформировать. И если увольняют меньше 10% людей, значит, это просто спектакль, который нам разыграли. Все люди, создававшие эту коррупционную вертикаль, остались. Масса людей, вызывавших публичные нарекания, остались при своих должностях. Более того, некоторые из них даже были повышены. Поэтому никакой реформы не было и в помине.

По первоначальной задумке одной из целей реформы МВД и переаттестации была именно борьба с коррупцией в правоохранительных органах. Однако подводя итоги официально завершившейся аттестации, эксперты говорят о непрозрачности самого процесса. Директор российского отделения Transparency International Елена Панфилова считает, что процедура происходила без должного контроля со стороны гражданского общества, отсюда и многочисленные издержки:

– Есть основания полагать, что процесс переаттестации был, мягко говоря, недостаточно прозрачен для общества. Изначально говорилось (и президентом в том числе), что в аттестационную комиссию должны входить представители гражданского общества, общественных организаций. Людям должно быть понятно, почему те или иные люди переаттестовываются или не переаттестовываются. Но почему-то этого в нормальном режиме не произошло. Те общественные организации, которые имеют позитивный опыт работы с правоохранительными органами и могли внести свой вклад в процедуру, приглашены к этой переаттестации не были. И поэтому последние несколько месяцев все читали новости и пытались угадать, почему такой-то переаттестован, а такой-то нет. Поскольку вся реформа полиции затевалась для того, чтобы повысить доверие и прозрачность наших правоохранительных органов, мне кажется, соблюдение принципа прозрачности в ходе переаттестации вызывает серьезные вопросы. То, что за получение взяток за помощь в переаттестации были задержаны многие люди из органов МВД, наверное, говорит о том, что какие-то подобные вещи были. И не удивительно, что они были.

Между тем, из органов внутренних дел уволено более 20 процентов личного состава, то есть примерно каждый пятый милиционер так и не стал полицейским. Но, как сообщил в эфире телеканала "Вести 24" министр внутренних дел Рашид Нургалиев тем сотрудникам МВД, которые не прошли переаттестацию по болезни или по возрасту, ведомство поможет с устройством на работу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG