Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тактика полиции и демонстрантов на акции в защиту 31-й статьи Конституции России


Сидячая забастовка на Триумфальной площади в Москве, 31 июля 2011

Сидячая забастовка на Триумфальной площади в Москве, 31 июля 2011


Владимир Кара-Мурза: Полиция в воскресенье вечером задержала свыше 40 участников акции "Стратегии-31" на Триумфальной площади Москвы после того, как они начали шествие по Тверской улице. Для задержания нарушителей, по версии ГУВД, полицейским пришлось применить физическую силу. До этого акция проходила в новой форме сидячей забастовки.В Москве около сотни человек два часа просидели на Триумфальной площади, требуя свободных выборов и отправки в Магадан премьера Владимира Путина. Так долго несанкционированная акция продлилась впервые.
"Пока они проводили сидячую акцию и никому не мешали, их не задерживали", - пояснил представитель пресс-службы.
Ранее Эдуард Лимонов признал, что полиция в течение двух часов никак не реагировала на участников акции в защиту 31-й статьи Конституции.
Также стало известно, что сотрудники полиции Санкт-Петербурга доставили в отделение внутренних дел около 50 участников несанкционированной акции. Лидер ОГФ Ольга Курносова была задержана сотрудниками полиции по пути на акцию.
Координатор движения "Левый фронт" Сергей Удальцов объявил голодовку в знак протеста против "неправомерного" ареста. Удальцов заявил, что намерен обжаловать арест и голодовку будет продолжать до конца срока. Обвинения в неповиновении сотрудникам полиции предъявлены так же члену совета исполкома "Левого фронта" Константину Косякину.
Тактику полиции и демонстрантов в ходе очередной акции в защиту свободы собраний мы сегодня обсуждаем с активистами "Стратегии-31" Эдуардом Лимоновым, писателем, председателем исполкома партии "Другая Россия", Константином Косякиным, координатором движения "Левый фронт", Ольгой Курносовой, исполнительным директором Общегражданского фронта и Андреем Дмитриевым, лидером петербургского отделения партии "Другая Россия". В чем новизна тактики, примененной демонстрантами вчера, 31 июля?

Эдуард Лимонов: Это, безусловно, эскалация конфликта, мирная эскалация. Поскольку цель наша все же, мы не теряем ее из вида – это свобода мирных демонстраций, это исполнение статьи 31 конституции Российской Федерации. Но сидячая, как мы ее назвали, забастовка, правильнее ее назвать сидячей демонстрацией скорее – это шаг, который затрудняет работу полиции. Дело в том, что, например, на Триумфальной наша полиция уже научилась действовать быстро по выдавливанию людей с площади. То есть они смыкают ряды, так называемые "космонавты", идет 10 человек и выдавливают полсотни. А если сидячая демонстрация, то на каждого человека, дабы эвакуировать его с места протеста, нужно три-четыре милиционера. Это, конечно, затрудняет очень их работу. К тому же показывает зверский характер всего этого насилия. То есть когда человека тащат по асфальту, неизбежно ломают ему ладони, руки расплющивают, вывихи следуют суставов и прочее. И конечно, это обнажает звериную сущность режима. Мы считаем, что то, что произошло на Триумфальной вчера, это наша победа, промежуточная, это не конечная победа, конечная будет тогда, когда мы добьемся права проводить мирные собрания, в частности, на Триумфальной и повсюду, во всех городах России, где нам, извините, заблагорассудится. Потому что это наша страна. Мы применим эту тактику непременно и 31 августа.

Владимир Кара-Мурза: Какие обвинения вам предъявлены в связи со вчерашними событиями?

Константин Косякин: Мы с Сергеем Удальцовым только что из суда приехали, ему 15 суток дали, мне 5 суток. Сейчас мы находимся в ОВД "Тверское". Буквально через 5-10 минут на повезут в спецприемник на Нахимовский проспект. Так что в любой момент могут прервать связь, посадят в машину и повезут дальше. Какие нам обвинения предъявили? Протокол составлен практически одинаковый, как всегда. Предъявили нам обвинение, что то, когда мы сидели на площади, таких обвинений не прозвучало в протоколе, что мы два часа сидели. Как правильно Эдуард Лимонов сказал, это была сидячая демонстрация, выкрикивали лозунги – это ничего не было указано. Единственное, что было обвинением, то, что мы провели несанкционированное шествие и в процессе шествия выкрикивали лозунги различные – "Долой полицейское государство" и так далее. Нам, что написали здесь, этого и не было, потому что я шел в начальной части колонны, молча шел, ничего не выкрикивал. Однако они написали как обычно, как раньше писали, все, чего не было, и "Долой Нургалиева" написали, еще очень много написали, чего мы вообще не произносили.
Милиция была, стала полиция, абсолютно ничего не изменилось, как раньше они лепили чернуху в протоколах, все эти ложные показания, так и сейчас показания, которые якобы дали двое сотрудников полиции, их показания на суде звучали, что мы произносили эти лозунги и оказывали сопротивление, хотя ничего этого не было, когда мы с Сергеем шли. То есть это ложь от начала до конца. Просто власти надо было как-то отыграться за то, что провели эту акцию, два часа сидели, мы своего добились. И чтобы хоть как-то отомстить, в какой-то степени, на двоих решили отыграться они. Самую ложь написали несусветную, что мы там делали. Ложные рапорта, на них строятся ложные протоколы, и принимается судебное решение, опираясь на ложные показания. То есть ложь от начала до конца, как она была раньше, так абсолютно без изменений. Протоколы писались, что мне, что Сергею, под копирку, абсолютно одинаково, текст весь, формулировки, что мы оцепление где-то прорывали, этого ничего не было.

Владимир Кара-Мурза: Как обошлись с вами накануне и помешали вам участвовать в акции "Стратегии-31"?

Ольга Курносова: То, что происходило у нас 31 июля – это напомнило мне ту тактику, которую применяла тогда еще милиция 5 лет назад во время "Маршей несогласных". Тогда мы впервые испытали на себе превентивные задержания. То же самое было и вчера. Ладно, в принципе, конечно, самое главное, мне не помешали дойти до акции, три часа меня продержали в машине, пытались оказывать некое моральное давление и рассказывать мне, что я совершаю неправильные действия, ходя на акции 31 числа. Без четверти восемь, когда акция фактически завершилась у Гостиного двора, меня выпустили. Все задержанные вчера провели всю ночь за решеткой, и многие уже получили сутки сегодня. В отличие от Москвы, где смогли ребята два часа продержаться на Триумфальной, я согласна с Эдуардом, что это, безусловно, успех московской акции. У нас, к сожалению, Суходольский, который впервые себя проявил как начальник ГУВД на акции 31 июля, такого не мог нам, видимо, позволить. И поэтому наша сидячая демонстрация продлилась гораздо меньшее количество времени и была совершенно мрачным образом растащена. Действительно таскали людей по асфальту, девчонок тащили по асфальту. Достаточно недолго она смогла там продержаться.

Владимир Кара-Мурза: Как прошла акция "Стратегии-31" в северной столице?

Андрей Дмитриев: Мы считаем, что акция прошла успешно. К сожалению, я сам на ней не был, поскольку сейчас являюсь обвиняемым по статье 282.2 Уголовного кодекса – создание экстремистской организации, и в связи с этим мне бы грозило тюремное заключение в случае появления у Гостинки. Но тем не менее, наши активисты там участвовали. Впервые провели действительно акцию в формате сидячей забастовки и вполне это себя оправдало. Все-таки действительно чуть дольше удалось продержаться активистам, потому что сложнее задерживать тех людей, кто сидит на земле, сцепившись руками. И это достойная традиция протеста, начатая Ганди в Индии в свое время и популярная очень на Западе. В России она не использовалась, теперь ее используем мы. Так что, мы считаем, в целом все прошло успешно, количество задержанных было достаточно велико. Традиционно в Петербурге милиция более жестко ведет себя по отношению к митингующим, как уже было отмечено. И теперь, несмотря на то, что новый начальник УВД пришел, и мы к нему обращались с письмом с предложением не повторять ошибок своего предшественника Владислава Пиотровского, тем не менее, было точно так же все разогнано. Но тем не менее, люди воодушевлены тем, как прошло, воодушевлены успехом сидячей забастовки, и в целом мы считаем это позитивным.

Владимир Кара-Мурза: Евгений Ихлов, активист движения "За права человека", разочарован акцией на Триумфальной площади.

Евгений Ихлов: Практически ничего в содержании митинга не относилось к защите 31 статьи конституции. Был нормальный оппозиционный митинг, был плакат в поддержку "приморских партизан" так называемых, что совершенно не имеет никакого отношения к защите конституционных прав. Дальше: организатор Лимонов после окончания первой фазы акции ее покидает, после чего остальных ведут на прорыв по Тверской. Соответственно, начинаются столкновения с полицией, причем по инициативе демонстрантов. Соответственно, проводится жесткое задержание, как в любой другой стране мира это бы произошло. И Удальцову, который совершенно был ни причем и вообще в этом марше не участвовал, шел домой, дали 15 суток, для того, видимо, чтобы сорвать акцию "День гнева" 12 числа. То есть в результате этого организатор всего этого Лимонов сидит дома и пишет блоги, Давыдову сломали руку, Удальцов и Косякин получили арест ни за что, ни про что, а движение за защиту 31 статьи конституции выросло в скандал.

Эдуард Лимонов: Я думаю, что господину Ихлову, который странно близко к сердцу принимает проблемы "Стратегии-31", пора уже писать доносы, он созрел для этого, по сути его все заявления являются такими доносами. Казалось бы, что ему надо? Мы не даем советы как себя вести его правозащитной организации "За права человека". Ихлов, видимо, лично озабочен, у него личная неприязнь либо ко мне, либо непонятно. Там, где нет Ихлова, наверное, все плохо и не так. Я бы хотел уточнить, что в Москве были задержаны 67 человек, у нас есть все данные и все фамилии. Далее: нет нужды говорить о том, что третий год постоянно меня задерживают, я сижу. И то, что меня не посадили вчера – это случайность всего-навсего. Чем она объясняется - мне сказать трудно.

Владимир Кара-Мурза: Это дебют ваш.

Эдуард Лимонов: 29 июля меня задержали во дворе моего дома 20 милиционеров на трех автомобилях и отвезли в УВД Тверское под видом того, что я не выплатил каких-то штрафов. Но я человек запасливый, у меня оказалась папка с квитанциями, я предъявил квитанции, оказалось, что я все штрафы заплатил. Поэтому, разочарованные, меня вынуждены были выпустить, а то я бы не добрался 31 числа. Не лазайте по чужим карманам, господин Ихлов, сидите и наслаждайтесь собой. Есть такие люди, полуподлецы, полумерзавцы, которые постоянно лезут в чужие дела и начинают критиковать. Он уже писал – это не первый донос. Пиши доносы. Есть люди, склонные к ругани, к раздору, к расколам и прочее, бог с ним.
Я заметил, что существует после того, как, к сожалению, покинула "Стратегию-31" госпожа Алексеева, существует некая тенденция СМИ к занижению количества протестующих по 31 числам. Я вам скажу, что я со своей позиции, я сидел в сидячем положении, мне была видна часть только протестующих, сидячей демонстрации, я насчитал около 120 человек сидящих. Мне не был виден весь обзор нашей группы, а групп было две. Мы сидели практически у перехода на Триумфальной, а вторая группа сидела, в которой был Удальцов, сидела у метро "Маяковская". Потом эти две группы слились. Поэтому разговоры о том, что какие-то десятки людей приходят – это опять-таки доносы, из ряда доносов, приходит людей гораздо больше. По нашим сведениям, было две группы, каждая от 150 до 200 человек. Твердого перехода от сидящих к не сидящим, были люди, стоящие вокруг, их тоже было много. Даже дело не в этом, надо просто порадоваться присутствию духа, храбрости этих людей, которые, зная, на что они идут, они приходят. Они приходят и, зная, что их будут волочить по асфальту, тащить, бить ногами. Мы испытали все эти прелести, я говорю "мы", то есть моя политическая организация "Другая Россия", с 15 июля проводила сидячую забастовку у Соловецкого камня с целью защиты политзаключенной Таисии Осиповой, которая с ноября прошлого года находится в тюрьме. С 15 числа шла непрекращающаяся сидячая забастовка. Мы убедились все, как это все происходит. Выглядит это зверски.
На мой взгляд, почему вчера власть не решилась, власть в лице милицейского начальства, почему она не решилась разгонять на глазах очень большого количества журналистов как российских, так и иностранных сидячую забастовку? Потому что они отдают себе отчет, что это выглядело бы чрезвычайно зверски, людей надо было бы тащить, на каждого приходилось бы три-четыре милиционера, волочить их по полу, видимо, люди неизбежно получили бы травмы. Выглядело бы это позором на всю Европу и на всю планету - это точно. Поэтому, видимо, на уровне милицейском было принято решение не делать этого, отыграться на людях потом, когда они стали покидать площадь.
Сегодня был уволен, и это очень симптоматично, я думаю, что это связано со вчерашней забастовкой, был уволен господин Владимир Шукшин, генерал-лейтенант МВД в отставке, который вице-мэр, ответственный в Москве за безопасность. Его назначили, замечу, совсем недавно, буквально несколько месяцев назад и сегодня внезапно он был уволен. Это, на мой взгляд, показывает, что там что-то произошло необычайное. Милиция приняла самостоятельное решение, ответственные в городе за безопасность приняли самостоятельное решение не разгонять сидячую забастовку, не позориться, не показывать зверства, а власть с этим не согласна, и сегодня его уволили.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Краснодара от радиослушателя Игоря.

Слушатель: Добрый вечер. Если позволите Эдуарду Лимонову вопрос. Эдуард, скажите, может быть просто большинство москвичей не понимают смысла "Стратегии-31", может быть вам переименоваться как-нибудь, выступать за цены на ЖКХ, на продукты питания. Большинству людей это будет может быть более понятно, больше людей соберется. Даже то, что вы сказали, все равно маловато для 12-миллионной Москвы.

Эдуард Лимонов: Сколько людей, столько и мнений. Вы это говорите, а все-таки у вас, наверное, опыта политического никакого, а я 17 лет в политике, наверное, поступаю, на мой взгляд, разумно. Это моя позиция.

Владимир Кара-Мурза: Какие у вас новости, Константин?

Константин Косякин: Мы пока находимся в ОВД Тверское, Сергей в одной камере, я в другой камере одиночной. С минуты на минуту нас должны отправить в спецприемник на Нахимовский проспект. Уже у нас ремни отобрали, шнурки вынули, все, как обычно. Находимся в камере, в "мешках" так называемых, где душно, одна лампочка подслеповатая и деревянный настил. Ни матрасов, ничего нет, хотя при переходе на полицию обещали матрасы, ничего абсолютно. Грубо говоря, пыточные камеры как были, так и остались. Одному человеку тяжело, задохнешься через пять минут в этом мешке каменном.

Эдуард Лимонов: Костя, вы не оговорились, когда сказали, что на Нахимовский, может быть на Симферопольский?

Константин Косякин: Это пересечение Нахимовского и Симферопольского.

Эдуард Лимонов: Костя, держитесь.

Константин Косякин: Спасибо, Эдуард. Все нормально.

Владимир Кара-Мурза: Правда ли, что Сергею дали больший срок, чтобы сорвать День гнева 12 августа?

Константин Косякин: На 12 августа День гнева назначен в Москве, как раз 15 суток, он выходит 15 числа. Естественно, 12 он сам лично не может принять. Но тем не менее, мы День гнева проведем. Тот актив, который есть у нас, 12 августа будет, как обычно проводили, так и будем проводить. Все попытки властей как-то повлиять на это, убрать руководителя, они ничего, никакого результата не дадут. Есть активисты, которые будут продолжать это дело и в формате еще более радикальном, чем мы проводили, День гнева, я думаю, проведем.

Владимир Кара-Мурза: Намерены ли вы как-то оспаривать свое вчерашнее задержание?

Знаете, к сожалению, в нашей ситуации все оспаривания мало к чему приводят. На прошлой акции 31 мая Саше Качковой, активистке "Другой России" сломали руку, и прокуратура делает все для того, чтобы не возбудить по этому поводу уголовное дело. Я давала свидетельские показания по этому поводу, потому что у меня на глазах ей руку сломали, казалось бы, хрупкая девочка, ей ломают руку, и тем не менее, прокуратуре хочется изобразить это как случайную вещь. Поэтому в сегодняшней ситуации надежды, что можно уголовно преследовать кого-то, весьма призрачны.

Владимир Кара-Мурза: В схожем положении с вами тоже под статьей находится несколько активистов "Другой России", они, тем не менее, пошли на вчерашнюю акцию, что им теперь может грозить?

Андрей Дмитриев: Да, это действительно очень мужественный шаг был с их стороны. У нас всего 12 человек обвиняемых по этому уголовному делу – это, наверное, самый масштабный, один из самых масштабных политических процессов в современной истории России. Тем более, что нас пытаются обвинить не после проведения какой-то акции прямого действия, а просто в том, что мы существовали, проводили собрания, платили взносы. Следствие пытается доказать, что это все экстремизм и страшное, ужасное преступление. Уже скоро год, как оно тянется. И всего 12 человек подследственных. Я и еще один активист, нас обвиняют в организации экстремистского сообщества – это более тяжелая часть статьи, остальные проходят как участники, там немножко полегче наказание предусмотрено. И трое, тем не менее, наших активистов вышли вчера на акцию "Стратегия-31" - это Равиль Баширов, Сергей Пороховой и Андрей Милюк. К счастью, все прошло неплохо для них, они находятся на свободе. Они были задержаны, были оформлены административные протоколы, как и на других задержанных, и в мировом суде они перенесли по месту жительства проведение суда, так что никто пока, слава богу, не арестован. Еще один наш активист получил 6 суток ареста Игорь Черкасов. Он просто человек принципиальный, последовательный и постоянно в судах доказывает свою правоту, тут тоже стал спорить с судьей, и соответственно, получил 6 суток ареста.

Владимир Кара-Мурза: Владимир Буковский, бывший советский политзаключенный, приветствует любые формы продолжения борьбы за 31 статью.

Владимир Буковский: Мне понравилось, мне кажется, что довольно удачно. Видите, дело не в том, какие технические приемы применять, дело в том, что продолжать отстаивать принцип, а принцип продолжает отстаиваться, люди приходят во многих городах, у нас в Лондоне даже была небольшая демонстрация. Так что, главное настаивать на соблюдении статьи, на нашем праве, а как это делать технически, не так и существенно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Невьянска от радиослушателя Александра.

Слушатель: Здравствуйте. Мне видится, я общаюсь с людьми в провинции, дело в том, что они мало кто интересуются нашей российской собственной конституцией. Это некое упущение. Может быть я убавляю оптимизма. Мне кажется, что это упущение большое. Им ничего не хочется, им ничего не нужно, им наплевать на все.

Эдуард Лимонов: У вас наивное отношение к политике. Вы, наверное, думаете, что для того, чтобы совершать какие-то действия, необходимо уговорить все население России. Это вовсе не необходимо. Изменения в жизни общества совершаются, раньше, во всяком случае, в истории это было, именно политическими организациями. А то, что большинство людей, например, в революцию 17 года никак не думали о революции, а сидели обыватели, обедали дома, богатые люди ходили в рестораны, а между тем 25 октября 1917 года происходило. Тут у вас осталась, видимо, отрыжка советского воспитания, которая передается и другим поколениям, что якобы надо, чтобы все были согласны с какими-то изменениями. Необязательно. Может так случиться, что большинство будет несогласно с какими-то изменениями. Я твердо верю, что тот политический строй, в котором мы сейчас живем, тот режим, с ним не согласна, если правильно задать вопрос, большая часть населения, но вы, видите, мы живем, к сожалению, скрипим ржаво, недовольны, но живем. Нет, русский народ очень современный, но ему явно не хватает упущенных десятилетий политического и социального образования.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Григория.

Слушатель: Добрый вечер. Во-первых, мне бы хотелось Эдуарда поправить - Шукшин не бывший генерал МВД, а во всяком случае до последнего времени, до своего назначения на пост был действующим генералом ФСБ, как я понимаю, то ли присматривал за Лужковым, то ли еще что-то делал, не только его охранял. А вопрос у меня следующий: какие акции будут запланированы в ближайшее время вашей организацией по поддержке тех людей, которые были арестованы и отбывают сейчас срок административный?

Владимир Кара-Мурза: Константин, какие лозунги будут на акции 12 августа?

Константин Косякин: Естественно, будут лозунги, мы хотим 12 выйти и пойти к администрации президента. Лозунги будут за то, чтобы выборы, которые сейчас планируются проводить, были свободными, не то, что как сейчас у нас не имеют права участвовать в выборах практически 9 незарегистрированных партий, а только зарегистрированные. Мы считаем это ненормальной ситуацией, нужно изменять это положение. Это основное, поскольку выборы уже приближаются. Так же отношение к политическим активистам, сейчас полностью идет полицейщина в стране, люди арестовываются, сидят. И фактически начинается зажим всей деятельности свободной политической. Мы тоже выступаем за то, чтобы было больше политических свобод, которые будут решать проблемы. Пока у нас не будет политических свобод, мы другие не решим никакие проблемы, которые сейчас висят над нами дамокловым мечом. Мы будем требовать, чтобы соблюдались законность, выборность губернаторов – это основное требование политическое наше будет, независимость судов, судов практически нет – это судилища, мы убедились и сегодня, и неоднократно, сколько лет судимся, суд принимает решения в пользу власти. Ни разу не было принято решение в пользу тех, кто выступает с претензиями к власти. Вот эти основные политические требования будут выдвинуты. И мы надеемся идти к администрации президента и передать все наши требования жесткие, которые всю страну как тисками сжали, начинается полицейщина, в сущности фашизация страны идет сегодня у нас. То, что у Гитлера было в 33 году, то сейчас начинается, закручиваются и закручиваются гайки, медленно, но постепенно сильнее и сильнее. Власть чувствует, что народ уже не поддается всем нормальным воздействиям, и единственный выход остается - силовые методы. Мы убедились вчера, когда шли. И пока власть не старается менять свою тактику в этом отношении.

Владимир Кара-Мурза: Заговорили о выборах губернаторов, как относится движение "Солидарность" к тактике конспирации, которую избрала ваш губернатор, идя на муниципальные выборы?

Ольга Курносова: На мой взгляд, это не тактика конспирации - это просто прямое жульничество, когда о том, что выборы назначены, не знает никто, ни собственно субъекты политического процесса, ни объекты политического процесса, когда о том, что выборы состоятся, не знают ни избиратели, ни политические партии, ни самовыдвиженцы, то это можно назвать только наперстничеством. Поэтому на самом деле, конечно, мы будем бороться за то, чтобы с одной стороны выборы были признаны незаконными, а если это не получится, то мы будем бороться за то, чтобы люди проголосовали против жульнической власти.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира Анатольевича.

Слушатель: Здравствуйте. По общему мнению, Россия находится в исключительно сложнейшем положении, в критическом. И по общему мнению, власть не справляется, явно не справляется ни с экономикой, ни с политикой, ни с демографией. Все вопросы очень острые и назревшие. Вы выступаете, похвально, может быть, но все-таки получается бунт на коленях, такой был классический вариант, сели, расселись и бунтуем. А что бунтуем, что хотим, четких программных целей мы не видим. Я не представляю, что вы сейчас ставите во главу угла, какие мероприятия по стране?

Эдуард Лимонов: Демократизация страны.

Слушатель: Демократизация ради демократизации?

Эдуард Лимонов: Ради того, чтобы был нормальный парламент многопартийный, после этого было бы коалиционное правительство, были бы референдумы народные по важнейшим вопросам. Вы все начинаете сразу свою критику: а какие программные документы? Читайте. У меня есть сайт, у меня есть несколько сайтов, прочтите, там есть все. Я же не могу к вам каждому в квартиру зайти, я же не выступаю по телевидению. Вы так говорите, имея очень смутное представление о нас, и к тому же не желая расширить свои знания о том, что такое российская оппозиция, какая она. Она многосторонняя, есть 9 политических организаций, не зарегистрированных только что, от резко радикально либеральных до патриотических, националистических, какие угодно. А вы очень добрым хорошим голосом, с прекрасным анализом, но, однако, говорите, что вам ничего неизвестно. Мы делаем то, что можем. Я вчера пошел, сел там, и каждую минуту, два часа сидели, я размышлял, думал: почему они нас не разгоняют? И сидели еще сотни людей. Это шаг, это школа гражданственности, это школа храбрости, вот так и надо вести. А вы хотите, чтобы мы вам принесли программу на 1500 листов, в которой было бы все сказано. Я считаю, что ваше личное участие, ваше появление, то, что вы голосуете своим вот этим телом, вы приходите, вас могут избить, вы подвергаете себя опасности - и это первый шаг к тому, чтобы все мы стали нормальным обществом, нормальной страной. А программы есть, у нас множество программ.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ростовской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Эдуарду Лимонову. Совершенно очевидно, что произвол и нищета десятков миллионов россиян стали суровой реальностью. На ваш взгляд, как долго может сохраняться такая ситуация, когда разворуют все, что можно или когда начнется полномасштабная гражданская война?

Эдуард Лимонов: Власть пока, видимо, продолжает и будет продолжать цепляться за свою, извините за тавтологию, за свою власть, они не хотят уходить. Они себя видят, может быть обманывая себя, как позитивное явление в истории России. Вполне возможны и такие заблуждения, почему нет. Мое мнение следующее, что эти люди, безусловно, просто очень маленькие люди, в сущности и президент, и премьер-министр такие обыватели, совершенно не понимающие ни исторической роли России, ни всей сложности нашей суровой, очень многослойной, многообразной и трагической страны. Я твердо верю, что первые 8 лет своего президентства Владимир Владимирович Путин скорее лениво разбирался в том, что вокруг происходит и, видимо, голова кружилась от собственного величия. Только когда он оказался премьер-министром, я вижу хоть какие-то мелкие результаты его деятельности, он больше во всяком случае говорит и что-то обещает в большем количестве. Но на самом деле никогда не был проведен естественный отбор в нашей стране в такой чудовищно тяжелый период переходный, мы до сих пор переходим от коммунизма к какой-то системе, которую мы до сих пор не назвали. Нужны какие-то очень редкие люди, а у нас этого не произошло, эти ребята попали, минуя обыкновенную селекцию, попали во власть и каждого привел. Этот институт переемничества - это отвратительно, он должен быть запрещен. Много вопросов, давайте не отвлекаться от темы.

Владимир Кара-Мурза: Мы знаем, что партия "Другая Россия" в составе Фронта национального спасения намерена бойкотировать парламентские выборы. Были ли вчерашние события репетицией ваших действий в день голосования в декабре?

Андрей Дмитриев: Каждое 31 число – это репетиция того, что будет происходить в день так называемых выборов. И "Стратегия-31", в ней лозунг, требование честных свободных выборов с допуском всех политических сил, существующих в нашем обществе, присутствует как одно из основных наряду с требованием свободы собраний, свободы шествий и митингов. Конечно, мы будем призывать людей выйти 4 декабря в 18.00 к Гостиному двору, как и по всей России, на Триумфальную площадь, будем призывать выйти и на те площади, где проходит "Стратегия-31". В этом и был ее смысл, этой идеи. Потому что эта история, когда каждое 31 число несогласные собираются в определенных точках, она позволяет максимально распространять информацию. Не нужно даже лишний раз агитировать, уже все знают, что такое мероприятие происходит.
Мы рассчитываем в день выборов, что достаточно большое количество людей выйдет выразить свой протест, постольку сегодня уже стало очевидно основной массе населения нашей страны - вопрос о власти в России не решается путем выборов. Мне кажется это глубоко оскорбительно для великого русского народа то, что считают, что нам нужен царь, барин обязательно, что какие-то несколько человек в Кремле сами решают, сколько получит какая партия и какие вообще партии допускать или не допускать к выборам и судьбу президентского кресла решают точно так же. Это оскорбительно, это недостойно нашего народа. И я думаю, что мы должны здесь поднять свой голос против этого и рассчитываем, что 4 декабря к нам присоединится значительная часть наших сограждан. Я думаю, как я уже сказал, настроения такие в обществе нарастают, и если это произойдет, то нам предстоит такая "русская зима", по сравнению с которой "арабская весна" покажется детской сказочкой веселой. Потому что если русские очень долго раскачиваются, но если раскачаются, то могут произойти самые неожиданные события.

Владимир Кара-Мурза: Намерен ли "Левый фронт" поддержать эту тактику "Другой России", не только бойкот выборов, но и массовых протестов 4 декабря?

Константин Косякин: Да, мы тоже поддерживаем. Мы призываем людей не участвовать в этих выборах, которые незаконные и нелегитимные. В форме протеста, как и бойкот, как вчера мы выходили на Триумфальную площадь, выйти и требовать признать выборы незаконными. Мы будем поддерживать эту инициативу. Мы сейчас считаем, что будут проводиться выборы незаконно, поскольку и Эдуард сказал, что не зарегистрировано 9 партий - это тоже оскорбительно просто для нас. Я считаю, что выборы они так или иначе проведут, постараются протащить, но признать их незаконными. В принципе выборов не будет - это будут те, кого власть постарается назначить и протащить. Сейчас тем более нет порога явки, и они будут считать те, кого они назначили, распихали, будут фальсификации – вот это будут выборы. Мы будем говорить людям, что это просто обман и издевательство над нами. Выборов фактически нет, есть просто назначение. А в полном смысле выборов нет. Мы будем призывать к бойкоту, любая форма протеста против этих выборов. А лучше их сорвать, чтобы не было этих выборов, чтобы они у нас не состоялись.

Владимир Кара-Мурза: Как в демократическом движении "Солидарность" относятся к предстоящим выборам, что намерены предпринять 4 декабря?

Ольга Курносова: "Солидарность" будет принимать решение по этому поводу чуть позже, в сентябре, но, по крайней мере, те члены "Солидарности", которые состоят в Объединенном гражданском фронте, нам ближе всего тактика бойкота. Поэтому, я думаю, мы будем убеждать наших других коллег применять именно тактику бойкота и максимизировать тот протест, который будет проходить 4 декабря. Потому что критически важно вывести в этот день на улицы много народу.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Лимонову. Митрохин, Немцов, Касьянов здорово бранят нашу власть, наших гангстеров. А почему же они вас не поддерживают? Что им, пучок соломы, сена, то бишь пряник показали? Что, они западло считают поддерживать вас?

Эдуард Лимонов: Я думаю, что Немцов не раз лично выходил на Триумфальную площадь, и не только на Триумфальную площадь. Я думаю, что они поддерживают. Я бы их упрекнул в такой тяжеловесности и некотором отдалении от народа. Если бы Михаил Михайлович Касьянов вчера вышел и сел на тротуар рядом со мной, то, я думаю, многие бы призадумались в стране, сказали бы: до чего мы дошли, если бывший премьер-министр таким образом вынужден протестовать. Я бы хотел видеть рядом с собой и Касьянова, и Каспарова тоже. Они самостоятельные политики, я не могу за них решать. Мне было бы легче, свободней.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея.

Слушатель: Здравствуйте. Это продолжение того, о чем Курносова сказала, немножко цинично. Я не удивлюсь, если за Валентину Ивановну проголосуют обитатели Красненького кладбища. Красненькое кладбище напротив округа, где она баллотируется. Ольге Курносовй: немножко странно, вы призываете к бойкоту и при этом выходить протестовать против нечестных выборов. Так надо держать их под контролем и голосовать всем.

Ольга Курносова: На самом деле это абсолютно непротиворечивая тактика. Безусловно, мы будем участвовать наблюдателями в максимальном количестве участков. Более того, что мы говорим – активный бойкот, например, та тактика, которая пока достаточно активно обсуждается у нас – это придти и перечеркнуть избирательный бюллетень и повысить явку, выразить свой протест против этих выборов, и потом самим же поучаствовать в подсчете протестных голосов. Поэтому это как раз то, что друг другу не противоречит, и это важная история. Потому что важно, чтобы пришли действительно не только обитатели "кладбища", которые, к сожалению, достаточно активно участвуют в наших выборах. И поэтому без наблюдателей эту ситуацию не проконтролировать. Это, конечно, важно.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, удалась ли вчерашняя репетиция тех действий, которые вы, судя по всему, планируете на 4 декабря?

Эдуард Лимонов: Я считаю, что мы значительно усложнили жизнь власти. Они за три почти года, в январе будет три года вот этого противоборства с нами, они натерпелись от нас. Бывали моменты, когда выходило несколько тысяч человек на Триумфальную. В конце концов, они вырыли там яму, как вы знаете, под предлогом археологических раскопок, хотя это все ложь от начала до конца. Не будут на этом останавливаться, просто хочу сказать, что вчера мы предложили, навязали новые условия борьбы, и им будет очень, они научились вырывать ямы, высылать огромное количество полиции, ставить стеной своих "космонавтов", выдавливать людей с площади, но им будет очень трудно, не показав свой звериный оскал, спрятав его, выносить сидячие демонстрации с площади. Я считаю, что это наша тактическая победа, оставаясь в рамках ненасильственного сопротивления, как вы заметили. Надо всегда помнить, что это мирное ненасильственное сопротивление. Оставаясь в рамках гражданского неповиновения, все же мы им навязали тяжелую проблему. Я считаю, что это успех. И эти увольнения сегодня странные в московском правительстве, я безошибочно говорю, что это обусловлено вчерашним нашим успехом. Пускай борьба продолжается, мы еще навяжем им не это, и будут они проблему иметь 4 декабря огромную.

Владимир Кара-Мурза: Продолжается ли борьба в северной столице, несмотря на то, что там сидячую забастовку растащили?

Ольга Курносова: На мой взгляд, все равно акция вчерашняя была удачная. В акции принимало участие более 700 человек. Это оценка даже не моя, а человека, который впервые пришел к Гостиному двору, известная писательница Нина Катерли вчера принимала участие в акции, и 700 человек – это ее оценка. Приходят все новые и новые люди. И это то самое главное, ради чего мы и делаем акции. Потому что когда на акции выходят не только политические активисты, а просто граждане - это именно то, к чему мы стремимся. И важно, чтобы 4 декабря таких граждан было как можно больше.
XS
SM
MD
LG